Апелляционное постановление

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

г. Санкт-Петербург

 

28 декабря 2018 года Дело №А56-27178/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 декабря 2018 года

Постановление изготовлено в полном объеме 28 декабря 2018 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Масенковой И. В. судей Пряхиной Ю. В., Семиглазова В. А.

при ведении протокола судебного заседания: Лиозко В. И. (после перерыва Панкова Н. А.)

при участии:

П. — пр. С.В., дов. от 05.10.2018

А. — Т., дов. от 28.07.2018, пр. К., дов. от 09.07.2018

ООО «Я» — пр. Д., дов. от 10.12.2018

МИФНС №15 — пр. Б., дов. от 17.01.2018 №1, пр. М.А. — дов. от 09.07.2018

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-27223/2018, 13АП-28202/2018) А. на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от

27.08.2018 по делу № А56-27178/2017 (судья Лилль В. А.), принятое по иску П. к А. и обществу с ограниченной ответственностью «Я»

3-е лицо: МИФНС №15 по Санкт-Петебрургу

о признании увеличения уставного капитала общества несостоявшимся,

 

установил:

 

П. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к А. и обществу с ограниченной ответственностью «Я» (далее — Общество) о признании увеличения размера уставного капитала ООО «Я», оформленного Решением №2 от 14.07.2016, несостоявшимся; о признании недействительной государственной регистрации изменений, вносимых в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) от 22.07.2016 за ГРН 9167847016449; об обязании Межрайонной ИФНС №15 по Санкт-Петербургу исключить из ЕГРЮЛ сведения об А. как участнике Общества; об обязании МИФНС №15 по Санкт-Петербургу изменить в ЕГРЮЛ сведения о размере доли П. в уставном капитале Общества, указав ее равной 100%.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №15 по Санкт- Петербургу (далее — МИФНС №15 по СПб, регистрирующий орган) привлечено к участию в деле в качестве третьего лица. Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.10.2017 процессуальное положение МИФНС №15 по СПб изменено на ответчика по делу

