ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
(812) 380-85-15
(812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15, (812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Апелляционное постановление

 

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

г. Санкт-Петербург

 

16 октября 2018 года Дело № А56-22987/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 09 октября 2018 года Постановление изготовлено в полном объеме 16 октября 2018 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего И.В. Сотова судей Т.А. Кашиной, В.Б. Слобожаниной

при ведении протокола судебного заседания секретарем В.О. Лиозко при участии:

от истца: генеральный директор Б.

от ответчика: представитель О. по доверенности от 10.01.2018 г. от третьих лиц: представитель Т. – И. по доверенности от 11.04.2017 г.; от С. — не явился, извещен

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-24501/2018) ООО «Т» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.08.2018 г. по делу № А56-22987/2018 (судья В.А. Лилль), принятое по заявлению ООО «Т» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 15 по Санкт- Петербургу

третьи лица: С. и Т. о признании недействительным решения налогового органа

 

установил:

 

Общество с ограниченной ответственностью «Т» (далее — Заявитель) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области (далее — арбитражный суд) с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 15 по Санкт-Петербургу (далее — регистрирующий орган, налоговый орган, Инспекция) о признании недействительным решения регистрирующего органа о регистрации ликвидации ООО »Л», выразившегося во внесении в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности указанного юридического лица ходатайством о восстановлении пропущенного срока для подачи заявления о признании недействительным решения регистрирующего органа о государственной регистрации ликвидации юридического лица).

В ходе рассмотрения дела — определением от 28.05.2018 г. — к участию в нем в качестве третьих лиц привлечены ликвидатор (бывший) ООО «Л» С. и единственный участник ликвидированного общества Т.

Решением суда от 11.08.2018 г. восстановлен пропущенный заявителем срок на обжалование решения регистрирующего органа; в то же время, в удовлетворении предъявленного требования отказано.

Данное решение обжаловано заявителем в апелляционном порядке, в жалобе ее податель просит решение отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме, мотивируя жалобу доводами, приведенными в обоснование исковых требований, и, в частности, ссылаясь на то, что им в рамках дела № А56-29751/2014 было подано заявление о повороте судебного акта (возврате (взыскании с ООО «Л») в связи с отменой ранее вынесенного судебного акта при его фактическом исполнении суммы 46 000 руб. расходов на оплату услуг представителя), в ходе рассмотрения которого (этого заявления) ему (заявителю) стало известно о ликвидации ООО «Л», при том, что ликвидатор заявителя о начале процедуры ликвидации не уведомлял, процедура ликвидации была нарушена, а в ходе рассмотрения указанного заявления налоговый орган в нарушение требований Закона о регистрации не приостановил процедуру регистрации сведений об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ в связи с его ликвидацией, в связи с чем, по мнению подателя жалобы, оспариваемое им решение налогового органа принято на недостоверных данных и нарушает права и законные интересы заявителя.

В судебном заседании апелляционного суда заявитель поддержал доводы своей жалобы, Инспекция и третье лицо – Т. лице представителя) возражали против ее удовлетворения, в т.ч. налоговый орган — по мотивам, изложенным в представленном им отзыве.

Иное третье лицо — С. — отзыв (возражения, позицию) на апелляционную жалобу не представил, в заседание не явился, однако, при этом, о месте и времени судебного разбирательства надлежаще извещен (считается надлежаще извещенным в соответствии с частью 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса РФ ввиду возврата отделением связи с отметкой об истечении срока хранения направленного ему по единственному имеющемуся в материалах дела адресу почтового отправления с копией определения о принятии апелляционной жалобы к производству суда и назначении судебного заседания), а равно как считается он извещенным и в силу части 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса РФ учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащихся в пункте 5 постановления от 17.02.2011 г. № 12, и при соблюдении требований абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса РФ), в связи с чем и в соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса РФ дело (апелляционная жалоба) рассмотрено в его отсутствие.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 и 269 Арбитражного процессуального кодекса РФ, апелляционный суд пришел к следующим выводам:

Как ссылается заявитель, ЗАО «Л» в арбитражный суд было подано исковое заявление о взыскании с заявителя 80 000 руб. неиспользованного аванса по договору на ведение бухгалтерского учета от 30.03.2012 г. с дополнительным соглашением к нему от 01.07.2013 г., и 415 руб. 89 коп. процентов за период с 16.01.2014 по 04.04.2014 г., и решением по делу № А56-20751/2014 от 02.07.2014 г. исковые требования были удовлетворены; на основании данного решения был выдан исполнительный лист АС № 004875044 от

21.07.2014г., на основании которого, в свою очередь, было возбуждено исполнительное производство от 13.08.2014 г., и платежным ордером № 841384 от 15.12.2014 г. с расчетного счета истца было взыскано 50 031 руб. 46 коп. задолженности.

