ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
(812) 380-85-15
(812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15, (812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Решение суда

Дело 2-1/10                 27 февраля 2010 года

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

Невский районный суд в составе председательствующего судьи Каримовой Н.Ю. с участием адвокатов: А., Б.В. при секретаре Байковой В.А.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к В. об обязании не чинить препятствия к исполнению договора пожизненного содержания с иждивением и определении порядка выполнения условий договора, по встречному иску В. к Б. о признании договора пожизненного содержания с иждивением недействительным, признании недействительной регистрации права собственности на квартиру, признании права собственности на квартиру, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Б. обратилась в суд с иском к В. об обязании не чинить препятствий к исполнению условий договора, указывая, что 19.01.2006 года между ней и В. был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, в декабре 2007 года В. обратилась в суд с иском о расторжении договора, ссылаясь на то, что Б. не исполняет условия договора надлежащим образом, В. препятствует ей в исполнении условий договора, а именно не берет продукты, не пускает в квартиру, препятствует проведению ремонта в квартире, пишет жалобы на нее в различные инстанции, Б. неоднократно направляла в адрес В. заявления о порядке исполнения условий договора, но В. на них не ответила, учитывая запрет одностороннего изменения условий договора, факты нарушений условий договора В., Б. просит обязать В. не чинить препятствий в исполнении условий договора пожизненного содержания. Позже Б. уточнила исковые требования, просит суд также определить выполнение условий договора пожизненного содержания с иждивением в порядке, предложенном Б. /л.д. 177,178/.
В. обратилась в суд со встречным иском к Б. о признании договора пожизненного содержания с иждивением недействительным, указывая, что 19.01.2006 года между ними был заключен названный договор, на основании договора за Б. зарегистрировано право собственности на квартиру дома 45, корпус 1 по ул.Крыленко в Санкт-Петербурге, они знают друг друга длительное время, проживают на одной лестничной площадке, Б. расположила в себе В. ухаживала за ней, приносила продукты, 20.01.2003 года В. оформила на Б. завещание на квартиру, 19.01.2006 года В. Б. привезла к нотариусу, которая оформила на имя Б. завещание и в то же время договор пожизненного содержания с иждивением, В. с договором и завещанием не была знакома, поскольку в силу заболевания по зрению не могла его прочитать, указанные документы были прочитаны нотариусом скороговоркой и по предложению нотариуса подписаны В. в том месте, где указывай нотариус, до подписания договора нотариус не выяснила у В. нуждается ли она в очках и слуховом аппарате, доверяя Б., В. была уверена, что подписывает новое завещание, при подписании договора В. не пользовалась очками и слуховым аппаратом, Б., зная о том, что В. страдает заболеваниями слуха и зрения не предоставила ей возможность пользоваться очками и слуховым аппаратом, таким образом, В. заблуждалась в предмете подписываемого ею договора и его последствиях, и просила признать сделку недействительной по основаниям, предусмотренным ст.178 РФ, в связи с заблуждением, позже В. неоднократно уточняла иск требования, дополнив требования, указала, что сделка является ничтожной также в соответствии со ст.169 ГК РФ, как заключенная с целью противной основам нравственности, понесенные Б. затраты по договору несоизмеримы со стоимостью квартиры, Б., пользуясь неосведомленностью В., физическими недостатками понудила ее к заключению договора, применяя размер компенсации, предусмотренный законом МРОТ в размере 100 руб., с 2006 года по настоящее время договор не пересматривался, В. также просит признать регистрацию права собственности Б. на квартиру недействительной, признав за ней право собственности на квартиру, взыскать с Б. расходы за проведение экспертизы в размере 20000 руб., взыскать в ее пользу с Б. компенсацию морального вреда в размере 80 000 руб., указывая, что Б. ввела её в заблуждение, воспользовалась ее физическими недостатками, обманом вынудила заключить договор, В. очень переживала случившееся, у нее ухудшилось здоровье, ей пришлось ходить в суд, писать жалобы в различные инстанции, защитить свои права, таким образом, В. Б. были причинены моральные и нравственные страдания /л.д.38-41, т.2 л.д.22/.