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2018 иск удовлетворен частично, признано несостоявшимся увеличение уставного капитала ООО «Я» на основании решения №2 единственного участника от 14.07.2016; признана недействительной государственная регистрация изменений, вносимых в сведения, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц об обществе с ограниченной ответственностью «Я», осуществленную регистрирующим органом 22.07.2016 за ГРН 9167847016449; регистрирующий орган обязан внести в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о недействительности записи за ГРН 9167847016449 от 22.07.2016. В остальной части в удовлетворении иска отказано. При этом, суд первой инстанции отклонил ходатайство П. об исправлении опечатки в сети интернет; ходатайство общества с ограниченной ответственностью «Я» от 06.08.2018 об объединении настоящего дела с делом №А56-90814/2018 в одно производство; ходатайство А. от 30.07.2018 о назначении повторной судебной экспертизы. Суд первой инстанции указал на то, что принятие ООО «Я» решения о внесении изменений в учредительный документ и представление этих документов в регистрирующий орган не является доказательством увеличения уставного капитала. Увеличение уставного капитала общества может считаться состоявшимся только в случае, если все участники полностью внесли свои вклады. Надлежащим доказательством, подтверждающим фактическое внесение вклада в уставный капитал, являются платежные документы, подтверждающие передачу денежных средств. Такими доказательствами в соответствии с пунктом 5.1 Указания Банка России от 11.03.2014 № 3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства» и статьей 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» являются первичные учетные документы, подтверждающие расчетные операции. Ответчиками не представлено доказательств внесения дополнительных взносов, предусмотренных пунктом 4.1 Указания Банка России от 11.03.2014 № 3210-У, абзацем пятым пункта 5.1 Указания, письмами Федеральной налоговой службы России от 13.12. 2005 № ШТ6-07/1045 и Минфина России от 25 мая 2010 года № 03-03-06/1/349. Приобщенные к делу в подтверждение внесения денежных средств квитанция к приходному кассовому ордеру №1 от 14.07.2016, квитанция к приходному кассовому ордеру №2 от 14.07.2016 и справка ООО «Я» от 14.07.2016 не подтверждают факт внесения денежных средств А., П. в уставный капитал ООО «Я», поскольку из Заключения эксперта №068эк-18 от 17.05.2018 следует, что подписи в квитанции к приходному кассовому ордеру №1 от 14 июля 2016 года, квитанции к приходному кассовому ордеру №2 от 14 июля 2016 года в строке «Главный бухгалтер» выполнены не самой П., а каким-то другим лицом с подражанием подписи П. Эксперт пришел к аналогичному выводу относительно подписи в строке «Генеральный директор общества с ограниченной ответственностью „Я“ на бланке справки ООО «Я» от 14 июля 2016 года о том, что подпись выполнена не самой П., а каким-то другим лицом с подражанием подписи П. В нарушение Постановления Госкомстата РФ от 18.08.1998 №88 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации» об утверждении, в том числе, формы №КО-1 «Приходный кассовый ордер», пункта 5.1 Указания Банка России от 11.03.2014 № 3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства», в представленных квитанциях к приходным кассовым ордерам №1 и №2 от 14.07.2016, равно как и справке от 14.07.2018 не имеются оттиска печати (штампа) ООО «Я», на необходимость которого указано, в том числе, в письме Межрайонной ИФНС России №27 по Санкт-Петербургу № 19- 18/42185@ от 11.10.2017. Суд посчитал, что квитанции к приходным кассовым ордерам №1 от 14.07.2016, №2 от 14.07.2016 и справка ООО «Я» не отвечают признакам достоверности и допустимости, в силу чего не могут быть положены в обоснование фактического внесения А. и П. вкладов в уставный капитал ООО «Я», не являются надлежащим доказательством внесения вкладов в уставный капитал ООО «Я», соответственно, не доказано и в материалах дела отсутствуют доказательства увеличения уставного капитала ООО «Я». В отсутствие фактического внесения вкладов П. и А., и наличия императивно предусмотренного в Законе последствия данного бездействия, Решение единственного участника Общества от 14.07.2016 №2 об увеличении уставного капитала общества, не имеет юридической силы и не влечет каких-либо правовых последствий для ООО «Я». Увеличение уставного капитала на основании Решения от 14.07.2016 №2 не произошло, А. не доказан факт внесения денежных средств, равно как и не подтверждается, что и П. денежные средства в размере 240000 рублей в соответствии с Решением единственного участника Общества от 14.07.2016 №2, внесены в уставный капитал Общества. Несмотря на то, что заявление по форме № Р13001 содержало сведения об увеличении уставного капитала ООО «Я» до 500000 рублей, о включении в состав участников Общества — А. с размером доли в уставном капитале — 50% номинальной стоимостью 250000 рублей и, указанные в нем сведения являлись достоверными, и при принятии решения о внесении изменений в учредительные документы юридического лица, был соблюден установленный порядок, что подтверждено подписью П., подлинность которой свидетельствовала в нотариальном порядке И.Д., нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга, решение регистрирующего органа от 22.07.2016 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ООО «Я», было принято, согласно фактическим обстоятельствам, выявленным в ходе судебного процесса, на основании недостоверных сведений: внесение дополнительных вкладов в уставный капитал Общества, не произведено.