Кроме того, определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.09.2014 г. по указанному же делу с ООО «Т» в пользу ЗАО «Л» было взыскано 46 000 руб. судебных расходов; на основании судебного акта был выдан исполнительный лист АС № 005303834 от 22.09.2014 г., на основании которого, в свою очередь, было возбуждено исполнительное производство от 03.10.2014 г., в рамках которого 17.10.2014г. платежным поручением с расчетного счета истца было списано 46000 руб.

При этом, 19.01.2015 г. постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда указанное выше решение от 02.07.2014 г. было отменено, а

26.01.2015г. Смольнинским ОСП Центрального района УФССП России по Санкт- Петербургу по платежному поручению № 10 на расчетный счет должника — ООО «Т» — было возвращено 50 031 руб. 46 коп.; в то же время указанная сумма в 46 000 руб. возвращена не была.

Также, как указывает заявитель, им 08.08.2017 г. ликвидатору ООО «Л» С. было отправлено требование об уплате задолженности, ответа на которое не последовало, при том, что 04.08.2017 г. заявитель обратился в арбитражный суд с ходатайством о повороте исполнения судебного акта, однако 26.09.2017 г. в ЕГРЮЛ Инспекцией была внесена запись о прекращении деятельности ООО «Л» в связи с ликвидацией.

Полагая указанное решение регистрирующего органа — о государственной регистрации ликвидации ООО »Л» — не соответствующим действующему законодательству, нарушающим права и законные интересы заявителя, поскольку лишает его возможности удовлетворить имеющиеся денежные требования к ликвидированному лицу, заявителем подано настоящее заявление в суд, при том, что, по мнению заявителя, в процессе ликвидации ООО «Л» не был соблюден порядок, предусмотренный статьями 61-64 Гражданского кодекса РФ, а именно — ликвидатор ООО «Л» С. вопреки требованиям абзаца 2 пункта 1 статьи 63 Гражданского кодекса РФ не уведомил заявителя о своей ликвидации, а при составлении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов не была отражена информация о задолженности перед заявителем, при том, что ликвидатор не мог не знать об имеющейся задолженности, поскольку 08.08.2017 г. ООО «Л» получило требование заявителя.

Также заявитель в этой связи сослался на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.10.2011 г. № 7075/11, в котором отмечено, что представление в налоговый орган ликвидационного баланса, содержащего недостоверные сведения, должно являться основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о регистрации, Закон № 129-ФЗ).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований по настоящему делу, суд исходил из возражений против их удовлетворения со стороны Инспекции, а именно:

В соответствии с пунктом 5 статьи 57 Федерального закона от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» порядок ликвидации общества определяется Гражданским кодексом РФ и другими федеральными законами, при том, что пунктом 1 статьи 63 Гражданским кодексом РФ установлено, что ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, публикацию о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами, который не может быть менее двух месяцев с момента публикаций о ликвидации, а также принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности и письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица.

В данном случае 21.02.2017 г. единственным участником ООО «Л» (ОГРН 1147847389095) было принято решение о ликвидации Общества, а сведения о принятии этого решения были опубликованы в журнале «Вестник государственной регистрации» часть 1 № 15 (629) от 19.04.2017/1766, в публикации содержалась информация о порядке и сроках заявления требований кредиторов; на основании уведомления о ликвидации Общества, поступившего в регистрирующий орган 22.02.2017 г., в ЕГРЮЛ 03.03.2017 г. была внесена запись о начале процедуры ликвидации за государственным регистрационным номером 2177847910128, а после окончания срока для предъявления кредиторами своих требований — 19.09.2017 г. .е. спустя 7 месяцев) в регистрирующий орган поступило уведомление о ликвидации, содержащее сведения о составлении промежуточного ликвидационного баланса.

В этой связи ответчик (суд) также сослался на то, что согласно пункту 4 статьи 20 Закона о регистрации, уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса не может быть представлено в регистрирующий орган ранее срока вступления в законную силу решения суда или арбитражного суда по делу (иного судебного акта, которым завершается производство по делу), по которому судом или арбитражным судом было принято к производству исковое заявление, содержащее требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, однако в данном случае сведений о принятии судом или арбитражным судом к производству исковых заявлений, содержащих требования, предъявленных к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, в регистрирующий орган не поступало, а по результатам рассмотрения представленных документов 26.09.2017 г. в ЕГРЮЛ внесена запись о составлении промежуточного ликвидационного баланса (ГРН — 8177847987034), а 19.09.2017 за вх. №165346А в регистрирующий орган поступил комплект документов, предусмотренный статьей 21 Закона № 129-ФЗ, для государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией.

