Письмо ФНС России от 12.10.2018 N ГД-4-14/20017 "О направлении "Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2018)"

 


 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 12 октября 2018 г. N ГД-4-14/20017

 

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет «Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2018 (далее — Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

 

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

 

 

 

 

 

Приложение

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ

ОРГАНОВ N 3 (2018)

 

  1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

1.1. Применительно к конкретным обстоятельствам спора об отказе в государственной регистрации суд кассационной инстанции посчитал, что суды первой и апелляционной инстанций не дали должной оценки доводам регистрирующего органа об отклонении действий физического лица от добросовестного поведения, не вынесли на обсуждение обстоятельства, которые, по мнению Инспекции, свидетельствуют о недобросовестном поведении указанного лица, в связи с чем решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены с направлением дела на новое рассмотрение. Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что утверждения Инспекции о прекращении ведения Обществом хозяйственной деятельности и ее доводы о несоблюдении порядка внесения третьим лицом дополнительного вклада в уставный капитала также не были оценены судами.

По делу N А13-2014/2017 Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения инспекции N 18926А об отказе в государственной регистрации.

Решением от 29.11.2017, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2018, заявление Общества удовлетворено; суд обязал Инспекцию в течение 10 дней с даты вступления решения в законную силу повторно рассмотреть представленные Обществом для регистрации документы.

В кассационной жалобе Инспекция просила решение от 29.11.2017 и постановление от 09.02.2018 отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами, Общество 10.10.2016 представило в Инспекцию заявление по форме N Р13001 о государственной регистрации сведений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

К этому заявлению Общество приложило следующие документы: решение единственного участника Общества от 10.10.2016 об увеличении уставного капитала до 20 000 руб. за счет вклада третьего лица — Д.Е.Ю. — в размере 10 000 руб. и о внесении изменений в устав Общества; заявление Д.Е.Ю. от 07.10.2016 о принятии ее в состав участников Общества; устав Общества в новой редакции, утвержденный решением единственного участника от 10.10.2016; документы об уплате государственной пошлины.

Инспекция, проанализировав представленные документы, приняла решение от 16.11.2016 N 18926А об отказе в государственной регистрации.

В решении Инспекция сослалась на положения пункта 1 статьи 6, пунктов 1.1, 4.1 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о регистрации), нормы пункта 1 статьи 8, статей 13, 14 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технология и защите информации», а также статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и указала, что Д.Е.Ю. является «массовым» руководителем и участником юридических лиц, что свидетельствует о недостоверности представленной информации и в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации влечет отказ в осуществлении регистрационных действий.

Основание для признания оспариваемого решения регистрирующего органа недействительным послужил вывод суда первой инстанции о том, что достаточные доказательства, подтверждающие недостоверность сведений, представленных Обществом для государственной регистрации, Инспекцией не представлены, наличие других оснований для отказа в государственной регистрации не доказано.

Согласившись с указанным выводом, апелляционный суд постановлением от 09.02.2018 оставил решение суда первой инстанции от 29.11.2017 без изменения.

Согласно пункту 4.2 статьи 9 Закона о регистрации проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе посредством изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа.

В силу пункта 4.4 названной статьи Закона государственная регистрация не может быть осуществлена в случае установления недостоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц.

Как видно из материалов дела, основанием для принятия регистрирующим органом решения об отказе в государственной регистрации послужило то обстоятельство, что Д.Е.Ю. является участником и руководителем значительного количества юридических лиц, зарегистрированных в различных субъектах Российской Федерации.

В связи с этим регистрирующий орган посчитал, что включением Д.Е.Ю. в состав участников Общества достигается цель, отличная от ведения реальной хозяйственной деятельности, то есть имеются основания для вывода о недостоверности представленных сведений и, сославшись на подпункт «а» пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации, отказал в государственной регистрации Общества.

Суд первой инстанции отклонил доводы Инспекции о том, что Д.Е.Ю. является «массовым» участником и руководителем юридических лиц, указав, что в оспариваемом решении регистрирующий орган не раскрыл сведения о таких лицах.

Суд посчитал, что доводы Инспекции о несоответствии представленных сведений критериям достоверности основаны на предположениях, достаточные доказательства, подтверждающие недостоверность сведений, представленных заявителем для государственной регистрации Общества, в деле не имеется, наличие других оснований для отказа в государственной регистрации не доказано.

По мнению суда кассационной инстанции, судами не учтено, что в решении об отказе в регистрации и в возражениях относительно заявленных Обществом в лице Д.Е.Ю. требований Инспекция сослалась на отклонение действий Д.Е.Ю. по государственной регистрации сведений о ней как об участнике Общества от добросовестного поведения, ожидаемого от участников соответствующих правоотношений.

В подтверждение своих доводов о том, что Д.Е.Ю. является участником и руководителем значительного количества юридических лиц, в том числе фактически прекративших деятельность, а также находящихся в процессе реорганизации в форме присоединения к иным юридическим лицам, Инспекция представила в суд доказательства, оценка которым судами не дана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения указанных требований суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Как следует из разъяснений, приведенных в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Применительно к обстоятельствам настоящего спора суд кассационной инстанции полагает, что суды первой и апелляционной инстанций не дали должной оценки доводам регистрирующего органа об отклонении действий Д.Е.Ю. от добросовестного поведения, не вынесли на обсуждение обстоятельства, которые, по мнению Инспекции, свидетельствуют о недобросовестном поведении указанного лица.

Утверждения Инспекции о прекращении ведения Обществом хозяйственной деятельности, представленные в обоснование доказательства, и ее доводы о несоблюдении порядка внесения третьим лицом дополнительного вклада в уставный капитал также не были оценены судами.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции полагает, что послужившие основанием для принятия обжалуемых судебных актов выводы судов не могут быть признаны соответствующими фактическим обстоятельствам дела и представленным Инспекцией доказательствам, что в силу части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных актов. Так как обстоятельства, необходимые для принятия решения по существу спора, установлены судами не полностью, дело следует направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

 

1.2. Установив, что заявитель является гражданином Республики Казахстан и не имеет ИНН, суды пришли к выводу об отсутствии основания для заполнения раздела «ИНН» листов «В» и «Е» заявления по форме N Р11001 и признали неправомерным решение об отказе в государственной регистрации, мотивированное тем, что в заявлении не были указаны соответствующие данные.

По делу N А70-18511/2017 Х.Р. обратился в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к Инспекции об оспаривании решения от 30.06.2017 N 10983А об отказе в государственной регистрации. Кроме того, заявитель просил возложить на Инспекцию обязанность зарегистрировать юридическое лицо — общество.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 16.03.2018 заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с принятым судебным актом, Инспекция обратилась с апелляционной жалобой в Восьмой арбитражный апелляционный суд, в которой просила решение Арбитражного суда Тюменской области от 16.03.2018 отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для его отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

27.06.2017 заявитель в целях государственной регистрации юридического лица представил в Инспекцию документы.

По результатам рассмотрения данных документов Инспекция вынесла решение от 30.06.2017 N 10983А об отказе в государственной регистрации.

Из содержания обозначенного решения регистрирующего органа следует, что в представленном заявлении по форме N Р11001 в листе «В» — «Сведения об учредителе — физическом лице» и листе «Е» — «Сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица» отсутствует ИНН заявителя.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ), Инспекция приняла решение об отказе в государственной регистрации.

Статьей 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ установлен порядок предоставления документов при государственной регистрации.

Из содержания пункта 1.2 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ следует, что необходимые для государственной регистрации заявление, уведомление или сообщение представляются в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяются подписью заявителя, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке, если иное не установлено настоящим пунктом. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и ИНН (при его наличии).

Кроме того, приказом Федеральной налоговой службы Российской Федерации от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ утверждены формы и требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган.

В соответствии с Требованиями к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, в разделе 2 «ИНН» указывается ИНН — физического лица. Раздел заполняется при наличии у физического лица ИНН, то есть в случае, если физическое лицо ранее обращалось в налоговый орган с заявлением о постановке на учет в налоговом органе на территории Российской Федерации, и им было получено свидетельство о постановке на учет в налоговом органе (пункт 2.9.2 Требований).

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, единственным основанием для вынесения оспариваемого решения послужило то обстоятельство, что в представленном на государственную регистрацию заявлении от 27.06.2017 по форме N Р11001 в листе «В» — «Сведения об учредителе — физическом лице» и листе «Е» — «Сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица» отсутствует ИНН заявителя.

Вместе с тем из содержания изложенных выше норм следует, что ИНН указывается только при его наличии у физического лица.

Установив в рамках рассмотрения настоящего дела, что заявитель является гражданином Республики Казахстан и не имеет ИНН, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии основания для заполнения графы «ИНН» листов «В» и «Е» заявления от 27.06.2017 по форме N Р11001.

При этом доводы апелляционной жалобы Инспекции, которые сводятся к обоснованию законности отказа в государственной регистрации соответствующего юридического лица не только по обозначенному выше основанию, но и со ссылкой на отсутствие миграционного и налогового учета заявителя, нарушение порядка уплаты государственной пошлины за государственную регистрацию Общества, недостоверный юридический адрес, отсутствие у заявителя намерения осуществлять уставную деятельность общества отклоняются судом апелляционной инстанции, поскольку оспариваемое решение регистрирующего органа не содержит указания на данные обстоятельства.

