ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
основано в 2004 г.
(812) 380-85-15
(812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Государственная регистрация юредических лиц
ЮРИДИЧЕСКОЕ
БЮРО
С.А.Носова
(812) 380-85-15, (812) 380-84-68

пн-пт с 9.00 до 18.00

Решение

 

Дело № 2-461/10

 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Петроградский районный суд Санкт-Петербурга В составе председательствующего судьи Никитиной Н. А.

при секретаре Савенковой В. В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А. к ОАО «Ю» и ООО «Ц» о взыскании ущерба

 

УСТАНОВИЛ:

 

Истица обратилась в суд к ОАО «Ю» и Б. указав следующее: 05.03.2009 в 21.40 в Санкт-Петербурге на Кольцевой автодороге между Выборгским шоссе и пр. Энгельса произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Мерседес 200 Е, принадлежащим А. и под управлением А.С. и автомобиля Скания R 500, принадлежащего ООО «Ц» и под управлением Б.. В результате указанного ДТП автомобилю истца ыли причинены механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составляет 256711 рублей 65 копеек.

На основании изложенного истец просил взыскать в ОАО «Ю» материальный ущербв размере 120 000; зыскать с Б. в пользу А. материальный ущерб в размере 145711 рублей 65 копеек; взыскать с Б., ОАО «Ю» расходы по составлению заключения в размере 3000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 4287 рублей 11 копеек.

В последствии судом с согласия истца была произведена замена ответчика Б. на надлежащего – ООО «Ц».

Выслушав истца и ее представителя Н., поддержавших исковые требования, просивших иск удовлетворить, заслушав представителя ответчика ОАО «Ю» — К., представителя ООО «Ц» Т., не признавших исковые требования, исследовав материалы дела, материалы ДТП, оценив собранные по делу доказательства, суд пришел к следующему.

Истец является собственником автомобиля Мерседес Е200 CDI (л.д.8).

В результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 05.03.2009 в 21.40 в Санкт-Петербурге на Кольцевой автодороге между Выборгским шоссе и пр. Энгельса, автомобилю истца были причинены повреждения

В силу п.1 ст.1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

Согласно ст. 1064, п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, т.е. виновной стороной.

Заявляя требование о взыскании ущерба с ответчиков, истец ссылается на то, что данное ДТП произошло по вине водителя ООО «Ц» — Б.

Возражая по иску, представители ответчиков ссылались на то, что данное ДТП произошло не по вине водителя Б.

В связи с возникновением спорных вопросов судом была назначена трасологическая экспертиза, согласно выводам которой в данной дорожно-транспортной ситуации водитель а/м Мерседес-Е200 А.С. должен был действовать в соответствии с требованиями п.10.1 абз 2 ПДД и в действиях водителя а/м Мерседес-Е200 А.С. с технической точки зрения, не соответствий требованиям Правил дорожного движения РФ не имеется. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель а/м Скания Б. должен был действовать в соответствии с требованиями п.п.1.3, 9.10 ПДД РФ, а с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 10.1 абз. 2 ПДД и действия водителя а/м Скания Б. с технической точки зрения, не соответствовали правилам п.п. 9.10 и 10.1 абз.2 Правил дорожного движения РФ. Определить расчетным путем, имел ли водитель а/м Скания Б. техническую возможность предотвратить ДТП не представляется возможным. Следует отметить, что в рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации предотвращение столкновения а/м Скания с а/м Мерседес Е200 зависело от объективных действий водителя а/м Скания Б., то есть от полного и своевременного выполнения водителем Б. требований п.п.9.10 и 10.1 абз.2 Правил дорожного движения РФ. Непосредственной причиной рассматриваемого ДТП (столкновения а/м Скания с а/м Мерседес Е200 стало несоответствие действий водителя а/м Скания Б. требованиям п.п.9.10 и 10.1 абз 2 Правил дорожного движения РФ (л.д.90- 95).