Б. и ее представитель Б.В. в судебное заседание явились, Б. свои исковые требования поддержала, просит удовлетворить, исковые требования В. не признала, в удовлетворении просит отказать, представив в суд заявление с просьбой применить срок исковой давности к требованиям В. так как об обстоятельствах сделки В. стало известно сразу же, в момент заключения сделки, при заключении договора все положения сделки ей были нотариусом разъяснены, договор был заключен 19.01.2006 года, а В. обратилась в суд с иском 11.12.2008 года, почти через три года после заключения договора, В. кроме завещания и договора 19.01.2006 года выдала доверенность ее мужу на подачу документов в ГУ ФРС для регистрации договора, до нее В. выдавала завещание на другого мужчину, который предлагал ей заключить договор ренты, В. знала, что такое договор ренты и сама предложила ей его заключить, в заблуждение она В. не вводила, Б. пояснила, что условия договора она исполняет надлежащим образом, В. обращалась в суд с иском о расторжении договора, решением Невского районного суда в иске В. было отказано, решение вступило в законную силу, она неоднократно направляла В. заявление об определении порядка исполнения договора, она готова два раза в неделю приходить к В., приобретать продукты, медикаменты, одежду и т.д. для нее по списку.
В. и ее представитель А. в судебное заседание явились, В. свои исковые требования поддержала, просит удовлетворить, исковые требования Б. не признала в удовлетворении просит отказать, пояснила, что при заключения сделки через полгода она стала ходить по нотариусам, нотариусы ей сказали, что квартира теперь не ее, в 2003-2004 году Б., узнав, что она одинокая, стала приходить к ней, про ренту она слышала, но считала, что квартира переходит после смерти, нотариус зачитывала договор пожизненного содержания с иждивением, но читал плохо, потом нотариус сказала — подпишите и стала подкладывать листочки и она подписала, после заключения договора Б. к ней не приходила, денег не давала, она расписывалась в ведомости за получение по 1500 руб. Представитель А. пояснил, что у Б. имелся умысел на завладение квартирой, она втерлась в доверие к В. имело место введение в заблуждение B., ей предложили подписать договор, но не объяснили, что за договор, и какие у него последствия, В. не знала, что по договору собственность на квартиру переходит к Б., умысел противоречащий нравственности заключается том, что истица рассчитывала, что В. долго не проживет, и что в будущем она получит квартиру, первоначально В. принимала деньги от Б., В. в здравом уме и не нуждается в психиатрической помощи, способна оценивать действия окружающих, в связи с незаконными действиями Б. просил взыскать в пользу В. компенсацию морального вреда в размере 80000 руб..
Третье лицо — нотариус Б.Д. о времени и месте рассмотрения дела извещена, в судебное заседание не явилась, дело просила рассмотреть в ее отсутствие, ранее судебном заседании исковые требования В. не поддерживала, пояснила, что в 2006 году между В. и Б. был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, проект договора был подготовлен ею, стороны договора коридоре познакомились с проектом договора, затем текст договора был прочитан вслух, В. при этом задавала интересующие ее вопросы, она разъяснила последствия заключения договора, кроме того, В. лично подписала доверенность для регистрации договора при этом она еще раз ей объяснила суть указанного договора, В. понимала, что она ей говорит, в 2003 году В. у нее составлялось завещание, В. сама подписывала договор, В., интересовалась будет ли теперь квартира ее собственностью, на что она ответила, что она объяснила ей, что сохранится право пользования квартирой /л.д.159/.
Третье лицо — представитель ГУ Федеральной регистрационной службы по Петербургу и Ленинградской области о времени и месте рассмотрения дела извещён, в судебное заседание не явился.
Выслушав объяснения Б., В. их представителей, показания свидетелей, заключение судебно-медицинской экспертизы, изучив и оценив материалы гражданского дела, суд приходит к выводу, что иски сторонами заявлены необоснованно и удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.