Достоверность указанных в заявлении сведений о том, что обществом соблюден установленный законодательством порядок ликвидации, расчеты с кредиторами завершены, была подтверждена подписью ликвидатора ООО «Л» С., подлинность которой была засвидетельствована нотариусом в установленном порядке.

Также, как сослалась Инспекция, и с чем согласился суд, отказ в государственной регистрации юридического лица допускается только в случаях, предусмотренных статьей 23 Закона № 129-ФЗ, и регистрирующий орган не вправе отказывать в государственной регистрации по иным, не предусмотренным законом, основаниям, при том, что на момент принятия решения о государственной регистрации ООО «Л» в связи с его ликвидацией, определения суда о принятии мер по обеспечению иска в виде запрета на совершение регистрационных действий в отношении ООО «Л» в регистрирующий орган не поступало, с учетом чего и по результатам рассмотрения представленных документов 26.09.2017 г. в ЕГРЮЛ и была внесена запись о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией (ГРН — 8177847993799).

При этом, доказательств, указывающих на нарушение регистрирующим органом действующего законодательства при принятии решения №165346А от 26.09.2017 г., по мнению Инспекции (суда), заявителем не представлено, а учитывая открытость информации о начале процедуры ликвидации ООО «Л», заявитель не проявил необходимую степень заботливости и осмотрительности и не реализовал законодательно закрепленные гарантии, направленные на защиту прав и законных интересов: в течение двух месяцев с момента опубликования данных о начале процедуры ликвидации Общества в журнале «Вестник государственной регистрации» не обратился в судебные органы для принятии срочных мер по обеспечению в виде запрета регистрирующему органу на совершение регистрационных действий в отношении ООО «Л»; таким образом, нарушений действующего законодательства Российской Федерации регистрирующим органом при осуществлении государственной регистрации допущено не было.

Кроме того, суд также сослался на статью 1 Закона о регистрации, которой предусмотрено, что государственная регистрация юридических лиц — акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, иных сведений о юридических лицах в соответствии с названным Федеральным законом; статью 13 Гражданского кодекса РФ, согласно которой ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также ненормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными, а также пункт 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в соответствии с которым граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, как признал суд с учетом этих норм, для признания решения регистрирующего органа недействительным необходимо наличие двух оснований: несоответствие оспариваемого акта закону, повлекшего нарушение прав субъектов гражданского оборота, и нарушение таких прав и законных интересов.

В данном случае, по мнению суда, согласно материалам дела и изложенным доводам регистрирующего органа, подкрепленным документально, оспариваемое решение принято с соблюдением установленного Законом о регистрации порядка, а нарушение прав и законных интересов заявителя, на которые он сослался в заявлении, исходя из фактических обстоятельств, стало следствием невнимательности самого заявителя и отсутствия должной осмотрительности при осуществлении им своей деятельности, поскольку, помимо прочего, взыскатель по исполнительному производству, осуществляющий добросовестно свои права, предоставленные ему Федеральным законом «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ, не лишен возможности контроля за решениями, принимаемыми регистрирующим органом в отношении должника как недействующего юридического лица, а также возможности своевременно направить в регистрирующий орган заявление о том, что его права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ (Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016г. № 1033-О), при том, что, как уже указано выше (сослался ответчик), в соответствии с пунктом 5 статьи 20 Закона о регистрации в случае поступления в регистрирующий орган из суда или арбитражного суда судебного акта о принятии к производству искового заявления, содержащего требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией не осуществляется до момента поступления в регистрирующий орган решения (иного судебного акта, которым завершается производство по делу) по такому исковому заявлению, а учитывая открытость информации о начале процедуры и предстоящего исключения ООО «Л» из ЕГРЮЛ, заявителем не было проявлено необходимой степени заботливости и осмотрительности и не реализованы законодательно закрепленные гарантии, направленные на защиту прав и законных интересов: в течение двух месяцев с момента опубликования данных о начале процедуры ликвидации Общества в журнале «Вестник государственной регистрации», при условии наличия спорных правоотношений между заявителем и ООО «Л», о которых приведено в заявлении по настоящему делу, им не было предпринято никаких мер, в том числе таких минимальных, как ознакомление со сведениями, также находящимися в общедоступном информационном ресурсе, об ООО «Л», в котором была запись о начале процедуры ликвидации с 22.02.2017 г.