Таким образом, с учетом установленных выше обстоятельств и сформулированных выводов, суд апелляционной инстанции считает, что оспариваемое решение Инспекции от 30.06.2017 N 10983А правильно признано судом первой инстанции незаконным.

 

1.3. Передача обществом с ограниченной ответственностью участнику данного общества, подавшему заявление о выходе из общества, доли в уставном капитале иного общества в счет оплаты действительной стоимости доли вышедшего участника представляет собой сделку, подлежащую обязательному нотариальному удостоверению.

По делу N А65-38939/2017 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Инспекции и Управлению о признании недействительным решения налогового органа N 51583А от 27.09.2017 об отказе в государственной регистрации и обязании регистрирующего органа устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем осуществления государственной регистрации изменений в сведения об участниках заявителя.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 01.03.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с выводами суда, заявитель подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 21.09.2017 в регистрирующий орган директором заявителя К.Е.В. для государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ, представлены документы:

— заявление по форме N Р14001 (вх. N 51583А), подписанное К.Е.В., подлинность подписи которой нотариально засвидетельствована;

— доверенность (копия);

— акт приема-передачи имущества N 1 от 29.08.2017;

— протокол внеочередного общего собрания участников ООО «Т.» N 7 от 29.08.2017.

Согласно представленным документам Компания становится единственным участником заявителя с долей в уставном капитале в размере 100% (номинальная стоимость доли — 5 010 000 руб.).

Рассмотрев представленные документы, регистрирующий орган на основании пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) 27.09.2017 принял решение N 51583А об отказе в государственной регистрации.

В решении регистрирующий орган пришел к выводу о том, что нарушен подпункт «а» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (непредставление заявителем необходимых для государственной регистрации документов) и подпункт «г» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (несоблюдение нотариальной формы представляемых документов).

При принятии судебного акта об отказе в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Пунктом 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что отказ в государственной регистрации допускается в случае: а) непредставления заявителем определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица; г) несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами.

В силу пункта 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон N 14-ФЗ) переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.

Участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества. Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, если это не запрещено уставом общества.

Пунктом 11 статьи 21 Закона N 14-ФЗ установлено, что сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки. Нотариальное удостоверение этой сделки не требуется в случаях перехода доли или части доли к обществу, предусмотренных пунктом 18 указанной статьи и пунктами 4 — 6 статьи 23 указанного Федерального закона, и в случаях распределения доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в соответствии со статьей 24 указанного Федерального закона.

В рассматриваемом случае судом первой инстанции установлено и участвующими в деле лицами не оспаривается, что 18.08.2017 Компания заявила о выходе из состава участников ООО «Т.».

14.09.2017 выход указанного выше участника из ООО «Т.» был зарегистрирован в порядке, установленном действующим законодательством, о чем свидетельствует Лист записи ЕГРЮЛ от 14.09.2017.

29.08.2017 состоялось внеочередное общее собрание участников ООО «Т.», где на повестке дня стоял вопрос о выплате Компании, подавшей заявление о выходе из общества, действительной стоимости ее доли в уставном капитале общества с ее согласия путем выдачи ей в натуре имущества такой же стоимости.

Согласно п. 3 Протокола внеочередного Общего собрания участников ООО «Т.» N 7 от 29.08.2017 было принято решение о выплате Компании, подавшей заявление о выходе из Общества, с ее согласия действительной стоимости ее доли в уставном капитале общества путем выдачи ей в натуре имущества такой же стоимости. В счет оплаты действительной стоимости доли общество выдает Компании в натуре следующее имущество:

Доля (часть доли) в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 5 010 000,00 (пять миллионов десять тысяч) руб., составляющая 100% (Сто процентов) уставного капитала Общества. Рыночная стоимость выдаваемой доли определена в соответствии с отчетом независимого оценщика ООО «К.» и составляет 5 010 000 (пять миллионов десять тысяч) рублей.

Таким образом, в рассматриваемом случае фактически состоялась сделка по отчуждению ООО «Т.» принадлежащей ему доли в уставном капитале заявителя в пользу Коммерческой Компании.

Такое отчуждение имущества (доли в уставном капитале общества) не подпадает ни под один из случаев, предусмотренных пунктом 11 статьи 21 Закона N 14-ФЗ и не требующих нотариального удостоверения.

Следовательно, переход доли в уставном капитале заявителя от ООО «Т.» в пользу Компании должен быть нотариально удостоверен.

В силу пункта 6.1 статьи 23 Закона N 14-ФЗ в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 указанного Федерального закона его доля переходит к обществу. Общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества, или с согласия этого участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости либо в случае неполной оплаты им доли в уставном капитале общества действительную стоимость оплаченной части доли.

То есть закон требует обязательного получения согласия лица, подавшего заявление о выходе из общества, на выдачу ему в натуре имущества в счет оплаты действительной стоимости его доли в уставном капитале общества. Без получения такого согласия такую сделку произвести невозможно.

На основании вышеизложенного арбитражный апелляционный суд считает довод заявителя о том, что выдача имущества в натуре в счет выплаты действительной стоимости доли вышедшему участнику не является отдельной самостоятельной сделкой, несостоятельным.

Также арбитражный апелляционный суд отклоняет довод заявителя о том, что суд первой инстанции не обосновал, какой конкретно документ, оформляющий эту сделку, подлежит нотариальному заверению, поскольку это не входит в компетенцию суда.

В силу пункта 14 статьи 21 Закона N 14-ФЗ нотариус, удостоверивший договор об отчуждении доли или части доли в уставном капитале общества или акцепт безотзывной оферты, в течение двух рабочих дней со дня данного удостоверения, если больший срок не предусмотрен договором, подает в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц.

Пунктом 1.4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что при внесении в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода либо залога доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на основании сделки (договора), подлежащей (подлежащего) обязательному нотариальному удостоверению, заявителем является нотариус, удостоверивший соответствующую сделку (соответствующий договор).

Поскольку заявителем указанные выше требования закона при подаче заявления в регистрирующий орган не выполнены, регистрирующий орган правомерно отказал в государственной регистрации изменений, касающихся сведений о юридическом лице.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.

 

1.4. Положенный в основу оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации изменения места нахождения юридического лица довод инспекции о том, что при подаче заявления обществом не представлено доказательств о возможности осуществления заявленного вида деятельности — переработка и консервирование рыбы, ракообразных и моллюсков, в частности, материальной возможности развития указанного вида деятельности, суд апелляционной инстанции признал безосновательным, поскольку представление вместе с заявлением по форме N Р13001 документов, подтверждающих возможность осуществления заявленного вида деятельности, положениями пункта 1, 6 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не предусмотрено.

По делу N А59-6638/2017 Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 07.09.2017 N 3823А.

Решением суда от 13.03.2018 заявленные требования удовлетворены.

Инспекция, не согласившись с принятым решением, подала апелляционную жалобу и просила судебный акт отменить.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены либо изменения решения.

Из материалов дела судом установлено, что 31.07.2017 заявителем — руководителем и учредителем общества Ш.С.В. в соответствии с Федерального закона РФ N 129-ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей N (далее — Закон N 129-ФЗ) в инспекцию было представлено заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001 и приложенный к нему пакет документов для государственной регистрации.

07.08.2017 регистрирующим органом принято решение о приостановлении государственной регистрации для проверки достоверности включаемых в единый государственный реестр юридических лиц сведений N 3823А, мотивированное возникновением сомнений в части фактического исполнения своих обязательств, возложенных на Ш.С.В., как на единоличный исполнительный орган общества, планирующего располагаться по новому адресу места нахождения в г. Южно-Сахалинске, при том, что руководитель общества Ш.С.В. проживает в г. Бердск Новосибирской области.

По итогам проверки представленных документов и сведений инспекцией 07.09.2017 принято решение N 3823А об отказе в государственной регистрации изменений на основании подпункта «р» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Основанием для отказа в проведении государственной регистрации послужило то, что в ходе дополнительной проверки установлено, что Ш.С.В. является (являлся) участником (руководителем) 6 юридических лиц, одно из которых на сегодняшний день исключено из ЕГРЮЛ, как недействующее, в трех является ликвидатором. Из двух оставшихся юридических лиц, в которых Ш.С.В. является участником и руководителем, ООО «Ю.» отсутствуют основные средства. Ш.С.В. не представлено доказательств о возможности осуществления заявленного вида деятельности — переработка и консервирование рыбы, ракообразных и моллюсков, в частности, материальной возможности развития указанного вида деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляются, в том числе, подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В пункте 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ установлено, что к заявлению о внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения, должно быть приложено данное решение.

Для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения, в регистрирующий орган в течение трех рабочих дней после дня принятия данного решения представляются соответствующие документы. К заявлению о внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, должны быть приложены также документы, подтверждающие наличие у юридического лица или лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо участника общества с ограниченной ответственностью, владеющего не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества, права пользования в отношении объекта недвижимости или его части, расположенных по новому адресу юридического лица. Документы для государственной регистрации изменения адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, не могут быть представлены в регистрирующий орган до истечения двадцати дней с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица. Положения указанного пункта не распространяются на случаи изменения места нахождения юридического лица, если новым адресом юридического лица будет являться адрес места жительства участника общества с ограниченной ответственностью, владеющего не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества с ограниченной ответственностью, либо адрес места жительства лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Подпунктом «р» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ установлено, что отказ в государственной регистрации допускается при наличии у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений, предусмотренных подпунктом «в» пункта 1 статьи 5 указанного Федерального закона.