Из материалов гражданского дела следует, что 19 января 2006 года между В. и Б. был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, согласно которому В. передала на праве собственности Б. квартиру дома 45, корпус 1 по ул.Крыленко в Санкт-Петербурге, а Б. обязалась предоставить В. пожизненное проживание в квартире и материальное содержание с иждивением, договор удостоверен нотариусом Б.Д., право собственности Б. на квартиру зарегистрировано в ГУ ФРС 07.02.2006 года /л.д.6,7/.
Б. неоднократно обращалась к В. с заявлением об определении порядка исполнения договора пожизненного содержания /л.д.8-14/.
24.01.2003 года В. завещала свою квартиру Б., 19.01.2006 В. также завещала свою квартиру Б., как и предыдущее представленное завещание удостоверено нотариусом Б.Д. /л.д.28,29/.
Согласно справке Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Васиной В.П. с 1999. было сделано 5 завещаний: 19.02.1999 года; 27.12.1999 года; 01.03.2000 года; 24.01.2003 года, 19.01.2006 года /дело 2-1280/08 л.д. 67/.
В. является инвалидом первой группы по общему заболеванию бессрочно /л.д.30/.
В. в суд представлены квитанции об оплате жилого помещения коммунальных услуг за январь, декабрь 2006 года, февраль, декабрь 2007 года, январь, март 2008 года /л.д. 72-74/.
В. 26 ноября 2008 года обращалась с заявлением к Прокурору Невского района по вопросу совершения мошеннических действий с квартирой дома 45/1 по ул.Крыленко с просьбой разобраться в ситуации и помочь вернуть квартиру назад, по заявлению УВД Невского района была проведена проверка, по результатам которой установлено, что в заявлении В. не содержится никакой информации о готовящемся или совершенном преступлении, проверка прекращена, материал проверки сдан в архив УВД по Невскому району, о результатах проверки В. извещена /материал проверки В-49 от 23.12.2008 года/.
По сообщению нотариуса Б.Д. 19.01.2006 года ею была удостоверена доверенность от имени В. на имя Б.Ф. для регистрации договора пожизненного содержания в ГУ ФРС /л.д.118, 119/.
Решением Невского районного суда от 20.03.2008 года В. было отказано в удовлетворении исковых требований к Б., Б.Ф. о расторжении договора пожизненной ренты, обязании произвести регистрацию права собственности на квартиру, решение суда вступило в законную силу, с исковыми требованиями В. обратилась 17.12.2007 года /л.д. 149-153/.
Допрошенная в качестве свидетеля Ф. пояснила, что Б. неоднократно пыталась наладить контакт с В., но безрезультатно, В. на звонки Б. не отвечала, в квартиру не пускала, ранее Б. просила для В. мужа свидетеля починить бра и по сантехнике, он приходил и чинил. Свидетель О. пояснила, что ей известно, что Б. за В. плохо ухаживает, в конце лета 2008 года В. попросила придти к ней, рассказала, что она судится с Б., В. пояснила ей, что знает, что такое рента, так как до Б. она отказала одному мужчине в заключении такого договора, проконсультировавшись с юристами, В. также сказала ей, что заключить такой договор с Б. она согласилась, потому, что Б. за ней хорошо ухаживала. Свидетель К. пояснила, что является социальным работником, регулярно приходит к В., квитанции по оплате за квартиру она оплачивала, деньги ей давала В., у собеса с В. заключен договор, с текстом указанного договора В. не знакомилась, свидетель зачитывала ей вслух /л.д.162-165/.
Суд принимает показания данных свидетелей в качестве доказательства по делу, так как их показания непротиворечивы и последовательны.
По настоящему делу была назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза, по заключению которой 19.01.2006 года В. с учетом ее зрения возможно могла прочитать только одно слово в названии документа «договор», в очках для близи могла прочитать название договора, колебания слуха у В., а также отсутствие объективных данных о состоянии слуха у В. в ближайшее время подписания договора не позволяют обоснованно высказаться о том, могла ли В. в отсутствие слухового аппарата слышать и воспринимать речи сторон, в том числе нотариуса, при заключении договора пожизненного содержания с иждивением от 19.01.2006 года /л.д. 209-217/.
