Кассационная жалоба на третье решение суда.

Ленинградский областной суд

 

ИСТЦЫ:  Молева София Трофимовна,

адрес: Ленинградская область, Всеволожский район,

д. Агалатово, Плантация новогодних елок

 

Буданцева Татьяна Юрьевна,

адрес: Санкт-Петербург, ул. Авиаконструкторов

 

ОТВЕТЧИК:  ЗАО «С»,

                         адрес для корреспонденции:

192012, Санкт-Петербург, а/я 34,

«Юридическое бюро Носова»,

тел. (812) 380-85-15, факс (812) 380-84-68

 

ТРЕТЬИ ЛИЦА:  Местная Администрация

муниципального образования

муниципального округ Юнтолово

Отдел опеки и попечительства

Адрес: 197373, Санкт-Петербург,

ул.Шаврова, д.5, корп.1

 

Л.Ф.

12.10.2011

 

 КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области

от 28.09.2011г. по гражданскому делу № 2-3257/11

 

28 сентября 2011 года Всеволожским городским судом Ленинградской области было вынесено решение по гражданскому делу № 2-3257/11 по иску Молевой С. Т. и Молева Ю. В. к ЗАО «С» о возмещении вреда, понесенного в связи со смертью кормильцев Молева В. Ю. и Молевой Н. А.

 

С указанным решением не согласны по следующим основаниям.

 

1. Судом грубо нарушена ст.369 ГПК РФ, что повлекло принятие неправильного решения.

Ленинградским областным судом Определением от 20.04.2011г. было отменено решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24.01.2011г. по настоящему иску с указанием на необходимость решения вопроса об установлении степени вины каждого из участников ДТП либо путём назначения автотехнической экспертизы, либо, исходя из фактических обстоятельств дела.

Определением Ленинградского областного суда от 17.08.2011г. отменено решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23.06.2011г. по настоящему иску с указанием на нарушение судом указания кассационной инстанции, содержащемся в Определении от 20.04.2011г., и на необходимость решения вопроса об установлении вины водителей в ДТП.

Однако, Всеволожский городской суд Ленинградской области в очередной раз рассматривая дело отказал в удовлетворении ходатайства ответчика о назначении по делу автотехнической экспертизы со ссылкой на экспертное заключение, которой не может являться допустимым по настоящему делу доказательством, так как проведена по делу, в котором Ответчик не участвовал, а, следовательно, не мог задать свои вопросы эксперту, ходатайствовать о проведении экспертизы в другом экспертном учреждении, пользоваться иными процессуальными правами, предоставленными стороне дела в связи с назначением и проведением по делу экспертизы.

Отказав в назначении по делу автотехнической экспертизы, суд не решил вопрос об установлении вины водителей в ДТП. Видимо, суд первой инстанции посчитал, что один судья может в одно заседание решить вопросы, которые не могут решить трое судей кассационной инстанции. Однако, в соответствии со ст.369 ГПК РФ, указания, кассационной инстанции касающиеся необходимости совершения процессуальных действий обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело.

Между тем, вина Молева В. Ю. очевидна, так как именно им совершён манёвр, приведший к ДТП в котором погибли люди. То есть, Молевым В. Ю. совершено преступление, предусмотренное ст.264 УК РФ, за что в пользу ребёнка преступника с потерпевшей стороны взысканы денежные средства. Теперь можно обеспечивать будущее своих детей путём совершения преступления, то есть когда моим детям надо будет обеспечить будущее, а сам я это сделать не смогу, я просто с разобьюсь о чью-нибудь машину, например машину судьи, дабы судья обеспечивала моих детей.

Таким образом, не выполнив указания суда кассационной инстанции и не решив вопрос о виновности водителей в ДТП, суд первой инстанции нарушил нормы процессуального права, что привело к неправильному разрешению делу.

 

2. Суд неправильно применил ст.1079 ГК РФ.

Как следует из обстоятельств дела, 5 марта 2004 года на дороге «п.Агалатово в п.Песочное» произошло ДТП. Молев В. Ю. на автомобиле ВАЗ-21074 выехал в нарушение ПДД на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, где совершил столкновение с автомобилем МАЗ, принадлежавшем ЗАО «С». Водитель ВАЗ-21074 Молев В. Ю. и пассажир ВАЗ-21074 Молева Н. А. погибли. Виновным в данном ДТП является Молев В. Ю., так как именно в результате его действий произошло данное ДТП.