В связи с неполнотой представленного заключения судом по ходатайству ответчика была назначена дополнительная экспертиза, в соответствии с выводами которой в данной дорожно-транспортной ситуации водитель а/м Скания Б. с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями ункта 10.1 абз.2 ПДД. Водитель а/м Скания Б. при своевременном применении торможения имел техническую возможгность остановить ТС и предотвратить наезд на а/м Мерседес. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель а/м Скания Б. с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями п.10.1 абз.2 ПДД и действия водителя а/м Скания Б. с технической точки зрения не соответствовали п.10.1 абз.2 Правил дорожного движения РФ. В данной ситуации водитель а/м Мерседес Е200 А.С. должен был действовать в соответствии с требованиями п.п. 7.1, 8.1 и 10.1абз2 ПДД и действия водителя Мерседес Е200 А.С. с технической точки зрения не соответствовали требованиям п.п. 7.1 8.1 и 10.1 абз.2 Правил дорожного движения. В рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации: водителем а/м Мерседес А. С. была создана опасная дорожно-транспортная ситуация, которая вынуждала водителя а/м Скания Б. выполнить действия, регламентированные Правилами дорожного движения РФ. Несвоевременное реагирование водителя а/м Скания Б. на сложившуюся опасную ситуацию, привело к созданию аварийной ситуации и последующему наезду а/м Скания на а/м Мерседес Е200. В результате анализа представленных материалов можно сделать вывод, что версия водителей – участников ДТП, в целом не противоречатдруг другу, объяснения участников дополняют и воссоздают картину ДТП (л.д.146- 155).

В связи с неясностью данного заключения, а именно: не указана причина по которой скорость реакции водителей А.С. и Б. была взята разная (л.д.150-151), наличием арифметической ошибки в формуле при расчете времени до полной остановки автомашины Мерседес, используемой при дальнейших выводах (л.д.150), судом была назначена дополнительная экспертиза.

Согласно выводам дополнительной экспертизы, если в момент возникновения опасности для движения водителя автомобиля «Мерседес 200Е» (в виде выбежавшего на проезжую часть животного (собаки) данное ТС двигалось прямо по левой полосе, то в такой ситуации водитель указанного ТС должен был действовать в соответствии с требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ. С технической точки зрения, в случае выполнения водителем действий только предусмотренных требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ и никаких других (действия водителя при возникновении опасности регламентированы только требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ, он мог/имел возможность/ не допустить столкновение с двигавшимся по соседней полосе справа автопоездом «Скания R500», т.е. применяя эффективное торможение, оставаясь при этом на левой полосе. Если опасность для движения водителя автомобиля «Мерседес Е200» была создана в момент, когда указанное ТС перестраивалось слева направо, а, следовательно, располагалось под углом к продольной оси дороги, то в такой ситуации водитель легкового автомобиля, так же руководствуясь в своих действиях требованиями п. 10.1 (сч.2) ПДД РФ, должен был применить эффективное торможение. В этом случае указанное ТС при заданном положении руля с момента возникновения опасности для движения могло проследовать и остановиться (фактически проследовало и остановилось) на правой полосе движения. С момента остановки на правой полосе и до момента столкновения водитель автомобиля «Мерседес 200 Е» не мог влиять на дальнейшее развитие механизма исследуемого ДТП (т.к. указанное ТС находилось в состоянии покоя), и предотвращение столкновения зависело уже только от действий водителя автопоезда. Водитель автопоезда «Скания R500» по обоим вышеуказанным вариантам развития событий должен был руководствоваться в своих действия требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ. При скорости движения автопоезда «Скания R 500» 80 км/ч и времени нахождения автомобиля «Мерседес 200 Е» в опасной зоне 5 секунд водитель автопоезда «Скания R 500» не располагал технической возможностью предотвратить ДТП. Остановочный путь автопоезда «Скания R500» превышает остановочный путь автомобиля Мерседес 200 Е (л.д.174-188).

Свидетель А. С., водитель автомобиля Мерседес Е 200, пояснил, что ехал с супругой по КАД с Выборгского шоссе, ехали по правой полосе, потом с левой полосы из-под ограждения выскочила собака, и бросилась под колеса, свидетель немного завернул руль и остановился, через 5-7 секунд последовал удар от столкновения с грузовиком. Впоследствии на вопрос представителя истца свидетель пояснил, что удар грузовика был через 2-3 секунды после остановки. На вопрос представителя ответчика свидетель пояснил, что он обгонял по левой полосе и, когда выскочила собака, он перестраивался на правую полосу, на вопрос суда свидетель пояснил, что собака выскочила после перестроения (л.д. 138-139).

Истица А. пояснила, что в день ДТП ехала с мужем со стороны Выборгского шоссе в сторону ИКЕИ, ехали по правой полосе, совершили обгон, произошел удар, остановились, чтобы посмотреть, что случилось, стали снимать ремни и произошел удар, истица пояснила, что за дорогой не наблюдала, в момент удара с грузовиком они стояли на правой стороне.

Таким образом, из пояснений истицы и показаний свидетеля А.С. нельзя однозначно установить, по какой полосе двигался водитель автомобиля Мерседес в момент столкновения с собакой, сколько времени прошло после остановки до момента столкновения с автомобилем Скания. При таких обстоятельствах выводы первой экспертизы о несоответствии действий Б. правилам дорожного движения, выразившихся в несоблюдении безопасной дистанции, не могут быть приняты во внимание судом, т.к. в исследовательской части эксперт принимал в расчет, что в момент возникновения опасности Мерседес Е 200 двигался в правой полосе перед автомобилем Скания в 22 + 300 м. собака выскочила во время движения автомобиля Мерседес по правой полосе. (л.д.94)

Свидетель Б., водитель автомобиля Скания, пояснял, что шел по правой полосе, в своей полосе автомобиль Мерседес увидел, когда до него оставалось метров 15, до этого видел его метрах 20-30, он шел по правой полосе, слева из-под отбойника выскочила собака, Мерседес сбил ее, стал тормозить и встал в полосу, по которой ехал свидетель. Увидев Мерседес в своей полосе, Б. стал оттормаживаться и уходить влево.

Свидетель Ш. пояснил, что в день столкновения шел на второй машине Скания в составе автопоезда, впереди на машине шел Б., скорость была 80 км/ч, ехали по крайней правой полосе. Мерседес шел по левой полосе, впереди него выскочила собака, Мерседес стал перестраиваться на правую сторону, Б. пытался уйти от удара, уводя машину в левую полосу.

Суд не видит оснований не доверять показаниям свидетелей, пояснивших, что собака выскочила до перестроения автомобиля Мерседес в крайнюю правую полосу. Из выводов дополнительной экспертизы следует, что, если в момент возникновения опасности для движения водителя автомобиля «Мерседес 200Е» (в виде выбежавшего на проезжую часть животного (собаки) данное ТС двигалось прямо по левой полосе, то в такой ситуации водитель указанного ТС должен был действовать в соответствии с требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ. С технической точки зрения, в случае выполнения водителем действий только предусмотренных требованиями п.10.1 (ч.2) ПДД РФ. С технической точки зрения, в случае выполнения водителем действий только предусмотренных п.10.1 (ч.2) ПДД РФ и никаких других (действия водителя при возникновении опасности регламентированы только требованиями п. 10.1 (ч.2) ПДД РФ), он мог/имел возможность/ не допустить столкновение с двигавшемся по соседней полосе справа автопоездом «Скания R500», т.е. применяя эффективное торможение, оставаясь при этом на левой полосе. Если опасность для движения водителя автомобиля «Мерседес Е200» была создана в момент, когда указанное ТС перестраивалось слева направо, а, следовательно, располагалось под углом к продольной оси дороги, то в такой ситуации водитель легкового автомобиля, так же руководствуясь в своих действиях требованиями п. 10.1 (сч.2) ПДД РФ, должен был применить эффективное торможение. В этом случае указанное ТС при заданном положении руля с момента возникновения опасности для движения могло проследовать и остановиться (фактически проследовало и остановилось) на правой полосе движения.

Как указано в выводах дополнительной экспертизы при скорости движения автопоезда «Скания R 500» 80 км/ч и времени нахождения автомобиля «Мерседес 200 Е» в опасной зоне 5 секунд водитель автопоезда «Скания R 500» не располагал технической возможностью предотвратить ДТП.

Следовательно, ввиду отсутствия технической возможности предотвратить ДТП, в действиях водителя Б. отсутствует вина в причинении ущерба автомобилю Мерседес Е200.,

При таких обстоятельствах в силу ст. ст. 1064, п. 3 ст. 1079 ГК РФ отсутствуют основания для возмещения ущерба, причиненного автомашине истца.

Следовательно, в соответствии с ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» ст.1 ввиду отсутствия страхового случая, т.е. наступления гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущего за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату, отсутствуют основания для взыскания страхового возмещения с ответчика ОАО «Ю».

В удовлетворении заявленных требований должно быть отказано.

Руководствуясь ст. ст. 194, 198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований А. к ОАО «Ю», ООО «Ц» о взыскании ущерба отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд через Петроградский районный суд в течение 10 дней.

 

24.10.2017

НАШИ ПАРТНЕРЫ