ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
(812) 380-85-15
(812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15, (812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Кассационное определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2011г. N33-1183/2011


Судья: Владимирова О. И.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Рогачева И. А.
судей Нюхтилиной А. В. и Вологдиной Т. И.
при секретаре К.
рассмотрела в открытом судебном заседании 31 января 2011 года кассационную жалобу (представление) военного прокурора 53 военной прокуратуры на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2010 года по делу N2-4699/10 по иску военного прокурора 53 военной прокуратуры, поданному в защиту интересов Российской Федерации и Управления Северо-Западного ордена Красной Звезды регионального командования внутренних войск МВД России, к О. о взыскании стоимости неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Заслушав доклад судьи Рогачева И. А., объяснения заместителя военного прокурора 53 военной прокуратуры З., поддержавшего жалобу (представление), представителя Управления Северо-Западного регионального командования ВВ МВД России С., полагавшего, что обжалуемое решение подлежит отмене, и ответчика О., просившего оставить обжалуемое решение без изменения, судебная коллегия

установила:

Военный прокурор 53 военной прокуратуры обратился в суд, указав, что действует в интересах Российской Федерации, с иском о взыскании с О. в пользу Северо-Западного регионального командования внутренних войск МВД России стоимости неосновательного обогащения в размере 641368 рублей, соответствующей рыночной стоимости двухкомнатной квартиры в г.М., в отношении которой ответчиком 03.06.1999г. было дано гарантийное обязательство о ее освобождении и сдаче в резерв внутренних войск МВД России в случае выделения ему жилой площади по новому месту службы в Санкт-Петербурге.
Прокурором указано, что после выделения ответчику безвозмездной финансовой помощи в размере 478224 рублей по месту службы на покупку однокомнатной квартиры, которая была фактически приобретена ответчиком в порядке долевого участия в строительстве жилья, он произвел отчуждение указанной выше квартиры в г.М. по договору купли-продажи от 26.05.2005г. за 610000 рублей, в результате чего у него возникло неосновательное обогащение, подлежащее возмещению исходя из рыночной стоимости квартиры на момент ее отчуждения. Также прокурор просил взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленными на сумму стоимости неосновательного обогащения, в размере 264735 рублей 62 копейки.
Решением Красногвардейского районного суда от 24.11.2010г. в удовлетворении иска отказано.
Военным прокурором 53 военной прокуратуры подана кассационная жалоба на решение суда, в которой ставится вопрос об отмене решения как незаконного и необоснованного.
Учитывая, что прокурор участвовал в настоящем деле в порядке ст.45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в связи с обращением в суд в защиту чужих интересов), следует признать, что он в соответствии со ст.336 Кодекса пользуется правом принесения кассационного представления на решение суда. Вместе с тем неправильное оформление обращения прокурора в суд кассационной инстанции не препятствует его рассмотрению по существу в качестве кассационного представления, учитывая наличие соответствующих полномочий у лица, подписавшего жалобу.
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения.
Разрешая спор, суд пришел к правильному выводу о наличии основания к отказу в удовлетворении заявленных требований, предусмотренного п.2 ст.199 Гражданского кодекса Российской Федерации — пропуска срока исковой давности, о применении которой заявил ответчик (л.д.66-67).
Судебная коллегия считает возможным согласиться с этим выводом суда, основанным на надлежащей оценке имеющихся в деле доказательств и правильном применении норм материального права.
В соответствии со ст.195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Статьей 196 ГК РФ установлен общий срок исковой давности в три года, течение которого согласно п.1 ст.200 ГК РФ начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Требование о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения в связи с неисполнением гарантийного обязательства по сдаче жилого помещения носит производный характер, и исковая давность по нему подлежит исчислению с того же момента, что и давность по требованию об исполнении обязательства.