Оценивая заявление А. о попуске срока исковой давности, суд первой инстанции указал на то, что П. не оспариваются указанные А. решения. При этом суд согласился с доводами ответчиков о том, что документы о государственной регистрации изменений, получены уполномоченным представителем истца 25.07.2016, что подтверждается листом учетом выдачи документов (том.1, л.д. 93). Следовательно, истцу стало известно о приобретении А. статуса участника Общества с 50% долей участия 25.07.2016. Право на предъявление требования об исключении сведений об А. как участнике Общества возникло у заявителя со следующего дня после получения решения налогового органа, то есть 26.07.2016. При этом, суд не может согласиться со ссылками ответчиков на положения пункта 4 статьи 43 Закона об ООО, недействительным, поскольку П., как единственным участником принято решение №2 об увеличении уставного капитала, и данное решение ею не оспаривается, волеизъявление имело место быть. Требование П. о признании недействительной государственной регистрации изменений, внесенных в сведения о юридическом лице ООО «Я» от 22.07.2016 в ЕГРЮЛ за ГРН9167847016449, связанных с внесением изменений о размере уставного капитала, в связи с требованием о признании увеличения уставного капитала ООО «Я», оформленного Решением №2 единственного участника ООО «Я» от 14.07.2016, несостоявшимся, срок исковой давности по которому составляет три года, коль скоро не предусмотрено иного специального срока исковой давности по предъявленному требованию, подлежит удовлетворению. Истица утверждает, что о наличии спорных квитанций к приходным кассовым ордерам №1 и №2 от 14.07.2016, равно как и справке от 14.07.2018, ей стало известно в ходе судебного процесса, по представлению подлинных экземпляров указанных документов в дело регистрирующим органом, ею сделано заявление о фальсификации доказательств и о проведении судебной экспертизы. Факт внесения вклада, единственным участником Общества, отрицается, доказательств, опровергающих этот факт, не приобщено в дело. При этом обоснованным следует признать довод ответчиков, что не подлежат удовлетворению требования П. об обязании регистрирующий орган исключить из ЕГРЮЛ сведения об А. как участнике ООО «Я», а также требования П. об обязании регистрирующий орган изменить в Едином государственном реестре юридических лиц сведения о доле Павловой Оксаны Александровны в уставном капитале ООО «Я», указав ее равной 100%. Право лица, подлежащее защите судом, есть субъективное гражданское право, принадлежащее конкретному участнику гражданских правоотношений. Установление срока, ограничивающего защиту такого права в судебном порядке, имеет целью лишить правообладателя по его истечении возможности добиться судебного принуждения к исполнению его требования. В случае срока исковой давности принудительная (судебная) защита прав истца независимо от того, было ли в действительности нарушение его прав, невозможна. При таких обстоятельствах, принимая во внимание также позицию представителя А., заявившего о пропуске срока исковой давности, оснований для удовлетворения указанных требований не имеется. Нельзя не согласиться с утверждениями ответчиков о тех фактах, которые свидетельствовали об осведомленности заявителя, что вторым участником Общества, является А. В частности: П. подписала и лично представила в целях открытия счетов в банках информацию об увеличении уставного капитала ООО «Я»: в ПАО «П» предоставлена анкета-вопросник клиента юридического лица, не являющегося кредитной организаций от 10.02.2017. На странице 2 анкеты-опросника указано, что Обществом владеют два участника (А. и П.). На странице 3 анкеты-опросника указано, что доли в размере 500000 рублей зарегистрированы и оплачены в полном объеме. В материалах дела содержится пакет документов, представленный П. для открытия расчетного счета в ПАО Банк «А» (см. том. 3). Из содержания представленных документов следует, что уставный капитал ООО «Я» составляет 500000 рублей, участниками являются А. (50% УК, 250000 рублей), и П. (50% УК, 250000 рублей). Указанная информация подтверждена личной подписью П. Кроме того, самой П. представлен в банк лист записи по форме №50007 от 22.07.2016, подтверждающий увеличение уставного капитала Общества, а также связанные с этим изменения в устав ООО «Я», зарегистрированные 22.07.2016. Приведенным, подтверждается, что П. не вправе требовать признания недействительным решения регистрирующего органа о регистрации изменений, связанных с изменениями, внесенными в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ о составе участников Общества и размере принадлежащих им долей, а, соответственно, исключения из ЕГРЮЛ сведений об А., как участнике Общества, владеющей 50% долями участия В данном случае утверждения П. о недоказанности А. факта внесения вклада в уставный капитал Общества, недостаточно для удовлетворения этих требований по вышеизложенным основаниям (пропуск срока на обжалование решения регистрирующего органа в этой части). Участие истца в собраниях участников ООО «Я» вместе с А. подтверждается Протоколом № 1/17 от 10.03.2017, из содержания которого следует принятие решения о смене генерального директора ООО «Я» (том.1, л.д. 147). Согласно данному Протоколу, усматривается, что П. признается А. в качестве участника Общества с указанной в протоколе долей (50%). Доказательств оспаривания решения, оформленного данным протоколом, не имеется, о непринадлежности этой подписи истцу, не заявлено. Признание легитимности решения, оформленного Протоколом №1/17 от 10.03.2017, подтверждается судебными спорами, в рамках которых участвовал истец. В частности, дело №2 — 3359/2018 слушается во Фрунзенском районном суде Санкт-Петербурга по иску П. о восстановлении на работе. В указанном деле П. к исковому заявлению приложен Протокол №1/17 от 10.03.2017, в соответствии с которым принято решение о смене генерального директора (с П. на А.). П. признавалась легитимность деятельности А. в качестве генерального директора Общества при защите своих прав и законных интересов по административным делам ООО «Я» (дела: №12- 271/2018, №12-273/2018, №12-47/2018). Утверждение ответчиков о том, что-то  обстоятельство, что исследуемые подписи от имени П. выполнены не самой П., а каким-то другим лицом с подражанием подписи П. не является основанием для оспаривания увеличения уставного капитала ООО «Я», оформленного Решением № 2 единственного участника ООО «Я» от 14.07.2016, а также для признания недействительной государственную регистрацию изменений, внесенных в сведения о юридическом лице ООО «Я» от 22.07.2016 в Единый государственный реестр юридических лиц за ГРН 9167847016449, является ошибочным. Суд отклонил доводы ответчиков о злоупотреблении истцом правом со ссылкой на то, что В Обществе между двумя, равноценными участниками, имеет место корпоративный конфликт, что не отрицается его сторонами. Соответственно, строить судебную защиту на утверждении о наличии в поведении недобросовестности, а в действиях злоупотребление правом одной из сторон конфликта, несправедливо и неправомерно. Материалами дела подтверждается, что истец своими действиями пытался сохранить оспариваемые сведения об ООО «Я», но в результате анализа и оценки всех обстоятельств спора, приложенных в его обоснование доказательств, суд пришел к выводу, что увеличение уставного капитала Общества, не состоялось. Отклонена ссылка ответчиков на то, что судом должно быть учтено то обстоятельство, что Тринадцатым арбитражным апелляционным судом по делу №А56-65045/2017 сделан вывод о недобросовестности действий (бездействия) генерального директора ООО «Я» П., которая выразилась в не предоставлении новому генеральному директору Общества А. документов, относящихся к деятельности Общества, и применена преюдиция данного вывода.