В соответствии со ст.1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причинённый таким источником, независимо от своей вины. Однако, в соответствии с абзацем 2 части 3 ст.1079 ГК РФ, вред, причинённый в результате взаимодействия источников повышенной опасности, возмещается на общих основаниях (ст.1064 ГК РФ).

Таким образом, суд неправомерно сослался на то, что Ответчик является владельцем источника повышенной опасности.

В соответствии с абзацем 1 части 3 ст.1079 ГК РФ, владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате взаимодействия этих источников третьим лицам. Однако, истцы не являются третьими лицами, которым вред причинён непосредственно данным ДТП. Права истцов опосредованы через права Молева В. Ю. Если бы Молеву В. Ю. данным ДТП был причинён вред здоровью совместимый с жизнью, то требования истцов не подлежали бы удовлетворению. Таким образом, истцы получили те права, которые имел бы Молев В. Ю. в случае, если бы остался жив.

В соответствии со ст.1064 ГК РФ, которая должна применяться в настоящем деле, вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению лицом, причинившим вред. Таким образом, не любое лицо обязано возместить причинённый вред, а только лицо, причинившее такой вред. Причинитель вреда может действовать невиновно (без умысла или грубой неосторожности), но именно в результате его действий должен наступить вред. В данном случае ДТП произошло вследствие того, что Молев В. Ю. совершил действие – манёвр в виде выезда на сторону дороги, предназначенной для встречного движения. Даже если он это сделал без умысла или грубой неосторожности, это не лишает его статуса причинителя вреда. Л.Ф., управлявший автомобилем Ответчика, никаких манёвров, результатом которых ДТП, не совершал.

При этом, вина Молева В. Ю. в данном ДТП очевидна. Никем не оспаривался факт того, что именно в результате выезда транспортного средства под управлением Молева В. Ю. на сторону дороги, предназначенной для встречного движения произошло ДТП. Как указал эксперт в своём заключении по уголовному делу, не представляется возможным решить вопрос явился ли такой выезд следствием состояния дорожного покрытия, или умышленных действий Молева В. Ю. Однако, в соответствии с п.10.1 ПДД водитель обязан выбирать скорость с учётом сохранения контроля за движением учитывая неблагоприятные дорожные условия.

Таким образом, судом неправомерно удовлетворены требования истцов в части требований, основанных на смерти виновного в причинении вреда лица.

 

3. Суд неправильно определил обязанных по деликтному обязательству лиц.

В соответствии со ст.1080 ГК РФ, лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Если в нарушение всех норм права и логики признать, что причинителем вреда является не только Молев В. Ю., но и водитель Ответчика, то Молев В. Ю. всё равно не является потерпевшим, а является солидарным должником из обязательства по причинению вреда.

Истцы не являются третьими лицами, так как непосредственно ДТП им вред не причинён, так как они не являются участниками ДТП.

Так как права истцов производны от прав Молева В. Ю., то им не принадлежат права потерпевших от ДТП, так как Молев В. Ю. является солидарным должником, а не потерпевшим. Если человек совершил самоубийство о машину Ответчика, это не делает его потерпевшим, так как именно его действиями, а не действиями Ответчика ему причинён вред.

В противном случае за действия пьяного водителя вылетевшего в кювет и погибшего от столкновения с деревом надо взыскивать моральный ущерб с лесничества, что является абсурдным.

Таким образом, отсутствует деликтное обязательство Ответчика, вытекающее из причинения вреда здоровью.

 

4. Суд необоснованно взыскал возмещение по случаю потери кормильца за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Судом никак не мотивировано взыскание за трёхлетний период, предшествующий подаче иска.

В соответствии с ч.2 ст.1092 ГК РФ, суд может взыскать причитающиеся платежи единовременно за период не более трёх лет. Данное положение относиться к будущим платежам и только при наличии уважительных причин. Ни уважительные причины, ни факт обращения к Ответчику за такими выплатами судом не установлены, и взыскание произведено за предшествующий период.

Статья 208 ГК РФ предоставляет возможность взыскания по требованиям, на которые не распространяется срок исковой давности, за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Однако, данное правило относится к не выплаченной своевременно и не в полном объеме по вине органа, осуществляющего и выплачивающего такую компенсацию (Определение Конституционного Суда РФ от 27.05.2010 N734-О-О). Истцы не обращались к Ответчику за выплатой такой компенсации, в связи с чем отсутствует вина Ответчика в невыплате таких платежей. Обязательство по выплате таких платежей возникает у Ответчика только с момента вступления в законную силу решения суда, которым установлена такая обязанность. Ответчик не мог установить, например, размер платежей, подлежащих взысканию по случаю потери кормильца, или определить долю доходов, приходящегося на каждого члена семьи погибших.

