ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15
пн-пт с 9.00 до 18.00

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда

 

 

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 20 сентября 2018 г. N 33-19903/2018

 

Судья: Кирсанова Е. В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего Осининой Н. А.,

Судей Цыганковой В. А., Пошурковой Е. В.,

При секретаре П.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу А. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2018 года по гражданскому делу N 2-130/2018 по иску К. к администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, А. о восстановлении срока принятия наследства, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Осининой Н. А., выслушав объяснения А. и ее представителя — П.С., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, А. о восстановлении срока принятия наследства после смерти И., умершего 10.05.2016, признании права собственности на 6/268 долей квартиры, расположенной по адресу Санкт-Петербург. В обоснование требований указывал, что проживал с наследодателем в одном доме на разных этажах, его родственником не являлся, оказывал вместе с семьей ему помощь, о том, что И. оставил на его имя завещание, истцу известно не было, узнал об этом от своей матери только в декабре 2016 года.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2018 года исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с указанным решением суда, А. подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы.

На основании ч. 3 ст. 167, ч. 1 ст. 327 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие К., представителя администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены состоявшегося решения.

Согласно положениям п. 1 ст. 1114 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) днем открытия наследства является день смерти гражданина.

В соответствии с п. 1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В силу п. 1 ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

В соответствии с п. 1 ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам, и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Как следует из п. 40 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.05.2012 года N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», споры, связанные с восстановлением срока для принятия наследства и признанием наследника принявшим наследство, рассматриваются в порядке искового производства с привлечением в качестве ответчиков наследников, приобретших наследство (при наследовании выморочного имущества — РФ либо муниципального образования, субъекта РФ), независимо от получения ими свидетельства о праве на наследство.

Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.;

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 10.05.2016 умер И. .д. 5). После его смерти открылось наследство в виде квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург (наследник Э. по завещанию) и 6/268 долей квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург (наследник по завещанию К.).

18.05.2016 нотариусом Л. открыто наследственное дело после смерти И. по заявлению Э. и А. (наследник по завещанию от 30.05.2015).

В ходе розыскных мероприятий нотариусом 29.11.2016 были обнаружены завещания оформленные Санкт-Петербург на имя Г., Э., К.

Материалами наследственного дела также установлено, что временно исполняющим нотариуса Л.Е. было направлено извещение в адрес К.Н.Б., при этом никаких сведений об имеющемся завещании на имя истца не направлялось, обратного суду не представлено.

Сторонами также не оспаривается тот факт, что К. в родственных отношениях с наследодателем не состоял.

К. в лице представителя пояснил, что о наличии данного завещания ему стало известно 15.12.2016 от матери М.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей мать истца М. и сестра К. показали, что текст завещания был ими найден при поисках иного документа, он находился в папке с газетными вырезками которую И. передал М. перед ее отъездом, о том, что находилось в папке им известно не было, равно как и о том, что И. оставил завещание на К., они общались с И., помогали ему, когда он просил, приносили продукты, возили в больницу и иное.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь вышеуказанными нормами, на основании тщательного анализа представленных доказательств, объяснений лиц, участвующих в деле, правильно определив юридически значимые обстоятельства, пришел к обоснованному выводу, что требования К. о восстановлении срока для принятия наследства по завещанию подлежат удовлетворению, поскольку материалами дела установлено, что К. не знал и не должен был знать об открытии в отношении его наследства после умершего И., поэтому пропустил срок для принятия наследства по уважительной причине, при этом в течение шести месяцев с момента своей осведомленности об открытии наследства обратился с соответствующим заявлением в суд, в связи с чем за К. надлежит признать право собственности на 6/268 долей на спорную квартиру.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они следуют из анализа всей совокупности представленных сторонами и исследованных судом доказательств, которые суд оценил в соответствии с правилами ст. 67 ГПК РФ, при этом мотивы, по которым суд пришел к данным выводам, подробно изложены в обжалуемом решении.

Доводы жалобы, сводящиеся к несогласию с удовлетворением требований К. о восстановлении срока для принятия наследства и признании права собственности на 6/268 долей в спорной квартире, подлежат отклонению судебной коллегией, поскольку, как установлено судом и подтверждается всей совокупностью представленных сторонами и добытых судом доказательств, оцененных судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, К. в родственных отношениях с И. не состоял, вместе не проживал. Не являясь наследником по закону, К. не знал и не мог знать о наличии у него каких-либо прав на наследственное имущество после смерти И., в связи с чем выводы суда об удовлетворении указанных требований К. являются верными, каких-либо доказательств, опровергающих изложенные выводы подателем жалобы в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ в материалы дела не представлено.

При этом то обстоятельство, что К. узнал о составленном в его пользу завещании 15.12.2016, подтверждается показаниями свидетелей М., К., которые были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда первой инстанции не имелось, как не имеется таковых и у судебной коллегии.

Ссылки в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что К. и его родственники не оказывали помощи умершему И., правового значения при решении вопроса о восстановлении срока для принятия К. наследства не имеет, поскольку для восстановления срока в порядке статьи 1155 Гражданского кодекса РФ юридическое значение имеет факт неосведомленности наследника об открытии наследства, представление наследником доказательств, свидетельствующих о том, что он не должен был знать об этом событии по объективным, не зависящим от него обстоятельствам, а также соблюдение таким наследником срока на обращение в суд с соответствующим заявлением. Указанные юридически значимые обстоятельства материалами настоящего дела с достоверностью установлены.

При таком положении у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для удовлетворения ходатайства ответчика о вызове и допросе свидетелей, как не имеется таковых и у судебной коллегии, поскольку обстоятельства, которые, по мнению ответчика, могут быть подтверждены свидетельскими показаниями, а именно то, что истец якобы не осуществлял уход за умершим, не имеют правового значения для рассмотрения настоящего спора.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что доводы подателя жалобы об отсутствии помощи умершему и неосуществлении за ним ухода со стороны К. и его родственников в совокупности с иными установленными судом обстоятельствами дела, по существу свидетельствуют в пользу доводов истца о том, что он не знал и не мог знать об открытии в отношении его наследства по завещанию после смерти И., с учетом того обстоятельства, что указанное завещание в установленном законом порядке недействительным не признано.

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда и переоценке доказательств, исследованных судом и получивших надлежащую оценку, а потому не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены решения суда.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу А. — без удовлетворения.

 

 

 

03.06.2019

НАШИ ПАРТНЕРЫ