Решением N 3823А от 07.09.2017 инспекция отказала в государственной регистрации изменений на основании подпункта «р» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, указав на наличие обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у общества намерения осуществлять свою деятельность и находиться в г. Южно-Сахалинске. В этой связи инспекция пришла к выводу о недостоверности заявленных сведений о новом месте нахождения постоянно действующего исполнительного органа общества.

Согласно выписке из ЕГРН обществу на праве собственности принадлежит объект недвижимости — нежилое помещение общей площадью 354,1 м2, расположенное по адресу: Сахалинская область, город Южно-Сахалинск, улица Ф.Э. Дзержинского, дом 44А, квартиры с N 1 — 35, приобретенные последним по договору купли-продажи от 20.12.2016 N 2, которое на момент вынесения оспариваемого решения находилось в аренде у ООО «Б.».

Суд апелляционной инстанции отметил, что нахождение Ш.С.В. в другом регионе само по себе не может свидетельствовать об отсутствии возможности осуществлять функции единоличного исполнительного органа, учитывая, что оно не названо в Законе N 129-ФЗ как обстоятельство, влекущее отказ в государственной регистрации вносимых изменений.

Кроме того, судом принято во внимание, что в городе Южно-Сахалинске находится представитель общества, действующий на основании доверенности Т.А.В., уполномоченный в том числе на получение документов от имени общества.

Из протокола допроса Ш.С.В. в качестве свидетеля от 15.08.2017 следует, что он сам несколько раз в месяц прилетает в г. Южно-Сахалинск для осуществления руководства общества.

Указанные обстоятельства регистрирующим органом не проверялись, доверенность на Т.А.В. не запрашивалась, следовательно, не оценивались регистрирующим органом при принятии оспариваемого решения.

Положенный в основу оспариваемого решения довод инспекции о том, что при подаче заявления обществом не представлено доказательств о возможности осуществления заявленного вида деятельности — переработка и консервирование рыбы, ракообразных и моллюсков, в частности, материальной возможности развития указанного вида деятельности, коллегия признает безосновательным, поскольку представление вместе с заявлением по форме N Р13001 документов, подтверждающих возможность осуществлении заявленного вида деятельности, положениями пункта 1, 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ не предусмотрено.

 

1.5. Констатировав, что законодатель установил невозможность добровольной ликвидации, если начата принудительная ликвидация, суды признали правомерным отказ в государственной регистрации юридического лица, обусловленный наличием возбужденного в отношении данного юридического лица дела о несостоятельности (банкротстве).

По делу N А56-92197/2017 Общество обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 07.06.2017 N 10505А об отказе в государственной регистрации и внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) сведений о принятии Обществом решения о ликвидации юридического лица и назначении ликвидатора.

Решением арбитражного суда от 19.02.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

На указанное решение подана апелляционная жалоба Общества в лице его ликвидатора Л.О.М., в которой она просила отменить обжалуемый судебный акт и удовлетворить заявление.

Проверив законность и обоснованность решения суда, апелляционный суд не усмотрел оснований для его отмены или изменения.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Ф.В.А. как единственным акционером Общества принято решение от 23.05.2017 б/н о ликвидации Общества; ликвидатором назначена Л.О.М.

31.05.2017 Общество обратилось в Инспекцию с заявлением о регистрации в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица и назначении ликвидатора.

Решением от 07.06.2017 N 100505А Инспекция отказала Обществу в государственной регистрации со ссылкой на то, что в соответствии с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2011 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» отсутствует уведомление по форме N Р15001, содержащее достоверные сведения; а также на то, что в соответствии с пунктом 3 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в случае возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) юридического лица его ликвидация, осуществляемая по правилам указанного Кодекса, прекращается и ликвидационная комиссия уведомляет об этом всех известных ей кредиторов. Требования кредиторов в случае прекращения ликвидации юридического лица при возбуждении дела о его несостоятельности (банкротстве) рассматриваются в порядке, установленном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (определение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2017 по делу N А56-88569/2016).

Пункт 2 статьи 61 ГК РФ предусматривает, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей (участников). При этом ликвидация может производиться в порядке, установленном статьей 63 ГК РФ или Законом о банкротстве.

Согласно пункту 3 статьи 63 ГК РФ в случае возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) юридического лица его ликвидация, осуществляемая по правилам указанного Кодекса, прекращается, и ликвидационная комиссия уведомляет об этом всех известных ей кредиторов.

Таким образом, законодатель установил невозможность добровольной ликвидации, если начата принудительная ликвидация.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2017 по делу N А56-88569/2016 в отношении Общества возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве).

Решение о добровольной ликвидации общества было принято единственным акционером Общества 23.05.2017, то есть уже после возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве).

С учетом того, что законодатель установил невозможность добровольной ликвидации, если начата процедура принудительной ликвидации, суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что с момента возбуждения дела о его несостоятельности (банкротстве) процесс ликвидации по правилам статей 61 — 63 ГК РФ не может быть осуществлен, процедура ликвидации юридического лица в таком случае должна быть произведена только в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Таким образом, правовые основания для регистрации сведений о принятии Обществом решения о ликвидации у Инспекции отсутствовали.

Довод подателя жалобы о том, что ликвидация Общества в добровольном порядке возможна после возбуждения в отношении Общества дела о банкротстве до проверки судом обоснованности требования кредитора, был предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонен, как не соответствующий положениям пункта 3 статьи 63 ГК РФ, согласно которому законодатель связывает невозможность добровольной процедуры ликвидации не с моментом признания требований кредиторов обоснованными, а с момента возбуждения дела о банкротстве.

Иные доводы апелляционной жалобы также не опровергают выводов суда первой инстанции и отклоняются судом апелляционной инстанции как основанные на неверном толковании норм права.

Таким образом, обжалуемое решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, основания для его отмены отсутствуют, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

 

1.6. Сославшись на то, что доверенность на представление интересов в ходе общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью не входит в обязательный перечень документов, представляемых на государственную регистрацию, суд апелляционной инстанции признал неправомерным фактически обусловленный непредставлением соответствующего документа отказ в государственной регистрации юридического лица. При этом суд апелляционной инстанции отметил, что претензий к достоверности представленных документов у регистрирующего органа не имелось.

По делу N А35-11663/2017 Общество обратилось в арбитражный суд Курской области с заявлением к инспекции о признании незаконным решения от 09.10.2017 N 8844А «Об отказе в государственной регистрации».

Решением арбитражного суда Курской области от 06.03.2018 в удовлетворении заявленных обществом требований отказано.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, общество обратилось с апелляционной жалобой на него, в которой просило отменить решение суда первой инстанции как принятое с неправильным применением норм материального права и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, общим собранием участников общества были приняты решения об изменении места нахождения и адреса общества и об утверждении изменений N 1 к новой редакции N 1 устава (протокол N 01 общего собрания участников от 20.09.2017).

02.10.2017 общество представило в регистрирующий орган документы, а именно: заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001, документ об оплате государственной пошлины от 25.09.2017, протокол общего собрания участников от 20.09.2017 N 01, изменения к уставу N 1 от 20.09.2017, договор аренды нежилого помещения от 05.06.2014 б/н.

09.10.2017 инспекцией принято решение N 8844А об отказе в государственной регистрации в отношении общества. Основанием для отказа в государственной регистрации, как это следует из содержания решения, послужило непредставление заявителем определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ, Закон N 129-ФЗ) документов, а именно — доверенности на лицо, подписавшее протокол общего собрания участников N 01 от 20.09.2017 от имени общества «Б.» М.В.И.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд области исходил из того, что решение об изменении адреса места нахождения общества было фактически принято одним лицом — М.Р.И., полномочия которого на принятие указанного решения не подтверждены.

Таким образом, как указал суд области, обществом в регистрирующий орган не представлены доказательства принятия решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица надлежаще уполномоченным лицом.

С указанными выводами суда области апелляционная инстанция согласиться не может в связи со следующим.

Пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ установлен перечень документов, представляемых в регистрирующий орган для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица и изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц без внесения изменений в учредительные документы.

В частности, для государственной регистрации изменений, внесенных в учредительный документ юридического лица, в регистрирующий орган представляются:

подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что изменения, внесенные в учредительный документ юридического лица, соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям; что сведения, содержащиеся в изменениях, внесенных в учредительный документ юридического лица, или учредительном документе юридического лица в новой редакции и заявлении, достоверны; и соблюден установленный федеральным законом порядок принятия решения о внесении изменений в учредительный документ юридического лица;

решение о внесении изменений в учредительный документ юридического лица либо иное решение и (или) документы, являющиеся в соответствии с федеральным законом основанием для внесения данных изменений;

изменения, внесенные в учредительный документ юридического лица, или учредительный документ юридического лица в новой редакции;

документ об уплате государственной пошлины.

В соответствии с пунктом 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ к заявлению о внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, должны быть приложены также документы, подтверждающие наличие у юридического лица или лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо участника общества с ограниченной ответственностью, владеющего не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества, права пользования в отношении объекта недвижимости или его части, расположенных по новому адресу юридического лица.

В соответствии с пунктом 4 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ регистрирующий орган не вправе требовать представления других документов кроме документов, установленных названным Федеральным законом.