На решение суда первой инстанции подана апелляционная жалоба ООО «Я», которое просило отменить обжалуемый судебный акт в части признания несостоявшимся увеличения уставного капитала, признания недействительной государственной регистрации (запись от 22.07.2016 ГРН 9167847016449) и обязания регистрирующий орган внести запись о недействительности указанной записи. В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель сослался на то, что суд, признав факт пропуска истцом срока исковой давности, не отказал в удовлетворении иска. Суд самостоятельно сформулировал требование об обязании регистрирующего органа внести сведения о недействительности оспариваемой записи. Для оспаривания решения регистрирующего органа установлен срок для обращения в суд — три месяца. Суд фактически признал факт злоупотребления правом со стороны истца. Признавая недействительной оспариваемую запись, суд, тем самым, фактически исключил А. из числа участников Общества. Меры по государственной регистрации увеличения уставного капитала были приняты непосредственно П. В принятии решения общим собранием участников участвовала, также, и А. Со стороны П. имеет место злоупотребление правом в условиях корпоративного конфликта. Злоупотребление правом со стороны П. установлено, также, в рамках дела №А56-65045/2017, при рассмотрении которого П. признавала факт прекращения ее полномочий как генерального директора Общества. Суд вышел за пределы заявленного требования. Также суд вынес решение о правах и обязанностях регистрирующего органа, привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица. Суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении ходатайства А. об объединении дел №№А56-27178/2017 и А56-90814/2018 в одно производство. Суд первой инстанции неправомерно руководствовался Заключением эксперта от 17.05.2018 №068эк-18 эксперта АНО «Р» С., поскольку указанное заключение не отвечает требованиям Федерального закона №73 -ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», что подтверждается представленной в материалы дела рецензией на заключение эксперта, требования к проведению повторной экспертизы не соблюдены. На момент проведения повторной экспертизы в распоряжении эксперта находился всего один свободный образец подписи П., при том, что исследуемая подпись является кратной. П. могла повлиять на форму условно-свободных образцов с учетом наличия спора.

Решение суда по аналогичным основаниям обжаловано А.

