ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15
пн-пт с 9.00 до 18.00

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда


 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 17 июля 2018 г. N 33-15216/2018

 

Судья: Глазачева С. Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Александровой Ю. К.

судей Медведкиной В. А., Птоховой З. Ю.

при секретаре М.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу М.Н. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 февраля 2018 года по гражданскому делу N 2-245/18 по иску М.Н. к Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга о восстановлении срока для принятия наследства, включении имущества в наследственную массу,

Заслушав доклад судьи Александровой Ю. К., объяснения истицы, ее представителя — Ч., действующей на основании доверенности N 78 АБ 2221649 от 14.03.2017 года, сроком на три года, представителя ответчика — К., действующей на основании доверенности N 01-29-1130/18-1-0 от 03.05.2018 года до 31.12.2018 года, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

М.Н. обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга о восстановлении срока для принятия наследства, включении имущества в наследственную массу,

В обоснование заявленных требований истец указала, что умерла С. 16 июля 2016 года.

После смерти С.. открылось наследство в виде квартиры по адресу: Санкт-Петербург.

Истец указала, что проживает в Москве, долгое время ухаживала за матерью-инвалидом, свекровью, детьми. Об открытии наследства, наличии завещания узнала из письма нотариуса.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, настаивая на удовлетворении заявленных требований, М.Н. просила восстановить срок для принятия наследства после смерти С., включить квартиру в наследственную массу.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 февраля 2018 года в удовлетворении заявленных М.Н. требований отказано.

В апелляционной жалобе М.Н. ставит вопрос об отмене постановленного судом решения, считая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, указывая в жалобе на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в обжалуемом решении, обстоятельствам дела, на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения истцы, представителей сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Судом первой инстанции, материалами дела подтверждается, а сторонами не оспаривается, что С. умерла 16 июля 2016 года.

Согласно пункту 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Следовательно, приведенная выше норма Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет суду право восстановить наследнику срок для принятия наследства только в случае представления последним доказательств не только тому обстоятельству, что он не знал об открытии наследства — смерти наследодателя (статья 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и не должен был знать об этом событии по объективным, независящим от него обстоятельствам.

В силу положения пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации, при отсутствии хотя бы одного из этих условий срок на принятие наследства, пропущенный наследником, восстановлению судом не подлежит.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», усматривается, что споры, связанные с восстановлением срока для принятия наследства и признанием наследника принявшим наследство, рассматриваются в порядке искового производства с привлечением в качестве ответчиков наследников, приобретших наследство (при наследовании выморочного имущества — Российской Федерации либо муниципального образования, субъекта Российской Федерации), независимо от получения ими свидетельства о праве на наследство.

Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 Гражданского кодекса Российской Федерации), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.; б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Разрешая по существу заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь приведенными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 «О судебной практике по делам по наследованию», оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отказе в их удовлетворении, поскольку истцом не представлены доказательства, свидетельствующие об уважительности причин пропуска срока для принятия наследства после смерти С.

Судебная коллегия считает возможным согласиться с указанным выводом Выборгского районного суда Санкт-Петербурга, поскольку в материалы дела М.Н. не представлены доказательства наличия исключительных, не зависящих от нее обстоятельств, препятствующих получить своевременно информацию о смерти С. и обратиться с заявлением о принятии наследства в установленный законом срок. Совокупность условий, которые позволяли бы восстановить истцу срок для принятия наследства, отсутствует.

При этом истицей, в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено никаких доказательств ухода за матерью, свекровью, детьми, на что она ссылается в обоснование своего иска. Выписка из медкарты истицы не подтверждает, что по состоянию здоровья она была лишена возможности приехать в Санкт-Петербург в спорный период.

Приведенные истицей обстоятельства того, что о смерти С. ей стало известно лишь в январе 2017 года, не может быть отнесено к числу уважительных причин, влекущих восстановление срока для принятия наследства, поскольку никаких доказательств, свидетельствующих о наличии каких-либо обстоятельств, лишавших истца объективной возможности поддерживать связи с наследодателем, а также о том, что истцом предпринимались меры к общению, интересоваться жизнью и здоровьем наследодателя, в материалы дела не представлено. Доводы, что С.. с ноября 2015 года категорически отказалась от получения помощи знакомых истицы, не подтверждают невозможность у истицы для общения с нею. При этом указания, что С. являлась плохослышащей и плоховидящей данное обстоятельство также не подтверждают, поскольку согласно материалов дела, она проживала одна, выезжала на дачу, лично обращалась в различные организации, в том числе и о получении социальной помощи, т.е. была контактна.

Судебная коллегия соглашается с судом первой инстанции о том, что при наличии должной осмотрительности М.Н., она могла своевременно узнать о смерти С.

В качестве одного из доводов апелляционной жалобы М.Н. указывает также и на то, что судом первой инстанции не дана надлежащая оценка показаниям допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей. Судебная коллегия полагая, что показания допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей судом первой инстанции оценены с учетом требований статьи 67 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, приходит к выводу о несостоятельности указанного довода апелляционной жалобы. Результат оценки показаний допрошенных свидетелей, произведенной с учетом требований относимости, допустимости, достоверности, достаточности и их взаимной связи в совокупности с иными доказательствами по делу, отражен судом в постановленном решении.

Судебная коллегия не усматривает основания для переоценки показаний опрошенных свидетелей по доводам апелляционной жалобы.

Ссылка истицы на отсутствие сведений о наличии завещания не дает оснований для восстановления срока вступления в наследство, так как в силу прямого указания Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» неосведомленность лица о составе наследственного имущества и иные сходные основания не являются значимыми для решения вопроса о восстановлении срока вступления в наследство.

Судебная коллегия считает, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба М.Н., которая не содержит предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, — оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

определила:

 

решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 февраля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М.Н. — без удовлетворения.

 

 

 

11.06.2019

НАШИ ПАРТНЕРЫ