Таким образом, в силу норм Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ доверенность на представление интересов в ходе общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью не входит в обязательный перечень документов, представляемых на государственную регистрацию. Следовательно, регистрирующий орган не вправе требовать предоставления такого документа для государственной регистрации.

Документы, необходимые для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, перечисленные в статье 17 Закона N 129-ФЗ, в том числе решение о внесении изменений, отраженное в протоколе общего собрания участников общества от 20.09.2017 N 01, изменения к уставу N 1 от 20.09.2017, а также документ, подтверждающий изменения в адресе места нахождения общества — договор аренды нежилого помещения от 05.06.2014 б/н были представлены заявителем для государственной регистрации.

Претензий к достоверности представленных документов у регистрирующего органа не имелось. Следовательно, не имелось и оснований для отказа в государственной регистрации.

Кроме того, апелляционная коллегия считает необходимым отметить следующее.

В соответствии со статьей 37 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ) общее собрание участников общества проводится в порядке, установленном названным Федеральным законом, уставом общества и его внутренними документами. В части, не урегулированной Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ, уставом общества и внутренними документами общества, порядок проведения общего собрания участников общества устанавливается решением общего собрания участников общества.

Перед открытием общего собрания участников общества проводится регистрация прибывших участников общества.

Участники общества вправе участвовать в общем собрании лично или через своих представителей. Представители участников общества должны предъявить документы, подтверждающие их надлежащие полномочия. Доверенность, выданная представителю участника общества, должна содержать сведения о представляемом и представителе (имя или наименование, место жительства или место нахождения, паспортные данные), быть оформлена в соответствии с требованиями пунктов 4 и 5 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации или удостоверена нотариально.

Таким образом, проверка полномочий присутствующих на собрании членов общества, включая полномочия их представителей, проводится непосредственно перед общим собранием участников и в компетенцию регистрирующего органа не входит.

Общество, как это следует из выписки из единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 30.11.2017, имеет трех участников: общество «Б.» с долей участия в уставном капитале 70 процентов; физическое лицо С.А.В. с долей участия 25 процентов; физическое лицо М.О.Ю. с долей участия 5 процентов.

В общем годовом собрании участников, проводившемся 20.09.2017, принимал участие представитель общества «Б.», обладающего 70 процентами голосов для участия в собрании, что является достаточным для наличия кворума.

Иные участники общества на собрание не явились, что не препятствовало его проведению с учетом наличия кворума.

При таких обстоятельствах вывод суда области о том, что решение о внесении изменений в учредительные документы общества фактически принято одним лицом — М.Р.И., не являющимся в отношении общества «Б.» ни учредителем, ни лицом, наделенным правом выступать от общества «Б.» без доверенности, не может быть признан апелляционной коллегией обоснованным, так как М.Р.И. в данном случае действовал как представитель общества «Б.» — участника общества на основании, как это следует из протокола общего собрания N 01 от 20.09.2017, доверенности N 10 от 10.08.2017.

Доказательств того, что полномочия М.Р.И. или протокол общего собрания N 01 от 10.08.2017 были оспорены в установленном законодательством порядке заинтересованными лицами, в материалах дела не имеется.

Довод апелляционной жалобы о неиспользовании регистрирующим органом права на приостановление процедуры регистрации, как и вывод суда области об отсутствии в рассматриваемом случае оснований для приостановления государственной регистрации в целях проведения проверки достоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц регистрации, не имеет правового значения для рассмотрения настоящего дела в силу приведенных выше обстоятельств.

Исходя из изложенного, апелляционная коллегия считает решение арбитражного суда Курской области от 06.03.2018 по делу N А35-11663/2017 подлежащим отмене, а заявленные обществом требования — удовлетворению.

 

1.7. Исходя из конкретных обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о наличии у регистрирующего органа предусмотренных подпунктом «м» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» оснований для отказа в государственной регистрации юридического лица. Вместе с тем суд апелляционной инстанции оставил обжалуемый судебный акт без изменения, согласившись с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации не нарушает права и законные интересы заявителя, поскольку Заявление по форме N Р14001 было оформлено ненадлежащим образом.

По делу N А40-3961/18 И.Д.А. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к инспекции о признании незаконным решения от 06.10.2017 N 640046А об отказе в государственной регистрации.

Решением от 29.03.2018 суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции отменить и удовлетворить заявленные требования полностью.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

Из материалов дела следует, что 12.05.2004 общество было зарегистрировано в качестве юридического лица.

По состоянию на 06.01.2018 список участников общества: Ж.Р.Ю., размер доли 23%; И.Д.А., размер доли 26%, С.Б. размер доли 51%.

28.09.2017 между Ж.Р.Ю. (продавец) и И.Д.А. (покупатель) заключен договор купли-продажи, по условиям которого Продавец, являясь участником общества, продал, а Покупатель купил долю в уставном капитале общества в размере 23%, номинальной стоимостью 2 300 рублей.

Все документы и основания для сделки были проверены нотариусом с регистрацией договора в реестре N 1-1945.

Нотариус направил заявление по форме N Р14001 в Инспекцию.

06.10.2017 ответчик принял решение об отказе в государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

На момент принятия оспариваемого решения у Инспекции имелось постановление от 04.03.2014, вынесенное СПИ Алтуфьевского ОСП УФССП по Москве в рамках исполнительного производства N 36101/14/28/77, которым произведен арест имущества должника И.Д.А., а именно доли в уставном капитале общества в размере 26%; объявлен должнику и иным лицам, действующим от его имени запрет на распоряжение вышеуказанным арестованным имуществом, на осуществление любых сделок, направленных на отчуждение, обременение или уменьшение стоимости арестованного имущества.

При этом на Инспекцию была возложена обязанность по запрету действий, направленных на отчуждение доли И.Д.А.

В соответствии с подпунктом «м» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий.

Суд первой инстанции посчитал, что в нарушение ареста И.Д.А. произвел действия по распоряжению своей долей, связанной с ее увеличением с 2600 руб. (26%) до 5100 руб. (51%), в связи с чем Инспекция на основании подпункта «м» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ обоснованно отказала заявителю в государственной регистрации, руководствуясь запретом судебного пристава-исполнителя.

Указанный вывод является ошибочным, поскольку увеличение имущества должника в виде увеличения его доли в уставном капитале общества с 2600 руб. (26%) до 5100 руб. (51%) не является сделкой, направленной на отчуждение, обременение или уменьшение стоимости арестованного имущества.

Между тем данный вывод не повлек вынесение неправильного по существу судебного акта, исходя из следующего.

Приказом ФНС от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств» утверждены требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган (далее — Требования).

Исходя из норм Закона N 129-ФЗ, основанием для государственной регистрации юридического лица является надлежащим образом поданное заявление, содержащее всю необходимую достоверную информацию. Ограниченный перечень документов, необходимых при подаче заявления в регистрирующий орган, не освобождает заявителя от обязанности соблюдать требования, предъявляемые к оформлению документов при государственной регистрации.

В силу пункта 7.21.1 Требований в разделе 1 листа Р «Заявителем является» в поле, состоящем из двух знакомест, проставляется соответствующее цифровое значение.

Как верно отметил суд первой инстанции, в представленном на регистрацию заявлении в нарушение пункта 7.21.1 Требований в листе Р проставлено «11 — руководитель постоянно действующего исполнительного органа юридического лица — правопреемника реорганизованного юридического лица — участника общества с ограниченной ответственностью», в то время как заявителем при данной государственной регистрации выступал нотариус, в связи с чем в листе Р «Заявителем является» должно быть проставлено «6 — нотариус».

При указанных обстоятельствах представленные в регистрирующий орган документы не могут рассматриваться как надлежащим образом оформленные.

Между тем, установленная законодательством процедура государственной регистрации носит формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо не только выполнение требований в части предоставления полного пакета документов, но и в части их соответствия по форме и содержанию установленным нормативными актами формам и порядку их заполнения.

Согласно подпункту «а» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ непредставление заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица, является основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое решение Инспекции об отказе в государственной регистрации не нарушает права и законные интересы заявителя.

Апелляционная коллегия отмечает, что заявитель не лишен права обратиться в регистрирующий орган с соответствующим заявлением, оформленным в соответствии с требованиями действующего законодательства.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта не имеется.

 

1.8. Само по себе то обстоятельство, что с 01.01.2017 сведения, предусмотренные пунктом 2.3 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», являются обязательными к представлению юридическими лицами в налоговые органы по месту их учета, не влияет на круг полномочий регистрирующего органа, не наделенного возможностью по своему усмотрению расширять перечень оснований для отказа в государственной регистрации. Поскольку соответствующих оснований для отказа в государственной регистрации Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не предусматривает (за непредставление сведений по пункту 2.3 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования»), суды пришли к выводу о незаконности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации.

По делу N А67-7749/2017 ликвидатор Общества Э. Л.И. обратился в Арбитражный суд Томской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения от 21.08.2017 N 11257А об отказе в государственной регистрации ликвидации юридического лица.

Решением от 29.11.2017 Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения постановлением от 05.02.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Инспекция, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилась с кассационной жалобой, так как считала, что они приняты с нарушением норм материального права, при несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просила отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что 21.08.2017 ликвидатор Общества Э. Л.И. представил в Инспекцию пакет документов для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) записи о государственной регистрации ликвидации юридического лица, в том числе: заявление по форме N Р16001 о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией, документ об оплате государственной пошлины, решение, ликвидационный баланс, документ, подтверждающий направление сведений в Пенсионный фонд Российской Федерации (от 21.08.2017 вх. N 11257А).

По результатам рассмотрения представленных документов Инспекцией статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) принято решение от 21.08.2017 N 11257А об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Принимая судебные акты, суды двух инстанций правильно руководствовались положениями статей 65, 198, 200, 201 АПК РФ, статей 1, 5, 9, 11, 20, 21, 23 Закона N 129-ФЗ, статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон N 27-ФЗ), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, а также возражениями и доводами обеих сторон, обоснованно указали, что необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию. Сама по себе подача в регистрирующий орган документов, перечисленных в пункте 1 статьи 21 Закона N 129-ФЗ, не является основанием для государственной регистрации, если сведения, содержащиеся в этих документах, недостоверны, а ликвидация проведена с нарушением закона и прав кредиторов.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в материалы дела документы, пришли к выводу об отсутствии в представленных заявителем для регистрации документах недостоверных сведений. При этом суды отметили, что данный факт не опровергается регистрирующим органом и нарушение требований пункта 1 статьи 21 Закона N 129-ФЗ Обществу не вменяется.

Материалами дела установлено, что основанием для отказа в государственной регистрации послужил вывод регистрирующего органа о наличии оснований, указанных в «з» и «х» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, а именно неисполнение страхователем обязанности при ликвидации юридического лица предоставить в соответствии с требованиями пункта 2.3 статьи 11 Закона N 27-ФЗ в течение одного месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса в налоговые органы по месту учета сведения о каждом работающем у него застрахованном лице (включая лиц, заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым начисляются страховые взносы), сведения о сумме заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, сумме начисленных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в составе расчета по страховым взносам.

Установив все обстоятельства по делу и правильно применив указанные выше нормы действующего законодательства, суды двух инстанций правомерно указали, что непредставление в налоговый орган по месту регистрации сведений, указанных в пункте 2.3 статьи 11 Закона N 27-ФЗ, не является основанием для отказа в государственной регистрации.

Судами установлен и материалами дела подтвержден факт представления заявителем документа, свидетельствующего о направлении сведений в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В силу изложенного, а также учитывая, что само по себе то обстоятельство, что с 01.01.2017 сведения, предусмотренные пунктом 2.3 статьи 11 Закона N 27-ФЗ, являются обязательными к представлению юридическими лицами в налоговые органы по месту их учета, не влияет на круг полномочий регистрирующего органа, не наделенного возможностью по своему усмотрению расширять перечень оснований для отказа в государственной регистрации, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о неправомерности оспариваемого решения Инспекции об отказе в государственной регистрации ликвидации юридического лица.

Довод кассационной жалобы о том, что положения Закона N 27-ФЗ содержат обязательные для исполнения условия при ликвидации юридического лица, регламентируя порядок проведения процедуры ликвидации, в связи с чем, по мнению Инспекции, отказ в регистрации заявителя по основанию, предусмотренному подпунктом «х» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, является правомерным, подлежит отклонению в силу неправильного толкования регистрирующим органом норм действующего законодательства Российской Федерации, регулирующего процедуру ликвидации.

 

  1. Споры о признании недействительными решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

2.1. Принимая во внимание, что регистрирующим органом не были допущены какие-либо нарушения действующего законодательства, регулирующего порядок совершения регистрационных действий, а также не установив нарушения права и законных интересов заявителя оспариваемым решением о государственной регистрации, суды пришли к выводу об отказе в удовлетворении заявления. При этом суды указали на то, что вопрос участия конкретного лица в учреждении общества относится к корпоративным отношениям и, соответственно, защита прав и законных интересов заявителя может быть осуществлена исключительно в рамках искового производства с привлечением в качестве надлежащего ответчика общества.

По делу N А40-77366/2017 В.Я.И. обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения от 21.05.2013 о государственной регистрации общества в качестве юридического лица, о признании недействительной регистрационной записи от 21.05.2013 в ЕГРЮЛ об учредителе общества В.Я.И.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16 января 2018 года, оставленным без изменения, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 апреля 2018 года, заявление оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с судебными актами первой и апелляционной инстанции, В.Я.И. обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит оспариваемые судебные акты отменить, указывая на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Не согласившись с судебными актами первой и апелляционной инстанции, В.Я.И. обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит оспариваемые судебные акты отменить, указывая на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. Заявитель указывает, что подписи от ее имени, имеющиеся на всех документах, представленных в регистрирующий орган, выполнены не ей и ей не принадлежат.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба — без удовлетворения.

Как следует из материалов дела и установлено судами, В.Я.И. обратилась в Инспекцию с заявлением об исключении ее из состава учредителей общества и внесении об этом соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

13.03.2017 Инспекция в письме N 06-18/02017з сообщила о принятии решения о государственной регистрации общества в установленном законом порядке.

Как указывает заявитель, при получении им сведений о юридическом лице обществе по состоянию на 22.04.2017 из ЕГРЮЛ В.Я.И. стало известно, что требования, изложенные в вышеназванном заявлении, остались без удовлетворения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в суд с указанными требованиями.

Так, статьей 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации) установлено, что государственной регистрацией юридических лиц являются акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственный реестр сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц и иных сведений о юридических лицах.

Согласно пункту 4.1 статьи 9 Закона о государственной регистрации регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных указанным Законом.

Из содержания приведенной нормы следует, что в полномочия регистрирующего органа, по общему правилу, не входит проведение правовой экспертизы документов, представленных на государственную регистрацию.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

По смыслу приведенной нормы необходимым условием для признания ненормативного правового акта, действий (бездействия) недействительными является одновременно несоответствие оспариваемого акта, действия (бездействия) закону или иному нормативному акту и нарушение прав и законных интересов организации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Принимая во внимание, что регистрирующим органом не были допущены какие-либо нарушения действующего законодательства, регулирующего порядок совершения регистрационных действий, а также не установив нарушения права и законных интересов заявителя оспариваемым решением, суды пришли к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявления.

При этом суды правильно указали на то, что вопрос участия конкретного лица в учреждении общества относится к корпоративным отношениям и, соответственно, защита прав и законных интересов заявителя может быть осуществлена исключительно в рамках искового производства с привлечением в качестве надлежащего ответчика общества.

Таким образом, заявителем избран ненадлежащий способ защиты права.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам и основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, основания для отмены судебных актов и удовлетворения жалобы отсутствуют.

 

2.2. В силу того, что возражения по установленной форме до государственной регистрации оспариваемых изменений от участника общества не поступили, суды пришли к выводу о том, что оснований для проверки достоверности сведений и отказа во внесении в ЕГРЮЛ записи на основании заявления по форме N Р14001 у инспекции не имелось.

По делу N А47-12760/2017 К.А.И. обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к регистрирующему органу о признании недействительным решения от 23.08.2017 N 13972А о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) записи ГРН 2175658343200 в отношении общества, об обязании исправить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем внесения в ЕГРЮЛ записи о недействительности оспариваемой записи.

Решением Арбитражного суда Оренбургской области от 07.02.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2018 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными судебными актами, К.А.И. обратился в суд округа с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материально права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 05.12.2006.

Участниками общества являются К.А.И. (с долей в уставном капитале 50%) и Б.А.В. (с долей в уставном капитале 50%).

Для государственной регистрации в электронном виде от имени Б.А.В. 16.08.2017 в инспекцию представлен пакет документов, предусмотренный пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ), а именно заявление формы N Р14001 в отношении общества.

По результатам рассмотрения представленного заявления и в связи с отсутствием оснований для отказа в государственной регистрации регистрирующим органом принято решение о государственной регистрации от 23.08.2017 N 13972А, а также внесена запись в ЕГРЮЛ N 2175658343200.

По результатам рассмотрения представленного заявления и в связи с отсутствием оснований для отказа в государственной регистрации регистрирующим органом принято решение о государственной регистрации от 23.08.2017 N 13972А, а также внесена запись в ЕГРЮЛ N 2175658343200.

На основании пункта 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности.

Согласно пункту 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

Как следует из пункта 2 статьи 18 Закона N 129-ФЗ, представление документов для регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и (или) внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с изменениями учредительных документов юридического лица, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 названного Закона.

Пунктом 1.3 статьи 9 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что при государственной регистрации юридического лица заявителями могут быть следующие физические лица: руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица (подпункт «а»); руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица (подпункт «в»); конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица (подпункт «г»); иное лицо, действующее на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, актом специально уполномоченного на то государственного органа или актом органа местного самоуправления (подпункт «д»).

Согласно подпункту 4 пункта 2 статьи 33 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) образование исполнительных органов и досрочное прекращение их полномочий относятся к компетенции общего собрания участников, если согласно уставу общества решение этих вопросов не входит в компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) общества.

В соответствии со статьей 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью полномочия единоличного исполнительного органа общества возникают с момента его избрания компетентным органом управления общества. Аналогичные положения предусмотрены уставом общества.

Подписание неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, является основанием для отказа в государственной регистрации (подпункт «д» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ).

Учитывая изложенное, исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела документы и доказательства, установив, что на дату обращения Б.А.В. с заявлением по форме N Р14001 он являлся генеральным директором общества в соответствии с протоколом общего собрания участников общества от 26.12.2016, заявление по форме N Р14001 подписано усиленной квалифицированной электронной подписью заявителя, приняв во внимание, что из материалов дела не следует, что у инспекции имелись достаточные основания для приостановления регистрации и внесения спорной записи в ЕГРЮЛ, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что действия регистрирующего органа по внесению в ЕГРЮЛ оспариваемой записи соответствовали закону, в связи с чем отказали К.А.И. в удовлетворении заявленных требований.

Выводы судов первой и апелляционной инстанции являются верными, соответствующими действующему законодательству и фактическим обстоятельствам дела.

Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что Б.А.В. не был уполномочен на подачу соответствующего заявления, поскольку на основании решения общего собрания участников общества от 17.07.2017 руководителем юридического лица был избран П.Е.В., являлись предметом оценки суда апелляционной инстанции, который обоснованно их отклонил, указав на то, что на дату регистрации оспариваемых изменений соответствующие возражения, поступившие от П.Е.В., подтверждены не были, протокол в регистрирующий орган не представлен.

В случае если у регистрирующего органа имеются основания для проведения проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ, регистрирующий орган вправе, в установленном пунктом 4.4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ, принять решение о приостановлении государственной регистрации.

Таким образом, исходя из буквального толкования данной нормы, решение о приостановлении государственной регистрации является правом, а не обязанностью регистрирующего органа.

В силу того, что возражения по установленной форме до государственной регистрации оспариваемых изменений от участника общества не поступили, суды первой и апелляционной инстанции пришли к верному выводу о том, что оснований для проверки достоверности сведений и отказа во внесении в ЕГРЮЛ записи на основании заявления по форме Р14001, поданного Б.А.В., у инспекции не имелось.

 

2.3. Руководствуясь пунктом 4.2 статьи 9, пунктом 6 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица», суды пришли к выводу о недоказанности недостоверности сведений об адресе юридического лица в ЕГРЮЛ, в связи с чем действия регистрирующего органа по внесению в ЕГРЮЛ записи о недостоверности соответствующих сведений были признаны незаконными.

По делу N А65-32533/2017 общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконными действия Инспекции по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) записи от 26.09.2017 за государственным регистрационным номером (далее — ГРН) 6171690785557, об обязании регистрирующего органа устранить допущенное нарушение прав и законных интересов заявителя путем внесения в ЕГРЮЛ записи об отмене записи за ГРН 6171690785557.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.01.2018, оставленным без изменений постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2018, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица МИФНС обратилась в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просила вынесенные по делу судебные акты отменить, принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных обществом требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как видно из материалов дела, общество с 08.09.2015 зарегистрировано по адресу: 422615, Республика Татарстан, Лаишевский район, с. Именьково, ул. Советская, д. 21, помещение 1000.

На основании подпункта «г» пункта 4.2 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) 09.02.2017 должностное лицо МИФНС в присутствии понятых провело осмотр недвижимости по указанному адресу на предмет нахождения общества.

Инспекцией в соответствии с пунктом 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ в адрес общества, а также его учредителям (участникам) и лицу, имеющему право действовать без доверенности от имени указанного юридического лица, были направлены уведомления о необходимости представления в инспекцию достоверных сведений в срок до 08.09.2017.

На указанное уведомление 28.08.2017 в инспекцию направлен (через канцелярию) ответ общества и его участников, датированный 28.08.2017, в котором пояснено, что порядок пользования собственным помещением, описанный в письме от 19.01.2016, действует до сих пор, с приложением копии свидетельства о государственной регистрации права от 04.12.2015; копии письма исх. N 3 от 19.01.2016, полученного МИФНС.

Получение данного ответа с приложениями регистрирующий орган не опроверг.

Между тем, регистрирующий орган, полагая, что заявителем в нарушение пункта 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ достоверность адреса юридического лица не подтверждена, в ЕГРЮЛ 26.09.2017 за ГРН 6171690785557 внесены сведения о недостоверности сведений о юридическом лице (результаты проверки достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ).

Согласно подпункту «в» пункта 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ в ЕГРЮЛ содержатся сведения о юридическом лице, в том числе адрес юридического лица в пределах места нахождения юридического лица.

В силу пункта 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством: изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем; получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки; получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки; проведения осмотра объектов недвижимости; привлечения специалиста или эксперта для участия в проведении проверки.

В соответствии с пунктом 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ в случае, если по результатам проведения проверки достоверности сведений, включенных в единый государственный реестр юридических лиц, установлена недостоверность содержащихся в нем сведений о юридическом лице, предусмотренных подпунктам «в», «д» и (или) «л» пункта 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ, регистрирующий орган направляет юридическому лицу, недостоверность сведений о котором установлена, а также его учредителям (участникам) и лицу, имеющему право действовать без доверенности от имени указанного юридического лица (в том числе по адресу электронной почты указанного юридического лица при наличии таких сведений в едином государственном реестре юридических лиц), уведомление о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений (далее — уведомление о недостоверности).

В течение тридцати дней с момента направления уведомления о недостоверности юридическое лицо обязано сообщить в регистрирующий орган в порядке, установленном Законом N 129-ФЗ, соответствующие сведения или представить документы, свидетельствующие о достоверности сведений, в отношении которых регистрирующим органом направлено уведомление о недостоверности. В случае невыполнения юридическим лицом данной обязанности, а также в случае, если представленные юридическим лицом документы не свидетельствуют о достоверности сведений, в отношении которых регистрирующим органом направлено уведомление о недостоверности, регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о недостоверности содержащихся в едином государственном реестре юридических лиц сведений о юридическом лице.

Судом первой инстанции установлено, что заявитель является собственником помещения по адресу Республика Татарстан, Лаишевский район, с. Именьково, ул. Советская, д. 21, помещение 1000.

Суд первой инстанции, исследовав протокол осмотра от 09.02.2017, установил, что данный протокол не отвечает критериям относимости и допустимости доказательств.

В ходе судебного заседания 18.01.2018 судом была исследована представленная заявителем видеозапись с камеры видеонаблюдения, установленной в коридоре при входе в помещение 1000 по спорному адресу за 09.02.2017 (четверг), из которой следует, что 09.02.2017 в 12 ч. 10 м в коридор вошли двое мужчин, один из них фотографировал входную дверь помещения 1000, а другой — постучал в дверь и прикоснулся к дверной ручке. Иных лиц, в частности понятых, указанных в протоколе осмотра при совершении указанных действий, не присутствовало. Представитель третьего лица пояснил, что присутствующие на видеозаписи лица являются сотрудниками МИФНС.

Судом первой инстанции установлено, что ранее МИФНС извещалось о графике работы общества: единственным рабочим днем является суббота, часы работы: с 10:00 до 14:00, перерыв: 11.30 — 12.00, выходные дни: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, воскресенье.

Таким образом, указал суд первой инстанции, осмотр помещения был проведен в нерабочее время общества, в связи с чем отраженные в протоколе от 09.02.2017 (четверг) обстоятельства не могут подтвердить факт отсутствия юридического лица по заявленному адресу.

Третьим лицом 16.09.2017 (суббота) в 10 ч. 59 м проведены контрольные мероприятия по проверке адреса места нахождения юридического лица общества. Согласно акту осмотра от 16.09.2017, организация по заявленному в ЕГРЮЛ адресу: РТ, Лаишевский район, с. Именьково, д. 21, помещение 1000, отсутствует. Вывесок, указателей, рекламных щитов, указывающих на месторасположение данных организаций по вышеуказанному адресу, не обнаружено. Постоянно действующего исполнительного органа, или иного органа, или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, не установлено. Акт осмотра от 16.09.2017 составлен без участия понятых.

Между тем, согласно представленным заявителем видеозаписям за сентябрь 2017 года, по субботам 02.09.2017, 09.09.2017, 16.09.2017 в рабочее время (с 10 час. 00 мин. до 14 час. 00 мин.) приходил сотрудник, открывал помещение 1000, забирал почту и уходил после окончания рабочего дня.

Таким образом, указал суд первой инстанции, отраженные в акте от 16.09.2019 результаты осмотра не подтверждают отсутствие юридического лица по заявленному адресу, поскольку проверяющий не входил в само здание, в связи с чем не мог зафиксировать факт отсутствия заявителя в спорном помещении, которое находится на втором этаже.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что инспекция не представила информацию о том, что связь с обществом по адресу, отраженному в ЕГРЮЛ, невозможна (представитель юридического лица по адресу не располагается и корреспонденция возвращается с пометкой «организация выбыла», «за истечением срока хранения» и т.п.), равно как и не представила в материалы дела доказательства того, что в отношении всех или значительной части иных зарегистрированных по данному адресу юридических лиц, связь с ними по этому адресу невозможна. При этом на все уведомления налоговых органов о подтверждении адреса заявитель предоставлял ответы о достоверности заявленного адреса места нахождения.

Руководствуясь пунктом 4.2 статьи 9, пунктом 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ, пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица», суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности недостоверности сведений об адресе юридического лица в ЕГРЮЛ, признал оспариваемые действия регистрирующего органа незаконными и регистрирующий орган устранить допущенное нарушение прав и законных интересов заявителя.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования представленных сторонами доказательств.

Доводы кассационной жалобы не подтверждают неправильного применения судами норм материального или процессуального права, а направлены на переоценку исследованных судами обстоятельств дела, представленных доказательств и сделанных на их основе выводов, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

 

2.4. Отказывая в удовлетворении требований, обусловленных наличием в ЕГРЮЛ сведений о заявителях как об участниках общества, суды исходили из того, что оспариваемое решение о государственной регистрации не нарушает права и законные интересы заявителей, поскольку в ЕГРЮЛ в отношении данных лиц были внесены записи о недостоверности сведений о них как об участниках общества.