Также в этой связи суд сослался на то, что в случае регистрации информации о начале процедуры ликвидации юридического лица, кредиторами имущественные требования направляются в адрес ликвидатора, и при неудовлетворении ликвидатором требования кредитора о включении его в промежуточный ликвидационный баланс, с таким требованием кредитор обращается в суд; при том, что при наличии судебного спора между ним (заявителем-кредитором) и ООО «Л» необходимость контроля за информацией о статусе должника обостряется.

При таких обстоятельствах и сославшись на статью 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд первой инстанции не нашел правовых оснований, предусмотренных статьями 198 и 201 АПК РФ, для вынесения удовлетворительного для заявителя решения, поскольку в силу положений Закона о регистрации, регистрирующий орган не наделен полномочием на проведение юридической экспертизы поступающих ев его адрес документов, при том, что согласно пункту 1 статьи 25 Закона о регистрации, за непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственный реестр сведений, а также за представление недостоверных сведений заявители, юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации, и из приведенных заявителем фактов и обстоятельств в обоснование своего обращения в суд с настоящим требованием, усматривается, что причиненные ему убытки стали следствием недобросовестных действий ликвидатора и/или лица, принявшего решение в нарушение положений статьей 1 и 10 Гражданского кодекса РФ.

Апелляционный суд не находит оснований для переоценки данных доводов, отклоняя доводы апелляционной жалобы, исходя во-первых из того, что, зная о начале процедуры ликвидации ООО «Л» (что следует из факта его обращения 08.08.2017 г. к ликвидатору), заявитель не обратился в суд частности, при обращении в рамках дела № А56-20751/2014 с заявлением о повороте исполнения судебного акта) с ходатайством о принятии соответствующих обеспечительных мер (приостановления регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией), а равно как и не доказал он, что сообщал регистрирующему органу о невозможности такой регистрации в связи с непрекращенным судебным процессом с участием ликвидируемого юридического лица (или того факта, что Инспекция, зная о таком процессе, тем не менее приняла обжалуемое решение); как следует в данном случае из материалов дела и то, что, полагая имеющимися у ООО «Л» перед ним неисполненные обязательства, заявитель в установленный законом срок (два месяца с момента соответствующей публикации) с заявлением к ликвидатору не обратился, т.е. пропустил указанный срок, а при отсутствии сведений о наличии какого-либо судебного акта, подтверждающего у ООО «Л» неисполненных обязательств перед заявителем, у ликвидатора не было и обязанности уведомлять заявителя, как кредитора, о начале процедуры ликвидации.

Более того, судебного акта о признании требований заявителя к ООО «Л» повороте судебного акта) на момент принятия обжалуемого решения прекращении последнего в связи с ликвидацией) не только не было, но и не могло быть, поскольку в силу самой сути такого института (процедуры), как поворот судебного акта, его реализация возможна только при отмене ранее вынесенного и исполненного судебного акта; в данном же случае, полагая имеющей место быть у ООО «Л» задолженности перед ним в размере 46 000 руб. расходов в возмещение представительских расходов, заявитель ссылается на отмену постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2015 г. исполненного к тому моменту решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 02.07.2014г. по делу № А56-20751/2014; однако, указанная сумма — 46 000 руб. — была взыскана другим (отдельным) судебным актом — определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.09.2014г., которое вышестоящим судом отменено не было, а значит данный судебный акт по-прежнему остается в законной силе, и основания для поворота его исполнения отсутствуют, как нельзя в этой связи и отметить, что с заявлением о повороте он обратился спустя более двух лет после вынесения постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2015 г., что нельзя признать разумным и добросовестным поведением (иное — своевременное обращение с таким заявлением — позволило бы его рассмотреть еще до начала процедуры ликвидации ООО «Л» и исключить тем самым возможное нарушение прав и законных интересов заявителя в результате регистрации прекращения деятельности ООО «Л» в связи с его ликвидацией уже в ходе рассмотрения этого заявления о повороте исполнения судебного акта).

В силу изложенного апелляционный суд признает обжалуемое решение соответствующим нормам материального и процессуального права и фактическим

обстоятельствам дела (при отсутствии помимо прочего и оснований, предусмотренных частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ), а апелляционные жалобы — не подлежащими удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 266, 268, 269 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

 

постановил:

 

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.08.2018 г. по делу № А56-22987/2018 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО «Т» — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

И.В. Сотова

Судьи

Т.А. Кашина

В.Б. Слобожанина

 

 

 

16.04.2019

НАШИ ПАРТНЕРЫ