В. в суд представлены акты обследования материально-бытового положения от 18.10.2007 года и 01.08.2008 года, согласно которых В. нуждается в посторонней помощи: приобретении продуктов, уборки квартиры, стирки белья; представлена смета на ремонт квартиры на сумму 55281 руб.; представлены квитанции об оплате за июнь, июль, сентябрь и август 2009 года; договор на оказание платных услуг — проведение судебно-медицинской экспертизы на 20000 руб. /л.д.12-24 том 2/.
Согласно ст.169 сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна.
Основы правопорядка — это установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение соблюдения правовых предписаний и защиту прав и свобод граждан. Нравственные или моральные устои, которым не должна противоречить гражданско-правовая сделка, включает в себя сложившиеся в обществе представления о добре и зле, справедливом и должном. Требования нравственности не закреплены в системе писанных норм. Условием для применения ст.169 ГК РФ является наличие умысла хотя бы у одного участника сделки, который означает понимание противоправности последствий совершаемой сделки и желание их наступления или допущения противоправных последствий. Наличие умысла должно быть доказано.
В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.
В. не представлено каких-либо доказательств в подтверждение наличия умысла у Б. завладеть ее квартирой, при этом не нести никаких обязательств по договору. Данные утверждения В. опровергаются, тем, что стороны знакомы были длительное время, в 2003 году В. составляла завещание на Б. и только через три года заключила с ней договор ренты, согласно пояснениям свидетеля О. В. было известно, что такое договор ренты, по этому вопросу она консультировалась с юристами. Б. договор ренты исполняла, что установлено Решением Невского районного суда от 20.03.2008 года, вступившего в законную силу.
Не могут быть приняты во внимание доводы В. о том, что стоимость квартиры несоизмерима с понесенными затратами Б. по договору пожизненного содержания, так как согласно ст.601 ГК РФ по договору получатель ренты передает квартиру в собственности плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина, закон не связывает стоимость имущества и предусмотренный договором размер платежей по ренте. Согласно договора сторонами было предусмотрено, что стоимость общего объема содержания с иждивением в месяц составляет 1500 руб., из материалов гражданского дела о расторжении договора следует, что Б. регулярно индексировала предусмотренную договором сумму, с апреля 2006 стала платить 1800 руб., с августа 2006 — 2000 руб., и так далее, а за январь, февраль 2008 года по 3000 руб. ежемесячно, в связи с чем не понятны утверждения В. о том, что ее понудили в заключению договора, применяя размер компенсации 100 руб. /дело 2-1280 л.д.28-32/.
Суд не может принять во внимание доводы В. о наличии у нее заболеваний зрения и слуха, чем воспользовалась Б., так как это является предположением и доказательств этому не представлено.
По договору пожизненного содержания с иждивением за В. сохраняется право пожизненного проживания в спорной квартире, а также плательщик ренты обязывается предоставить содержание В. на условиях, указанных в договоре.
С учетом вышеизложенного суд не находит, что оспариваемая сделка была совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, таким образом, оснований для удовлетворении исковых требований В. о признании договора пожизненного содержания недействительным по основаниям, предусмотренным ст.169 ГК РФ, не усматривается.
В соответствии со ст.178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.
Суд не может принять во внимание доводы В. о том, что она не была ознакомлена с текстом договора, так как согласно пояснениям нотариуса текст договора зачитывался ей вслух, В. задавала интересующие ее вопросы по существу сделки, не отрицала, что договор нотариусом зачитывался, доказательств обратного в суд не представлено, согласно показаниям свидетеля О. В. было известно о существе договора ренты, так она ранее отказывала мужчине в заключение такого договора, с Б. договор заключила, так как та хорошо за ней ухаживала. То, что В. имеет нарушения зрения и сниженный слух не могут являться основанием для признания договора недействительным, так как В. в случае проблем со слухом и зрением имела возможность отказаться от подписания договора, и получить дополнительные разъяснения по существу сделки.
Не нашли своего подтверждения доводы В. о том, что она считала, что подписывает дополнение к завещанию, ранее заявляла, что новое завещание /л.д. 21/, так как в тот же день она подписала завещание, а также выдала доверенность Б.Ф. на регистрацию договора пожизненного содержания в ГУ ФРС, согласно пояснениям нотариуса при выдаче доверенности В. также ею разъяснялось существо договора, доказательств в подтверждение своих доводов В. в суд не представила.
Кроме того, суд учитывает, что не признается существенным заблуждением неправильное представление о правах и обязанностях по сделке, законы должны быть известны каждому, и ссылка на их незнание не может признаваться основанием для оспаривания заключенных сделок.
Суд считает обоснованными доводы Б. о пропуске В. срока исковой давности обращения в суд с исковыми требованиями о признании недействительной сделки пожизненного содержания с иждивением по ст.178 ГК РФ, так как сделка по данному основанию является оспоримой и срок исковой давности согласно ст.181 ГК РФ установлен 1 год. Сделка была совершена 19.01.2006 года, В. обратилась в суд с иском 11.12.2008 года, то есть почти через три года после заключения сделки. Уважительных причин пропуска срока обращения в суд В. не представила. Даже если взять за основу пояснения В., что о том, что она была введена в заблуждение ей стало известно об этом летом 2006 года, когда она обращалась к нескольким нотариусам, то срок исковой давности обращения в суд также пропущен, суд учитывает то обстоятельство, что В. пояснила, что, узнав о договоре летом 2006 года, не возражала против его исполнения, принимала по договору денежные средства, а 17.12.2007 года обратилась в суд с иском о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, решением суда в иске было отказано, и лишь после обращения в суд с иском Б. обратилась со встречным иском о признании сделки недействительной.
По основаниям признания сделки недействительной, предусмотренным ст.169 ГК РФ суд не усматривает пропуска В. срока исковой давности.
На основании изложенного суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст.178 ГК РФ.
Требования В. о признании права собственности на спорную квартиру и признании недействительной регистрации права собственности на квартиру являются дополнительным к основным требованиям о признании сделки недействительной и удовлетворению также не подлежат.
Учитывая, что исковые требования В. о взыскании компенсации морального вреда заявлены в связи с действиями Б., выразившееся введением ее в заблуждение, тем, что Б. воспользовалась ее физическими недостатками, вынудила ее заключить договор, и в связи с признанием договора пожизненного содержания с иждивением недействительным, доказательств в подтверждение данных доводов В. не представлено, исковые требования В. о признании сделки недействительной удовлетворению не подлежат, отсутствуют основания для взыскания компенсации морального вреда в пользу В.
На основании изложенного не подлежат удовлетворению требования В. о взыскании с Б. судебных расходов в размере 20000 руб. по оплате судебно-медицинской экспертизы в соответствии со ст.98 ГПК РФ.
Не подлежат удовлетворению исковые требования Б. об обязании В. не чинить препятствия к исполнению договора пожизненного содержания с иждивением и определении порядка выполнения условий договора, так как В. возражает против заявленных исковых требований, ст.601-605 ГК РФ, договор пожизненного содержания с иждивением не предусматривают обязанности В. получать ренту и услуги по договору, это право В., в связи с чем, суд не вправе обязывать В. не чинить препятствий к исполнению договора и определять порядок выполнения условий договора, тем более, что действующим законодательством предусмотрена лишь возможность изменения размера рентных платежей. Стороны не лишены возможности в том же порядке, что и заключали договор, изменить условия договора и определить порядок его исполнения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 167, 169, 178, 181 ГК РФ, ст. ст. 56, 167, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Б. к В. об обязании не чинить препятствия к исполнению договора пожизненного содержания с иждивением от 19.01.2006 года и определении порядка выполнения условий указанного договора — отказать.
В удовлетворении встречных исковых требований В. к Б. о признании недействительным нотариально удостоверенного договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного с Б. 19.01.2006 года, признании недействительной регистрации права собственности на квартиру дома 45, корпус 1 по ул.Крыленко в Санкт-Петербурге, признании права собственности на указанную квартиру, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов — отказать.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней.

Судья

20.09.2010

НАШИ ПАРТНЕРЫ