По делу N А55-20283/2017 И.О.С., Ш.О.А., П.Н.Е. обратились в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к ИФНС, МИФНС о признании незаконным решения от 01.12.2014 N 10363 о государственной регистрации, принятое МИФНС, на основании которого в едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) была внесена запись за государственным регистрационным номером 2146320352275 от 01.12.2014; обязании ИФНС устранить нарушение прав заявителей путем исключения из сведений ЕГРЮЛ об обществе сведений об участниках общества И.О.С, П.Н.Е., Ш.О.А.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 23.01.2018, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

И.О.С., Ш.О.А., П.Н.Е., ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, просили решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отменить, кассационную жалобу удовлетворить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, 24.11.2014 в МИФНС представлено заявление вх. N 10363 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001, в части увеличения уставного капитала общества, внесении изменений в сведения об участниках общества и внесение сведений о новом участнике П.Д.В., по результатам рассмотрения которого регистрирующим органом 01.12.2014 принято решение о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общества N 10363, о чем в ЕГРЮЛ внесена запись ГРН 2146320352275.

По мнению заявителей И.О.С., Ш.О.А., П.Н.Е., на момент вынесения оспариваемого решения от 01.12.2014 они не являлись участниками общества, в связи с чем просят признать его незаконным и исключить из ЕГРЮЛ указанные сведения.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, государственной регистрацией физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и государственной регистрацией при прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, а также в связи с ведением государственных реестров — Единого государственного реестра юридических лиц и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ, Закон о регистрации).

Исследовав и оценив в совокупности представленные в дела документы в порядке статьи 71 АПК РФ, руководствуясь пунктами 5 и 6 статьи 11 Закона о регистрации, Приказом Федеральной налоговой службы России от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@, установив, что 05.12.2016 на основании заявлений П.Н.Е., Ш.О.А., И.О.С. о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ внесены соответствующие сведения о недостоверности в отношении П.Н.Е., Ш.О.А., И.О.С. как участниках общества, суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод, что заявителями не представлено доказательств нарушения их прав и законных интересов оспариваемым решением N 10363 от 01.12.2014, в связи с чем отсутствует совокупность необходимых условий, предусмотренных частью 1 статьи 198 и частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции учитывает и обстоятельства того, что при рассмотрении дела в апелляционной инстанции суд исследовал вопрос нарушения прав и законных интересов заявителей принятием оспариваемого решения регистрирующим органом и пришел к выводу, что в данной части доводы основаны на предположениях о возможных последствиях наличия в ЕГРЮЛ записи об указанных лицах как участниках общества.

Так, представитель заявителя в суде апелляционной инстанции пояснил о невозможности представления доказательств того, что к заявителям были предъявлены какие-либо требования как к участникам общества, либо возложены какие-либо обязанности, либо наличие в ЕГРЮЛ сведений об участниках общества И.О.С, П.Н.Е., Ш.О.А. каким-то иным образом нарушило их права и интересы, повлекло негативные последствия.

При этом, в ЕГРЮЛ в отношении указанного юридического лица имеется запись о недостоверности сведений в отношении И.О.С., Ш.О.А., П.Н.Е. как участников Общества.

Внесение такой записи является основанием для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа в соответствии с пунктом 5 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ.

Иная оценка заявителем кассационной жалобы установленных по делу фактических обстоятельств не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права и не является основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

 

2.5. Учитывая неправильное применение судами норм права (статьи 20, 21, 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») применительно к установленным по делу обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и признал недействительным решение о государственной регистрации юридического лица в связи с ликвидацией.

По делу N А45-33305/2017 П.В.И. обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения от 10.10.2017 о ликвидации Общества; запись ГРН 7175476018095.

Решением от 24.01.2018 Арбитражного суда Новосибирской области, оставленным без изменения постановлением от 05.04.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе П.В.И., ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просил принятые по делу судебные акты отменить, вынести новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В 2017 году определением Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-11615/2017 было принято к производству исковое заявление акционера Общества П. В.И. к Обществу и ООО «С.» о признании недействительным соглашения об отступном от 24.10.2016; применении последствий недействительности сделки в виде обязания ООО «С.» возвратить Обществу все имущество, полученное по соглашению об отступном от 24.10.2016. По мнению заявителя, указанное соглашение является для Общества сделкой с заинтересованностью, однако при его заключении не было получено одобрение общего собрания акционеров; оспариваемая сделка совершена действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам Общества.

Определением от 07.09.2017 Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-11615/2017 назначена судебная экспертиза, согласно заключению которой от 13.10.2017 определена величина рыночной стоимости каждого объекта недвижимости по состоянию на 24.10.2016 (предметом отступного являлось недвижимое имущество (нежилые помещения, земельный участок), доля в праве собственности на земельный участок).

Ранее, 30.06.2017 на годовом общем собрании акционеров Общества было принято решение о добровольной ликвидации и 19.07.2017 в официальном источнике «Вестник государственной регистрации» размещено сообщение о ликвидации юридического лица, указано, что требования кредиторов могут быть заявлены в течение 2 месяцев с момента опубликования настоящего сообщения по адресу: 630032, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Станционная, 2А.

22.09.2017 общим собранием акционеров Общества утвержден и сдан промежуточный ликвидационный баланс в регистрирующий орган.

29.09.2017 регистрирующим органом внесена запись о составлении Обществом промежуточного ликвидационного баланса.

02.10.2017 в Инспекцию сдан ликвидационный баланс, утвержденный общим собранием акционеров Общества, и другие документы в порядке, установленном статьей 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ).

10.10.2017 Инспекцией принято решение N 100324А о государственной регистрации ликвидации Общества, внесена запись N 7175476018095 в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) об исключении из него Общества.

08.11.2017 П.В.И., полагая, что ликвидация Общества произведена на основании ликвидационного баланса, содержащего в себе недостоверные сведения о наличии кредиторов и кредиторской задолженности и при незавершенном судебном споре (дело Арбитражного суда Новосибирской области N А45-11615/2017), обратился в арбитражный суд с заявлением по настоящему делу.

Определением от 16.11.2017 Арбитражного суда Новосибирской области, оставленным без изменения постановлением от 19.02.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, производство по делу N А45-11615/2017 прекращено.

В рамках настоящего дела суды двух инстанций, ссылаясь на положения статей 61, 62, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статей 20, 21, 22 Закона N 129-ФЗ, отказали в удовлетворении заявленных П.В.И. требований, поскольку пришли к выводу, что Инспекция, рассмотрев представленные документы и с учетом отсутствия оснований для отказа в государственной регистрации, установленных статьей 23 Закона N 129-ФЗ, обоснованно приняла решение о государственной регистрации от 10.10.2017 N 100324А, на основании которого в ЕГРЮЛ была внесена соответствующая запись о ликвидации Общества.

Как следует из судебных актов, суды, отклоняя доводы заявителя о наличии спора по делу N А45-11615/2017, указали, что данное обстоятельство не может служить препятствием для добровольной ликвидации юридического лица, — предметом названного спора являлось признание недействительным соглашения об отступном и применение последствий недействительности сделки. По мнению судов, с учетом неденежного характера спорного обязательства не имелось оснований для вывода о том, что его наличие могло послужить основанием для обращения ликвидационной комиссии (ликвидатора) в арбитражный суд с заявлением о банкротстве (пункт 4 статьи 63 ГК РФ).

Кассационная инстанция полагает, что указанные выводы судов сделаны с нарушением требований пункта 4 статьи 20, статьи 21 Закона N 129-ФЗ в силу следующего.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 4 статьи 20 Закона N 129-ФЗ уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса не может быть представлено в регистрирующий орган ранее срока вступления в законную силу решения суда или арбитражного суда по делу (иного судебного акта, которым завершается производство по делу), по которому судом или арбитражным судом было принято к производству исковое заявление, содержащее требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации.

Как следует из материалов дела, заявленные требования по делу N А45-11615/2017 предполагали в случае их удовлетворения возврат в первоначальное положение сторон по спорной сделке, в связи с чем указанные обстоятельства должны были отразиться в данных бухгалтерского баланса Общества, что повлекло бы изменение данных промежуточного ликвидационного баланса и, соответственно, могло повлиять на права заявителя как акционера Общества.

При этом ликвидационная комиссия Общества была уведомлена об инициировании судебного процесса по делу N А45-11615/2017, поскольку в судебных заседаниях по данному делу принимал непосредственное участие председатель ликвидационной комиссии Общества А. В.А.

Кассационная инстанция отклоняет доводы Инспекции о том, что размер обязательства по делу N А45-11615/2017 в денежном выражении не установлен, что на момент подачи промежуточного ликвидационного баланса отсутствовал вступивший в законную силу судебный акт о возложении на Общество обязанности выполнить определенные действия, поскольку положения подпункта «б» пункта 4 статьи 20 Закона N 129-ФЗ не устанавливают таких ограничений. В рассматриваемом случае в период подачи в регистрирующий орган промежуточного ликвидационного баланса в производстве арбитражного суда находился неразрешенный спор с участием Общества, ликвидатор которого обладал сведениями об инициировании спора и, несмотря на данные обстоятельства, ликвидатор Общества мероприятия по ликвидации юридического лица до разрешения спора не приостановил.

Кроме того, сведения об арбитражном процессе по делу Арбитражного суда Новосибирской области N А45-11615/2017 находятся в сети Интернет в общедоступной информационной системе «Картотека арбитражных дел», которая предусматривает поиск находящихся в производстве арбитражных дел, в том числе с применением ИНН участника.

Таким образом, кассационная инстанция полагает, что ликвидация Общества произведена с нарушением Закона N 129-ФЗ, поскольку в период ее осуществления в суде имелся спор, в предмет которого входило требование о возврате сторон по договору в первоначальное положение, о инициации которого (спора) Общество и его ликвидатор были уведомлены, в связи с чем ликвидация юридического лица не могла быть завершена, представленный в регистрирующий орган ликвидационный баланс нельзя признать достоверным.

Установленные при рассмотрении настоящего дела обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для отказа Обществу в государственной регистрации ликвидации юридического лица на основании подпунктов «а», «х» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

С учетом изложенного кассационная инстанция полагает, что у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении требований П.В.И. о признании незаконным решения Инспекции о ликвидации Общества.

Учитывая неправильное применение судами норм права (статьи 20, 21, 23 Закона N 129-ФЗ) применительно к установленным по делу обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам, кассационная инстанция считает, что судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

  1. Иные споры с участием регистрирующих органов

 

3.1. Принятое вышестоящим регистрирующим органом применительно к положениям пункта 2 статьи 25.6 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» решение, которым жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, не изменяет правового статуса решения нижестоящего регистрирующего органа, не является новым решением, не затрагивает права заявителя, не возлагает на него дополнительные обязанности и не нарушает его права в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По делу N А14-10748/2017 С.Г.М. обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Управления от 11.04.2017 N 15-1-18/09729@ об оставлении жалобы без удовлетворения.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 17.11.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2018 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просил решение и постановление судов отменить, ссылаясь на нарушение при их принятии норм процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 18.03.2015 межрайонной инспекцией принято решение N 5950А о государственной регистрации создания акционерного общества в форме преобразования коммандитного товарищества.

Не согласившись с вынесенным регистрирующим органом решением, С.Г.М. обратилась в Управление с жалобой на указанное решение.

Решением Управления от 11.04.2017 N 15-1-18/09729@ в удовлетворении жалобы С.Г.М. отказано.

Полагая, что решение Управления от 11.04.2017 N 15-1-18/09729@ противоречит действующему законодательству и нарушает его права и законные интересы, заявитель обратился с заявлением в арбитражный суд.

В силу статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как установлено в пункте 6 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а также следует из системного толкования положений части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частей 2 и 3 статьи 201 АПК РФ, для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со статьей 25.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

Решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном Законом N 129-ФЗ, и (или) обжаловано в судебном порядке (пункт 1 статьи 25.2 Закона N 129-ФЗ).

В силу пункта 2 статьи 25.2 Закона N 129-ФЗ решение, принятое вышестоящим регистрирующим органом по результатам рассмотрения жалобы на решение о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, может быть обжаловано в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, и (или) в суд.

Пунктами 2 и 3 статьи 25.6 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что вышестоящий регистрирующий орган без участия лица, подавшего жалобу, рассматривает жалобу, документы, подтверждающие доводы лица, подавшего жалобу, дополнительные документы, представленные в ходе рассмотрения жалобы, материалы, представленные регистрирующим органом.

По результатам рассмотрения жалобы вышестоящий регистрирующий орган принимает одно из следующих решений: либо об отмене решения регистрирующего органа; либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Из содержания оспариваемого решения Управления следует, что указанное решение представляет собой оценку доводов жалобы заявителя на решение межрайонной инспекции от 18.03.2015 N 5950А и содержит вывод об отсутствии оснований для отмены указанного решения регистрирующего органа.

Оспариваемое решение принято в порядке, предусмотренном статьями 25.1 — 25.6 Закона N 129-ФЗ, заявителем реализовано право на обжалование действий и решений регистрирующего органа, а Управлением исполнена обязанность по рассмотрению его жалобы.

Принятое вышестоящим регистрирующим органом применительно к положениям пункта 2 статьи 25.6 Закона N 129-ФЗ решение, которым жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, не изменяет правового статуса решения нижестоящего регистрирующего органа, не является новым решением, не затрагивает права заявителя, не возлагает на него дополнительные обязанности, не нарушает его права в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал заявителю в удовлетворении заявленного требования.

 

3.2. Поскольку регистрирующим органом допущено незаконное бездействие, выразившееся в непринятии решения о государственной регистрации либо об отказе в государственной регистрации по заявлениям физического лица по форме N Р34001, которое повлекло нарушение прав и законных интересов заявителя по своевременному и правильному рассмотрению поданных им в регистрирующий орган заявлений, суды признали незаконным соответствующее бездействие. При этом суды отметили, действующим законодательством не предусмотрен такой результат рассмотрения заявлений по форме N Р34001, как «оставление без обработки».

По делу N А43-44054/2017 К.А.Л. обратился в арбитражный суд с требованием о признании незаконным бездействия регистрирующего органа и обязании устранить нарушение его прав и законных интересов.

Решением от 19.02.2018 Арбитражный суд Нижегородской области признал незаконным оспоренное бездействие регистрирующего органа, обязал устранить нарушение прав и законных интересов заявителя путем принятия решения в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Инспекция, не согласившись с принятым судебным актом, обратилась в арбитражный суд с апелляционной жалобой, в которой, сославшись на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, просила отменить решение суда.

Первый арбитражный апелляционный суд посчитал, что обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения.

К.А.Л. 26.06.2017 обратился в Инспекцию с заявлениями по форме N Р34001 о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) как об учредителе (участнике) юридического лица и как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица общества.

В ответ на заявления Инспекция направила К.А.Л. письмо от 05.07.2017 N 03-24/014309, которым сообщила об оставлении без обработки поданных заявлений и необходимости представления документов, подтверждающих недостоверность сведений о физическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ.

Федеральная налоговая служба как уполномоченный орган Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) осуществляет государственную регистрацию юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, государственную регистрацию физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и государственную регистрацию при прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, а также в связи с ведением единого государственного реестра юридических лиц и единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей. Регистрация сведений, вносимых в единые государственные реестры, производится в порядке и на основаниях, установленных этим Законом.

Приказом Федеральной налоговой службы от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ утверждена форма N Р34001 заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц, а также основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ мероприятий.

Подпунктом 3 пункта 5 приложения N 1 к приказу Федеральной налоговой службы от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ установлено, что указанные в пунктах 2 и 4 настоящих Оснований и Порядка обстоятельства не являются основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включаемых или включенных в ЕГРЮЛ, в случае если регистрирующим органом получено заявление физического лица о недостоверности сведений о нем в ЕГРЮЛ.

Пунктом 5 статьи 11 Закона N 129-ФЗ определено, что регистрирующим органом в единый государственный реестр юридических лиц вносится запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице в случае направления в регистрирующий орган заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в едином государственном реестре юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Это заявление может быть направлено или представлено в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 данного Федерального закона.

Согласно части 1 статьи 11 Закона N 129-ФЗ основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом.

Основания для отказа в государственной регистрации установлены статьей 23 Закона N 129-ФЗ, в том числе, к ним относятся непредставления заявителем определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган, несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами (подпункты «а», «б», «г»).

Судом первой инстанции по материалам дела установлено, что 26.06.2017 К.А.Л. представил в регистрирующий орган два заявления по форме N Р34001 о недостоверности сведений о нем в ЕГРЮЛ как об учредителе (участнике) юридического лица и как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица — общества.

Между тем, Инспекцией до настоящего времени не принято решение о государственной регистрации либо решение об отказе в государственной регистрации по заявлениям Калашникова А. Л.

При этом, как обоснованно отмечено судом первой инстанции, составленное регистрирующим органом письмо от 05.07.2017 N 0234/014309 не свидетельствует о соблюдении приведенных требований Закона N 129-ФЗ и приказа Федеральной налоговой службы от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@, поскольку действующим законодательством не предусмотрен такой результат рассмотрения заявлений К.А.Л. по форме N Р34001 как «оставление без обработки».

В рассматриваемом случае регистрирующим органом допущено незаконное бездействие, выразившееся в непринятии решения о государственной регистрации либо об отказе в государственной регистрации по заявлениям К.А.Л., которое повлекло нарушение прав и законных интересов К.А.Л. по своевременному и правильному рассмотрению поданных им в регистрирующий орган заявлений.

При этом доводы Инспекции о том, что действия Калашникова А. Л. направлены на уклонение от погашения задолженности перед кредиторами по денежным обязательствам, то есть имеет место злоупотребление правом, не являются основанием для нерассмотрения заявлений Калашникова А. Л., не свидетельствуют об отсутствии обязанности у регистрирующего органа соблюдать положения действующего законодательства.

С учетом изложенного, апелляционная жалоба регистрирующего органа удовлетворению не подлежит.

 

 

 

Регистрация организаций, регистрация, регистрация предпринимателей, закон, регистрация ООО, внесение изменений в ЕГРЮЛ, ликвидация ООО, Изменение устава ООО24.10.2018, 83 просмотра.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Телефон
Тема
Комментарий
Оценка
Показать другое число
Контрольное число*
Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru