Кассационное определение

САНКТ-ПЕТЕРЁУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Per. №: 33-603/2011                                                                   Судья: Никитина Н. А.

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Санкт-Петербург                                                                         20 января 2011 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председательствующего Зарочинцевой Е. В.

Судей Петровой Ю. Ю., Кутыева О. О.

при секретаре Байбаковой Т. С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-461/10 по кассационной жалобе А. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 07 октября 2010 года по иску А. к ОАО «Ю» и ООО «Ц» о взыскании ущерба.

Заслушав доклад судьи Зарочинцевой Е. В., выслушав объяснения представителя А. — Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы; объяснения представителя ОАО «Ю» — К., представителя ООО «Ц» — Т., полагавших решение подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

А. обратилась в Петроградский районный суд Санкт- Петербурга с иском к ОАО «Ю», Б., просила взыскать с ОАО «Ю» материальный ущерб в размере 120 000 рублей; с Б. — 145 711 рублей 65 копеек; также просила взыскать солидарно с ответчиков расходы по составлению заключения о стоимости ущерба в размере 3 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 4 287 рублей 11 копеек.

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на то, что 05.03.2009 года в 21 час 40 минут в Санкт-Петербурге на Кольцевой автодороге между Выборгским шоссе и проспектом Энгельса имело место дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Мерседес Бенц 200Е, принадлежащего на праве собственности А., под управлением водителя А.С. и автомобиля Скания R 500, принадлежащего ООО «Ц», под управления водителя Б. По мнению истицы, данное дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., ответственность которого была застрахована в ОАО «Ю». В результате дорожно-транспортного происшествия принадлежащему истице автомобилю были причинены механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта согласно» отчету об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства № А/20994 от 10.05.2009 года, выполненному ООО «О», составляет 265 711 рублей 65 копеек.

В дальнейшем по ходатайству представителя истицы была произведена замена ответчика Б. на надлежащего ответчика ООО «Ц» — работодателя Б. /л.д. 128/.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 07.10.2010 года А. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе истица просит решение суда первой инстанции отменить, как принятое с нарушением норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя истицы, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения.

В силу положений абз.2 п.З ст.1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064).

Общие основания деликтной ответственности предполагают, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

По смыслу закона установлена презумпция вины причинителя вреда, который может быть освобожден от ответственности лишь в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Истец, таким образом, должен доказать факт причинения ему вреда и факт противоправности действий лиц, причинивших вред, а ответчик должен доказать, что вред причинен не по его вине.

Правильное распределение бремени доказывания между сторонами — один из критериев справедливого и беспристрастного рассмотрения дел судом, предусмотренный ст. 6 Европейской Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод».

Отказывая истице в удовлетворении заявленных требований, суд на основе оценки представленных доказательств пришел к правильному выводу о недоказанности вины водителя Б. в совершении ДТП, необходимой для возложения на ответчиков ответственности за вред, причиненный автомобилю истицы.

Судебная коллегия находит, что судом первой инстанции оценка установленным по делу обстоятельствам дана правильная, им соответствует вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований.

Из материалов дела следует, что постановлением инспектора по исполнению административного законодательства отдела ГИБДД УВД по Всеволожскому району Ленинградской области Александрович В. В. от 06.05.2009 года прекращено производство по делу об административном правонарушении в отношении Б. на основании п.6 ч.1 ст.24.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях АП РФ — в связи с истечение сроков давности привлечения к административной ответственности. Также из постановления усматривается, что пострадавших в столкновении нет, установить противоречия в показаниях участников столкновения в ходе проверки не представилось возможным, таким образом, невозможно установить водителя нарушившего правила дорожного движения /л.д. 10 — копия постановления/.

Поскольку в материалах дела имеются две версии развития событий ДТП, для правильного разрешения спора и определения, версия какого из водителей соответствует действительности, по делу были проведены судебные трасологическая, автотехническая и повторная трасологическая экспертизы, исследование проводилось по двум вариантам развития событий.

Согласно выводам заключения эксперта № 10-070Т-2-461/01 от 28.04.2010 года, водитель автомобиля Мерседес-Е200, А.С. должен был действовать в соответствии с требованиями п. 10.1 абз. 2 ПДД РФ и в действиях водителя автомобиля Мерседес-Е200 А.С. с технической точки зрения, несоответствий требованиям ПДД РФ не имеется. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля Скания, Б. должен был действовать в соответствии с требованиями п.п.1.3, 9.10 ПДД РФ, а с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 10.1 абз. 2 ПДД и действия водителя автомобиля Скания Б., с технической точки зрения, не соответствовали требованиям п.п. 9.10 и 10.1 абз.2 ПДД РФ. Определить расчетным путем, имел ли водитель автомобиля Скания техническую возможность предотвратить ДТП не представляется возможным.

Также экспертом было отмечено, что в рассматриваемой дорожно- транспортной ситуации предотвращение столкновения автомобиля Скания с автомобилем Мерседес Е 200 зависело от объективных действий водителя автомобиля Скания Б., то есть от полного и своевременного выполнения водителем Б. требований п.п.9.10 и 10.1 абз.2 ПДД РФ. Непосредственной причиной рассматриваемого ДТП (столкновения автомобиля Скания с автомобилем Мерседес Е200) стало несоответствие действий водителя автомобиля Скания Б. требованиям п.п.9.10 и 10.1 абз. 2 ПДД РФ /л.д.90-95/.

По ходатайству представителя ответчика была назначена автотехническая экспертиза, из заключения эксперта № 10-075С-2- 461 от 20.08.2009 года следует, что в данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля Скания, под управлением Б. с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 10.1 абз. 2 ПДД; водитель автомобиля Скания при своевременном применении торможения имел техническую возможность остановить транспортное средство и предотвратить наезд на автомобиль Мерседес Е 200. Водитель автомобиля Скания Б., при своевременном применении маневра, имел техническую возможность предотвратить наезд на автомобиль истицы. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля Скания Б. с момента возникновения опасности для движения должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 10.1 абз.2 ПДД и действия водителя автомобиля Скания, с технической точки зрения, не соответствовали требованиям п. 10.1 абз. 2 ПДД РФ. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиль Мерседес Е200 А.С. должен был действовать в соответствии с требованиями п.п. 7.1, 8.1 и 10.1 абз.2 ПДД РФ и действия водителя Мерседес Е200 А.С., с технической точки зрения, не соответствовали требованиям п.п. 7.1 8.1 и 10.1 абз.2 ПДД РФ. В рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации: водителем автомобиля Мерседес Е 200 А.С. была создана опасная дорожно-транспортная ситуация, которая вынуждала водителя автомобиля Скания Б. выполнить действия, регламентированные ПДД РФ. Несвоевременное реагирование водителя автомобиля Скания на сложившуюся опасную ситуацию, привело к созданию аварийной ситуации и последующему наезду на автомобиль Мерседес Е200. В результате анализа представленных материалов можно сделать вывод, что версии водителей — участников ДТП, в целом не противоречат друг другу, объяснения участников дополняют и воссоздают картину ДТП /л.д. 146-155/.

По ходатайству представителя ОАО «Ю» по делу была назначена и проведена повторная судебная трасологическая экспертиза, согласно выводом которой, если в момент возникновения опасности для движения водителя автомобиля Мерседес 200Е (в виде выбежавшего на проезжую часть животного /собаки/) данное транспортное средство двигалось прямо по левой полосе, то в такой ситуации водитель указанного транспортного средства должен был действовать в соответствии с требованиями п.10.1 ч.2 ПДД РФ. С технической точки зрения, в случае выполнения водителем действий только предусмотренных требованиями п.10.1 ч.2 ПДД РФ и никаких других (действия водителя при возникновении опасности регламентированы только требованиями п. 10.1 ч.2 ПДД РФ, он мог/имел возможность не допустить столкновение с двигавшимся до соседней полосе справа автопоездом Скания R500, т.е. применяя эффективное торможение, оставаясь при этом на левой полосе. Если опасность для движения водителя автомобиля Мерседес Е200 была создана в момент, когда указанное ТС перестраивалось слева направо, а следовательно, располагалось под углом к продольной оси дороги, то в такой ситуации водитель легкового автомобиля, также руководствуясь в своих действиях требованиями п. 10.1 ч.2 ПДД РФ, должен был применить эффективное торможение. В этом случае указанное транспортное средство при заданном положении руля с момента возникновения опасности для движения могло проследовать и остановиться (фактически проследовало и остановилось) на правой полосе движения. С момента остановки на правой полосе и до момента столкновения водитель автомобиля Мерседес 200 Е не мог влиять на дальнейшее развитие механизма исследуемого ДТП (т.к. указанное транспортное средство находилось в состоянии покоя), и предотвращение столкновения зависело уже только от действий водителя автопоезда. Водитель автопоезда Скания R500 по обоим вышеуказанным вариантам развития событий должен был руководствоваться в своих действия требованиями п. 10.1 ч.2 ПДД РФ. При скорости движения автопоезда Скания R 500 80 км/ч и времени нахождения автомобиля Мерседес 200 Е в опасной зоне 5 секунд водитель автопоезда Скания R 500 не располагал технической возможностью предотвратить ДТП. Остановочный путь автопоезда Скания R500 превышает остановочный путь автомобиля Мерседес 200 Е /л.д.174-188/.

Оценив заключения экспертиз в совокупности с другими доказательствами по делу — объяснениями сторон, показаниями свидетелей, материалом проверки по факту ДТП ГИБДД Всеволожского УВД Ленинградской области, суд пришел к правильному выводу о недоказанности вины водителя ответчика в причинении материального ущерба истице и обоснованно отклонил заявленные ею требования.

Довод кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции было отказано в удовлетворении ходатайства истцы о назначении повторной экспертизы и проведении ее в другом экспертном учреждении, не может служить основанием для отмены обжалуемого решения, поскольку в рамках данного гражданского дела по ходатайству сторон было проведено несколько жспертиз, одна из которых была проведена по ходатайству истицы, таким образом, истица не была лишена возможности выбрать экспертное учреждение для проведения экспертизы.

Также судебная коллегия считает несостоятельным довод кассационной жалобы о том, что при проведении экспертного исследования экспертом были допущены грубейшие нарушения, что привело к неправильным выводом, поскольку, как усматривается из материалов дела, в суде первой инстанции был допрошен эксперт Александров М. Е., который был предупрежден об уголовной ответственности и поддержал данное им ранее заключение.

Согласно ч.З ст.86 ГПК РФ заключение эксперта оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ.

Оснований не доверять выводам указанной экспертизы у суда не имелось, поскольку она назначена и проведена в соответствии с нормами действующего законодательства, а доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение ее выводы, ни суду первой, ни кассационной инстанции не представлено.

Иные доводы кассационной жалобы также не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене обжалуемого решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и не могут быть приняты во внимание.

Судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции постановлено в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права, не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 07 октября 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу А. — без удовлетворения.

ДТП, ГИБДД, ПДД24.10.2017, 80 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru