ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15
пн-пт с 9.00 до 18.00

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда


 

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 3 июля 2018 г. N 33-13019/2018

 

Судья: Ткачева О. С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего Утенко Р. В.

Судей Савельевой Т. Ю., Грибиненко Н. Н.

при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании 03 июля 2018 года апелляционную жалобу администрации Адмиралтейского района Санкт-Петербурга на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 13 марта 2018 года по гражданскому делу N 2-65/18 по иску В. к Администрации Адмиралтейского района Санкт-Петербурга о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру.

Заслушав доклад судьи Утенко Р. В., выслушав пояснения истца В. и ее представителя Л., представителя ответчика И., судебная коллегия по гражданским Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

В. обратилась в суд с иском к администрации Адмиралтейского района Санкт-Петербурга о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: Санкт-Петербург.

Истец указала, что 02 ноября 2016 года В.Г. подала документы на приватизацию занимаемой ею квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург.

02 ноября 2016 года в МФЦ Адмиралтейского района был подан полный комплект документов, открыто Приватизационное дело Санкт-Петербург от 02.11.2016. Оформить право собственности на квартиру заявитель не успела, поскольку 17 ноября 2016 года В.Г. скончалась. Истец является сестрой умершей, приняла наследство в установленной законом форме.

Решением Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 13 марта 2018 года исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Квартира в Санкт-Петербурге включена в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти В.Г.

За В. признано право собственности на квартиру, расположенную в Санкт-Петербурге, общей площадью 33,8 кв. м, жилая площадь 15,3 кв. м, расположенную на 2 этаже.

В апелляционной жалобе представитель администрации Адмиралтейского района Санкт-Петербурга И. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель В. Л. просит решение суда оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Третьи лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены надлежаще.

Обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, изучив материалы дела, выслушав пояснения сторон, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что нанимателем спорной квартиры, 50 кв. м по адресу: Санкт-Петербург на основании ордера является В.Г.

02.11.2016 В.Г. обратилась через Многофункциональный центр Адмиралтейского района с заявлением и пакетом документов необходимым для приватизации жилого помещения по адресу: Санкт-Петербург, в СПб ГБУ «ГЖО» было сформировано дело.

17 ноября 2016 года В.Г. скончалась — Свидетельство о смерти IV-АК выдано.

Регистрация перехода права в отношении объекта не была произведена в связи со смертью В.Г.

После смерти В.Г. нотариусом Г. было открыто наследственное дело. Кроме В. с заявлением о принятии наследства обратился Я. (привлечен к участию в деле в качестве третьего лица), однако он является наследником седьмой очереди, тогда как В. второй.

Факт родственных отношений между В.Г. и В. не оспаривался в ходе рассмотрения дела.

Судом установлено, что В. в установленные ст. 1154 ГК РФ сроки своевременно подала заявление о принятии наследства нотариусу Г.

Истцом представлены доказательства того, что В.Г. при жизни изъявила намерение приватизировать занимаемую ею квартиру: выдала доверенность на предоставление ее интересов по вопросам приватизации, подала в установленном порядке заявление с документами в регистрирующий орган.

В ходе судебного разбирательства по запросу суда нотариус П. представила выписку из бумажного реестра регистрации нотариальных действий, выписку из электронного реестра нотариальных действий, находящихся в единой информационной системе нотариата »Нот», скан-образ доверенности, хранящейся в электронном реестре. Указанные документы свидетельствуют о нотариальном удостоверении выдачи В.Г. доверенности представителю с наделением последнего полномочиями совершения действий по приватизации занимаемой квартиры. Такие действия были совершены до смерти наследодателя.

Допрошенные свидетели С.Т., С.Н., являвшиеся в 2016 года работниками СПб ГБУ «КЦСОН», подтвердили волеизъявление В.Г. на приватизацию квартиру, сбор соответствующих документов.

Разрешая спор по существу, оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности, исходя из установленных по делу обстоятельств, руководствуясь положениями Закона РФ «О приватизации жилого фонда в Российской Федерации», ст. ст. 1112, 1142 ГК РФ, разъяснениями, изложенными в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами закона Российской Федерации „О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований.

Суд первой инстанции счел установленным, что при жизни В.Г. выразила волю на приватизацию спорного жилого помещения, что подтверждается обращением ее представителя, действующего на основании нотариально удостоверенной доверенности, с заявлением о приватизации со всеми необходимыми документами. По независящим от сторон обстоятельствам приватизация завершена не была, что позволяет включить спорную квартиру в состав наследственного имущества, открывшегося после смерти В.Г., в связи с чем за истцом В., как за наследником В.Г. второй очереди, принявшим наследство, признано право собственности на указанное жилое помещение в порядке наследования по закону.

Судебная коллегия считает, что оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции не имеется, поскольку они мотивированы, основаны на правильно установленных фактических обстоятельств дела, верной оценке собранных по делу доказательств. Нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, судом применены верно.

Правильность позиции суда подтверждается разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данными в абз. 3 п. 8 Постановления N 8 от 24.08.1993 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации „О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“, в которых указано, что если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Обжалуя решение суда, ответчик повторно ссылается на то, что при оформлении доверенности рукоприкладчиком от имени В.Г. не представлено каких-либо медицинских документов о наличии у нее заболевания глаз, а потому не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

В соответствии со статьей 1 Основ законодательства о нотариате нотариат призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц. В целях такой защиты законодательством установлены гарантии нотариальной деятельности, которые дают возможность нотариусу не быть зависимым от давления, воли или желания заинтересованных лиц.

Согласно статье 44 Основ законодательства о нотариате содержание нотариально удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов должно быть зачитано вслух участникам. Документы, оформляемые в нотариальном порядке, подписываются в присутствии нотариуса.

Если гражданин вследствие физических недостатков, болезни или по каким-либо иным причинам не может лично расписаться, по его поручению, в его присутствии и в присутствии нотариуса сделку, заявление или иной документ может подписать другой гражданин с указанием причин, в силу которых документ не мог быть подписан собственноручно гражданином, обратившимся за совершением нотариального действия.

При этом способность лица собственноручно подписать документ, то есть удостоверить свое согласие с документом путем проставления в нем подписи, обусловливается не только физической возможностью совершения определенных моторных движений рукой, но и возможностью восприятия документа.

Как следует из содержания доверенности от 09 октября 2016 года ввиду слабого зрения В.Г., по ее личной просьбе в присутствии нотариуса расписался рукоприкладчик С.Н. Текст доверенности нотариусом прочитан вслух доверителю до подписания. Личность представляемой и рукоприкладчика установлены, дееспособность проверена.

В силу положений статьи 1 Основ законодательства о нотариате и поскольку не доказано какое-либо злоупотребление в действиях нотариуса П., допуск С.Н. в качестве рукоприкладчика В.Г. подтверждает согласие последней на проставление от ее имени подписи указанным рукоприкладчиком, то есть фактическое поручение на соответствующие действия.

При рассмотрении настоящего дела указанная доверенность не признана недействительной в установленном законом порядке.

В соответствии с разъяснениями, содержащимся в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции», определение об отказе в принятии встречного иска по мотивам отсутствия условий, предусмотренных статьей 138 ГПК РФ, обжалованию в суд апелляционной или кассационной инстанции не подлежит, поскольку не препятствует реализации права на обращение за судебной защитой путем предъявления самостоятельного иска и возбуждения по нему другого производства (статьи 331, 371 ГПК РФ).

Из материалов дела усматривается, что 17 июля 2017 года ответчиком получено исковое заявление и повестка с вызовом в суд .д. 34 т. 1) 03.10.2017 в суд поступила копия приватизационного дела, содержащая, в частности, доверенность, выданную В.Г. 10.10.2016 .д. 77,79 т. 10).

Препятствий у ответчика как в самостоятельном обращении в суд с иском об оспаривании указанной доверенности, так и на предъявление встречного иска с соблюдением права В.Г. на рассмотрение ее иска в разумные сроки, не имелось. Сам по себе отказ суда в принятии встречного искового заявления 13 марта 2018 года, не подлежащий обжалованию, не может быть оценен как нарушающий право ответчика на самостоятельное обращение в суд с такими требованиями.

На дату вынесения обжалуемого судебного решения доверенность не признана не соответствующей требованиям законодательства, в связи с чем суждения ответчика относительно легитимности удостоверения подписи рукоприкладчиком не могут быть оценены в качестве основания к отмене решения суда.

Иных доводов, которые могли бы повлиять на сомнения в законности и обоснованности решения суда по существу спора апелляционная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 13 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

 

 

 

10.06.2019

НАШИ ПАРТНЕРЫ