В отзыве на апелляционные жалобы П. возражала против ее удовлетворения, ссылаясь на то, что заявленные требования также содержали требования об исключении сведений об А. из ЕГРЮЛ. МИФНС №15, вопреки утверждению подателей апелляционных жалоб, привлечена к участию в деле в качестве ответчика. Производство по делу №А56-90814/2018 приостановлено, оснований для объединения дел в одно производство не имелось. Так как увеличение уставного капитала не произошло, решение о регистрации соответствующих сведений принято регистрирующим органом с нарушением закона. С учетом даты получения сведений из ЕГРЮЛ о приобретении А. статуса участника Общества 25.07.2016, срок исковой давности не пропущен. Ответчик не указал, каким образом со стороны истца допущено злоупотребление правом. Документы, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе, надлежащими доказательствами по делу не являются. Надлежащих доказательств внесения дополнительных вкладов в уставной капитал не представлено. Доводы ответчиков о нарушении при проведении судебной экспертизы, не состоятельны. Повторная экспертиза представляет собой самостоятельное исследование, а не рецензию на ранее подготовленное заключение эксперта. Количество образцов подписи, которое должно быть представлено эксперту, не регламентируется, и являлось в данном случае достаточным для проведения исследования, что подтверждается фактом его проведения. Экспертом сделаны исчерпывающие выводы из представленных материалов. Заключение специалиста в рецензии, на которую ссылаются ответчики, являются выражением его личного субъективного мнения, специалист об уголовной ответственности за дачу ложного заключения не предупреждался.

В отзыве на апелляционную жалобу МИФНС №15 по Санкт-Петербургу сослалось на то, что в компетенцию регистрирующего органа не входит оценка законности решений органов управления юридических лиц, сделок и иных оснований возникновения прав и обязанностей, на основании которых последовало обращение о регистрации права. Оснований для отказа в государственной регистрации в данном случае не имелось. Регистрирующий орган поддержал позиции подателей апелляционных жалоб.

От ООО «Я» в лице представителя по доверенности, подписанной генеральным директором П., поступило заявление об отказе от апелляционной жалобы

А. представила возражения относительно принятия отказа со ссылкой на то, что в ЕГРЮЛ внесены сведения о недостоверности записи о П. как о генеральном директоре Общества, внесенной 30.11.2018 и наличие в Обществе корпоративного конфликта.

С учетом наличия в Обществе корпоративного конфликта и спора относительно полномочий органов управления Обществом, апелляционный суд считает, что заявление отказа Общества в лице одной из сторон корпоративного конфликта от апелляционной жалобы может повлечь нарушение прав другой стороны корпоративного конфликта. С учетом положений статьи 49 АПК РФ, отказ от апелляционной жалобы в данном случае не может быть принят.

А. заявила ходатайство о назначении повторной почерковедческой экспертизы, со ссылкой на представленную в материалы дела рецензию на заключение эксперта по результатам повторной экспертизы, проведенной судом первой инстанции.

В судебном заседании апелляционного суда представители подателей апелляционных жалоб поддержали ходатайство о назначении повторной экспертизы. Представитель истца против удовлетворения ходатайства возражал. Представитель регистрирующего органа оставил разрешение ходатайства на усмотрение суда.

Оценив доводы ходатайства о проведении повторной экспертизы, апелляционный суд не усматривает оснований для его удовлетворения. По смыслу положений статьи 87 АПК РФ, при проведении повторной экспертизы исследование производится заново, оснований для представления для исследования ранее составленного заключения экспертизы, не имеется. Повторность проведения экспертизы в данном случае заключается в исследовании одного и того же предмета — подписей от имени истца исследуемых документах. Обязательного использования в исследовании тех же образцов для сравнения положениями нормативных актов в данном случае не предусмотрено. Основным требованиям к образцам для исследования в данном случае является наличие подтверждения выполнения их П., что ответчиками не оспаривается. Достаточность образцов для исследования может быть определена только экспертом, так как для решения этого вопроса требуется применение специальных познаний. Эксперт в данном случае счел достаточными представленные для исследования образцы, и у суда не имеется оснований для переоценки указанного вывода эксперта. Довод ответчика об изменении П. условно-свободных образцов подписи является предположительным. Учитывая, что особенности подчерка являются следствием выработанной привычки, их волевое изменение затруднительно, и должно было быть замечено экспертом. Таким образом, обстоятельств, влекущих в силу положений статьи 87 АПК РФ необходимость назначения повторной экспертизы, в данном случае не усматривается, ходатайство назначении повторной экспертизы отклонено.

Представители подателей апелляционных жалоб поддержали их доводы. Представитель истца против удовлетворения апелляционных жалоб возражал по мотивам, изложенным в отзыве. Третье лицо поддержало доводы представленного в материалы дела отзыва.

Возражений против проверки законности и обоснованности обжалуемого решения в переделах доводов апелляционных жалоб не заявлено. Дело рассмотрено в порядке части 5 статьи 268 ГК РФ.

Заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, оценив доводы апелляционных жалоб, отзывов на них, выводы решения суда в обжалуемой части, представленные в материалы дела доказательства, апелляционный суд не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда в обжалуемой части.

Как следует из материалов дела, ООО «Я» было создано решением единственного учредителя П. от 25.02.2015 №1 с уставным капиталом в размере 10000,00 руб.

Решением единственного участника от 14.07.2016 №2 П. приняла решение об увеличении уставного капитала Общества до 500000,00 руб. за счет дополнительного вклада единственного участника в размере 240000,00 руб. и вклада третьего лица, принимаемого в Общество — А. в размере 250000.00 руб.

Внесение дополнительных вкладов предусмотрено денежными средствами. По итогам увеличения уставного капитала П. и А. причитались доли участия в Обществе по 50% каждой, номинальной стоимостью по 250000.00 руб.

Решением определено, что дополнительные вклады должны были быть внесены до 17.07.2016.

Указанным решением утверждены соответствующие изменения в Устав Общества.

Со ссылкой на указанное решение, П. подано 25.07.2016 заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ в связи с увеличением уставного капитала, к которому в качестве подтверждения внесения денежных средств в оплату уставного капитала представлены: квитанция к приходному кассовому ордеру от 14.07.2016 на сумму 250000,00 руб. от А. и квитанция к приходному кассовому ордеру от 14.07.2016 на сумму 240000,00 руб. от П. В квитанциях совершены подписи за главного бухгалтера от имени П. и за кассира от имени Путилова В. М. Также представлена подписанная от имени П. справка ООО «Я» о поступлении в общество дополнительных вкладов в общей сумме 490000,00 руб., датированная 14.07.2016.

На основании заявления в ЕГРЮЛ внесена запись от 22.07.2016 №9167847016449 об участниках Общества П. и А., которым принадлежит по 50% уставного капитала, номинальной стоимостью по 250000,00 руб.

В силу положений пункта 2 статьи 19 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», общее собрание участников общества может принять решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления участника общества (заявлений участников общества) о внесении дополнительного вклада и (или), если это не запрещено уставом общества, заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада. Такое решение принимается всеми участниками общества единогласно.

В заявлении участника общества и в заявлении третьего лица должны быть указаны размер и состав вклада, порядок и срок его внесения, а также размер доли, которую участник общества или третье лицо хотели бы иметь в уставном капитале общества. В заявлении могут быть указаны и иные условия внесения вкладов и вступления в общество.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала общества на основании заявления участника общества или заявлений участников общества о внесении им или ими дополнительного вклада должно быть принято решение о внесении в устав общества, утвержденный учредителями (участниками) общества, изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, а также решение об увеличении номинальной стоимости доли участника общества или долей участников общества, подавших заявления о внесении дополнительного вклада, и в случае необходимости решение об изменении размеров долей участников общества. Такие решения принимаются всеми участниками общества единогласно. При этом номинальная стоимость доли каждого участника общества, подавшего заявление о внесении дополнительного вклада, увеличивается на сумму, равную или меньшую стоимости его дополнительного вклада.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала общества на основании заявления третьего лица или заявлений третьих лиц о принятии его или их в общество и внесении вклада должны быть приняты решения о принятии его или их в общество, о внесении в устав общества, утвержденный учредителями (участниками) общества, изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, об определении номинальной стоимости и размера доли или долей третьего лица или третьих лиц, а также об изменении размеров долей участников общества. Такие решения принимаются всеми участниками общества единогласно. Номинальная стоимость доли, приобретаемой каждым третьим лицом, принимаемым в общество, не должна быть больше стоимости его вклада.

Внесение дополнительных вкладов участниками общества и вкладов третьими лицами должно быть осуществлено не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия общим собранием участников общества предусмотренных настоящим пунктом решений.

В пункте 2.2. указанного положения оговорено, что в случае несоблюдения сроков, предусмотренных абзацем третьим пункта 1, абзацем пятым пункта 2 и пунктом 2.1 настоящей статьи, увеличение уставного капитала общества признается несостоявшимся.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции П. заявлено о фальсификации квитанции к приходному кассовому ордеру №1 от 14 июля 2016 года, квитанции к приходному кассовому ордеру №2 от 14 июля 2016 года и справки ООО «Я» от 14 июля 2016 года.

Поскольку А. не согласилась на исключение указанных доказательств из числа доказательств по делу, для поверки заявления о фальсификации, определением суда от 25.10.2017 назначена судебная почерковедческая экспертиза.

Проведение экспертизы поручено эксперту ООО «А» (196084 г. Санкт-Петербург, наб. Обводного канала) — А.

На разрешение эксперта был поставлен следующий вопрос: выполнена ли подпись в квитанции к приходному ордеру № 1 от 14.07.2016 П. самой П. или другим лицом?

Согласно Заключению эксперта № 203/А56-27178/2017 от 26 декабря 2017 года А., подписи от имени П. на следующих документах: Квитанция к приходному кассовому ордеру № 1 от 14 июля 2016 года на сумму 250000 рублей; Квитанция к приходному кассовому ордеру № 2 от 14 июля 2016 года на сумму 240000 рублей; Справка от 14 июля 2016 года, выполнены, вероятнее всего, самой П.

После получения указанного заключения, судом удовлетворено ходатайство истца о назначении повторной судебной экспертизы, со ссылками на вероятный (предположительный) характер вывода, сделанного экспертом А., в целях устранения данной неясности и, учитывая невозможность точного определения принадлежности подписей на исследуемых документах.

Определением от 14.04.2018 назначена повторная судебная почерковедческая экспертиза, проведение которой, с учетом мнений сторон, оценки представленных экспертными организациями ответов на запросы, невозможности установления фактических обстоятельств спора без привлечения лиц, обладающих специальными познаниями, в целях обеспечения равных процессуальных прав участников судебного процесса, судом выбран эксперт экспертного учреждения Автономная Некоммерческая Организация «Р»- С.

В материалы дела поступило Заключение эксперта № 068эк-18 от 17 мая 2018 года, составленное С., в котором эксперт пришел к следующим выводам: Исследуемые подписи от имени П., расположенные: в строке «Главный бухгалтер», слева от рукописного текста «П.», в нижней части листа печатного бланка Квитанции к приходному кассовому ордеру № 1 от 14 июля 2016 года на сумму 250000 рублей; — в строке «Главный бухгалтер», в нижней части листа печатного бланка Квитанции к приходному кассовому ордеру № 2 от 14 июля 2016 года на сумму 240000 рублей; в строке «Генеральный директор Общества с ограниченной ответственностью „Я“, слева от печатного текста «П.» в нижней части печатного бланка Справки ООО «Я» от 14 июля 2016 года выполнены не самой П., а другим лицом с подражанием подписи П.

В судебном заседании 06.08.2018 эксперт С. дал пояснения по выводам, сделанным им в своем Заключении, ответив на вопросы представителей ответчиков, дополнительно поддержав результаты исследования.

Таким образом, платежные документы, представленные в обоснование передачи дополнительных вкладов в уставный капитал, являются недостоверными доказательствами, и не могут подтверждать данного обстоятельства.

Иных доказательств внесения денежных средств в качестве вклада в уставный капитал в материалы дела не представлено.

Обращение о государственной регистрации изменений в уставный капитал Общества, допуск П. А. к голосованию является следствием принятого решения об увеличении уставного капитала и действиями по регистрации второго участника Общества, но не подтверждается факта реального внесения вклада в уставный капитал. Ни в решении об увеличении уставного капитала, ни в каких-либо иных документах фактическая передача денежных средств Обществу в качестве увеличения уставного капитала не отражена. При этом, суд первой инстанции верно сослался на то, что данное обстоятельство в силу положений статьи 68 АПК РФ, должно подтверждаться документами, которыми, в силу требований действующих нормативных актов, оформляется проведение расчетов денежными средствами.