По смыслу положений ст.15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998г. N76-ФЗ в редакции, действовавшей в период выделения ответчику безвозмездной финансовой помощи, такая помощь представляла собой одну из форм, в которых могли выполняться обязательства государства по обеспечению военнослужащих жилыми помещениями.
Поэтому в данном случае суд правильно исходил из того, что исковая давность подлежит исчислению с 2001г., когда ответчику по месту службы в Санкт-Петербурге была предоставлена безвозмездная финансовая помощь на приобретение жилья (л.д.18) и проверялись основания для ее предоставления, в том числе выяснялось наличие у него другого жилого помещения. При этом ответчик не скрывал от должностных лиц и жилищно-бытовой комиссии сведений о наличии у него в собственности двухкомнатной квартиры в г.М., в отношении которой им было дано гарантийное обязательство о ее освобождении, что подтверждается документами, приобщенными к жилищному делу О. (л.д.12, 13, 23, 28, 32, 37-38).
Данные обстоятельства также подтверждены постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении О. от 06.05.2010г., вынесенным старшим следователем 53 военного следственного отдела Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Ленинградского военного округа (л.д.7-11).
Исходя из этого обязательство подлежало исполнению после выделения ответчику по месту службы в Санкт-Петербурге безвозмездной финансовой помощи на приобретение однокомнатной квартиры, предусмотренной договором долевого участия в строительстве жилого дома от 18.12.01г., заключенным между ответчиком и ЗАО «Ф» (л.д.17-22).
Как видно из материалов дела, сумма финансовой помощи была перечислена платежным поручением N334 от 20.12.2001г. (л.д.18).
Соответственно, с данного момента Управление СЗРК ВВ МВД России имело право требовать от ответчика исполнения его обязательства по освобождению и передаче квартиры в г.М.
Более того, в декабре 2002г. О. была передана по акту однокомнатная квартира, после чего решением жилищно-бытовой комиссии он был исключен из списков военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, как реализовавший указанное право, что подтверждало наличие оснований требовать исполнения гарантийного обязательства, данного ответчиком.
Утверждение прокурора о том, что указанное обязательство носит длящийся характер, нельзя признать обоснованным, поскольку из содержания обязательства следует, что оно было обусловлено предоставлением ответчику другого жилья по месту службы в Санкт-Петербурге.
При этом, как следует из материалов дела, в мае 2005г. О. было произведено отчуждение квартиры в г.М., что с учетом приведенных выше обстоятельств должно было стать известно Управлению СЗРК ВВ МВД России и безусловно свидетельствовало об отказе ответчика от исполнения обязательства.
Таким образом, срок исковой давности на момент обращения прокурора в суд с настоящим иском в октябре 2010г. был многократно пропущен и исходя из положений ст.205 ГК РФ не подлежал восстановлению.
На этот вывод не влияют доводы прокурора о том, что ему стало известно о неисполнении ответчиком обязательства о сдаче квартиры лишь 05.02.2010г. в ходе проведения проверки исполнения законодательства о сохранности федеральной собственности.
Поскольку процессуальный истец (государственный орган или иное лицо, которому законом предоставлено право на обращение в суд с иском в защиту других лиц — ст.46 ГПК РФ) не является субъектом нарушенного права и в связи с этим не обладает самостоятельным правом на обращение в суд, а реализует посредством такого обращения право на судебную защиту материального истца, исковая давность для него также не может исчисляться самостоятельно, а подлежит исчислению в том же порядке, что и для материального истца.
Соответствующее разъяснение содержится в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001г. N15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001г. N18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», где указано что в соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение (статьи 41, 42 ГПК РСФСР, статьи 41, 42 АПК РФ).
Изложенное выше распространяется и на требования, предъявленные прокурором в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ.
Таким образом, вынесенное по делу решение соответствует закону и фактическим обстоятельствам дела, оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.
Руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу (представление) военного прокурора 53 военной прокуратуры — без удовлетворения.

18.07.2011

НАШИ ПАРТНЕРЫ