Кассационное определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2010г. N33-15171/2010


Судья: Овчаров В. В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Рогачева И. А.
судей Вологдиной Т. И. и Нюхтилиной А. В.
при секретаре К.
рассмотрела в открытом судебном заседании 09 ноября 2010 года кассационную жалобу Х. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 07 октября 2010 года по делу N2-2714/10 по иску Х. к Ф. о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Рогачева И. А., объяснения Х., поддержавшей жалобу, судебная коллегия

установила:

Х., работающая юрисконсультом в Тайцевской КЭЧ, обратилась в суд с требованиями, уточненными в процессе судебного разбирательства, об обязании Ф. опровергнуть сведения об истице, содержащиеся в письме, подписанном и направленном жителями в мае 2010г. военному прокурору Ленинградского военного округа, которые, по мнению истицы, не соответствуют действительности и порочат ее честь, достоинство и деловую репутацию. В связи с этим истица также просила взыскать с ответчика, подписавшего данное письмо, денежную компенсацию морального вреда в размере 70000 рублей.
Решением Красносельского районного суда от 07.10.2010г. в удовлетворении требований Х. отказано.
В кассационной жалобе истица просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и вынести новое об удовлетворении иска.
Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие ответчика Ф., который извещен о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д.96, 97), о причине своей неявки не сообщил.
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого решения.
В соответствии с п.1 ст.152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Согласно пункту 5 этой статьи гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.
Из разъяснений, содержащихся в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N3 от 24.02.2005г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также о деловой репутации граждан и юридических лиц», следует, что порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
В пункте 9 того же Постановления указано, что в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В пункте 10 названного Постановления также разъяснено, что статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.
Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.
Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Разрешая спор, суд установил, что обращение жителей к военному прокурору Ленинградского военного округа имело место по поводу нарушений в деятельности Тайцевской КЭЧ и ее должностных лиц. По результатам проверки, проводившейся по этому заявлению военной прокуратурой Санкт-Петербургского гарнизона, начальнику Тайцевской КЭЧ было вынесено представление об устранении выявленных нарушений законов, регламентирующих вопросы управления государственным имуществом и его надлежащей эксплуатации (материал проверки N194).
Исходя из этого, а также приведенных выше разъяснений, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обращение жителей к прокурору с указанной жалобой, в которой содержалась и оценка деятельности юрисконсульта Тайцевской КЭЧ Х., не может расцениваться как распространение порочащих ее сведений, поскольку в данном случае гражданами было реализовано их конституционное право на обращение в органы прокуратуры с целью защиты их прав и интересов, которые они считали нарушенными.
При этом оснований полагать, что изложенные в обращении сведения, включая утверждение о том, что Х. заочно назвала нескольких заявителей «уродами», были приведены исключительно с целью причинить ей вред, не имеется, тем более, что из объяснений Ф., данных в процессе проверки заявления, следовало, что это высказывание было обращено лично к нему. Данное обстоятельство исключало возможность привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности за высказывание соответствующего утверждения вне зависимости от его действительности.
К тому же иные оспариваемые истицей сведения фактически представляют собой умозаключения заявителей по поводу личности и деятельности Х. в качестве юрисконсульта Тайцевской КЭЧ, основанные на фактических недостатках в работе Тайцевской КЭЧ, связанных с ненадлежащим содержанием жилищного фонда. Данные оценочные суждения, по мнению судебной коллегии, не содержат оскорбительных выражений и не могут быть предметом проверки на предмет их соответствия действительности, в связи с чем не могли быть признаны нуждающимися в опровержении как порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истицы.
Требования об опровержении содержащейся в письме информации о том, что ремонт квартиры Х. был произведен за счет денег заявителей, истица при рассмотрении дела не заявляла. В связи с этим соответствующий довод кассационной жалобы не может быть принят во внимание.
Поскольку обращение граждан в прокуратуру в силу приведенных выше разъяснений не является распространением порочащих и нуждающихся в опровержении сведений, довод жалобы о том, что участие ответчика в распространении таких сведений об истице подтверждается его подписью на заявлении, также не может быть принят во внимание.
Учитывая изложенное, обжалуемое решение следует признать правильным, и оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 07 октября 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Х. — без удовлетворения.

22.03.2011

НАШИ ПАРТНЕРЫ