Таким образом, суд первой инстанции верно указал на то, что в данном случае имеются основания для вывода о том, что увеличение уставного капитала не состоялось.

Неисполнение обязанностей участниками Общества по внесению дополнительных взносов в уставный капитал влечет нарушение, в том числе прав иных лиц, не являющихся участниками корпоративных правоотношений, а именно, кредиторов Общества, таким образом, обращение участника с требованием о признании нестоявшимся увеличение уставного капитала, не может быть квалифицировано как злоупотребление правом, в том числе и при наличии корпоративного конфликта между участниками Общества.

Положениями Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» не предусмотрено специального срока исковой давности для заявления требования о признании несостоявшимся увеличения уставного капитала, следовательно, в данном случае подлежит применению общий срок исковой давности в три года, предусмотренный статьей 196 ГК РФ. Требование о признании несостоявшимся увеличения уставного капитала не связано с оспариванием решений органов управления Общества, следовательно, оснований для применения специального сокращенного срока для оспаривания таких решений, не имеется.

В данном случае срок, предусмотренный абзацем 5 пункта 2 статьи 19 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» истек, вклады участниками не внесены. Обращение в суд последовало в пределах трехгодичного срока с момента истечения предельного срока для внесения взносов, то есть, в предела срока исковой давности.

В силу положений пункта 4.4 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», государственная регистрация не может быть осуществлена в случае установления недостоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц.

В данном случае регистрация изменений сведений об увеличении уставного капитала Общества и приобретении, в связи с этим, П. и А. прав участников Общества с долей участия по 50% номинальной стоимостью 250000,00 руб. каждая имела место на основании недостоверных сведений об увеличении уставного капитала Общества за счет внесения дополнительных вкладов, таким образом, соответствующая регистрационная запись (акт государственной регистрации, согласно статье 1 Федерального закона №129 -ФЗ)», не соответствует требованиям закона и нарушает права истца и иных лиц на соблюдение принципа достоверности сведений, отраженных в государственном реестре.

В силу положений статьи 198 АПК РФ, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, признавая несостоявшимся увеличение уставного капитала, суд первой инстанции пришел к верному выводу о недействительности записи о государственной регистрации изменений от 22.07.2016 за ГРН 9167847016449.

Исходя из положений части 4 статьи 201 АПК РФ, признавая недействительным ненормативный акт, арбитражный суд указывает в резолютивной части судебного акта, в том числе, на обязанность соответствующего органа устранить допущенные нарушения. Данное указание включается в резолютивную часть судебного акта в силу закона, вне зависимости от того, был ли указан способ восстановления нарушенного права заявителем. Вывод суда первой инстанции об обязании включить в ЕГРЮЛ сведения о недействительности указанной выше записи соответствуют положениям части 4 статьи 201 АПК РФ, и не может быть квалифицирован как выход за пределы предмета заявленного требования.

В части 4 статьи 198 АПК РФ оговорено, что заявление о недействительности ненормативного акта может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

О недостоверности сведений, представленных при регистрации сведений об увеличении уставного капитала истцу стало достоверно известно лишь в ходе рассматриваемого судебного спора, после установления представления в регистрирующий орган поддельных платежных документов. Таким образом, срок на обжалование регистрационной записи не может являться пропущенным.

Учитывая изложенное, апелляционный суд не усматривает оснований для вывода о нарушении судом первой инстанции норм материального или процессуального права.

Как указано выше, МИФНС №15 по Санкт-Петербургу была привлечена судом в надлежащем процессуальном качестве, в качестве ответчика.

В силу положений статьи 130 ГК РФ, объединение дел в одно производство является правом, а не обязанностью суда, и отказ в удовлетворении соответствующего ходатайства не влияет на законность выводов суда по существу рассмотренного спора.

Учитывая изложенное, решение суда первой инстанции в обжалуемой части следует оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.08.2018 по делу № А56-27178/2017 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо¬Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

И.В. Масенкова

 

Судьи

Ю.В. Пряхина

В.А. Семиглазов

 

 

 

 

 

22.04.2019

НАШИ ПАРТНЕРЫ