Таким образом, судом неправомерно удовлетворены требования о выплате компенсации по случаю потери кормильца за предшествующий период

 

5. Суд неправомерно вышел за пределы заявленных исковых требований.

Истцы в заявленных исковых требования просили суд взыскать компенсацию по случаю потери кормильца – Молева В. Ю., в размере 5600 рублей в месяц.

Суд вышел за пределы исковых требований взыскав с Ответчика по 7000 рублей в месяц.

В соответствии с ч.3 ст.196 ГПК РФ, суд может выйти за пределы заявленных исковых требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом. В данном случае закон не предусматривает возможность выхода за пределы заявленных исковых требований.

Таким образом, суд взыскал компенсацию по случаю потери кормильца в незаконном размере.

 

6. Судом приняты недопустимые доказательства в качестве доказательств факта и размера получаемых перед смертью Молевыми доходов.

Как следует из выписки из ЕГРЮЛ, и не отрицалось самой Буданцевой Т. Ю., она работала в ЗАО «Интер-Траст» бухгалтером. Индивидуальные сведения на работников подаются по истечении года, в котором получен доход. На многократные запросы суда ЗАО «Интер-Траст» отказалось представить ведомости о заработной плате Молевых, хотя в соответствии с Постановлением Государственного Комитета РФ по статистике № 1 от 02.01.2004г. они должны храниться на предприятии не менее 75 лет. Буданцевой Т. Ю. представлены в дело договора, якобы подписанные Молевыми, датированные первым рабочим днём нового 2004 года.

Как следует из выписки из лицевого счёта застрахованного лица, находящегося в приобщённом к делу пенсионном деле, Молева Н. А. была застрахована в пенсионном фонде 23 марта 2004 года, то есть через три недели после своей смерти.

Как показала свидетель В., допрошенная по ходатайству Истцов, перед смертью занимались ландшафтными работами.

Как следует из трудовой книжки Молева В. Ю., он ранее работал дворником и лесничим. А ЗАО «Интер-Траст» занималось и занимается международными перевозками. После работы дворником и лесничим поступить на должность заместителя генерального директора в транспортную компанию Молев В. Ю. не мог, поскольку не имел соответствующего опыта и образования.

Как следует из показаний сына погибших – Молева А. В. (протокол опроса от 19.03.2004г. лист уголовного дела 45, протокол допроса от 17.05.2005г. лист уголовного дела 73), он утверждал, что отец был предпринимателем, а не наёмным работником, а в день своей смерти родители днём находились дома, а в ДТП попали после того, как отвезли Молеву С. Т. в Приморский район Санкт-Петербурга, заехали на родник за родниковой водой и собирались ехать в г.Кронштадт. То есть, в день своей гибели 05.03.2004г. они не работали ни в каком ЗАО «Интер-Траст».

Даже директор ЗАО «Интер-Траст» в 2006 году, то есть спустя два года после смерти Молева В. Ю., получал заработную плату в размере 7000 рублей в месяц. Предположение, что заработная плата заместителя директора была в четыре раза больше заработной платы самого директора, является абсурдным. Судом же не была запрошена налоговая инспекция о доходах сотрудников ЗАО «Интер-Траст», а сделан вывод о доходах Молева В. Ю. на подложных документах, представленных Буданцевой, которая неоднократно попадалась на фальсификациях и попытках внести исправление в документы, находящиеся в настоящем деле, о чем в деле имеется служебная записка .д.156).

Кроме того, Буданцевой предъявлен ко взысканию ошибочно выданный исполнительный лист на взыскание 30000 рублей по решению, которое в данной части отменено (взыскание в пользу Молевой С. Т. компенсацию за смерть невестки – Молевой Н. А.), о чём Буданцевой было известно. Это свидетельствует о систематически совершаемых Буданцевой мошеннических действиях.

Данные обстоятельства свидетельствуют о внесении данных о доходах Молевых в ЗАО «Интер-Траст» задним числом самой Буданцевой Т. Ю., что фактически Молевы в ЗАО «Интер-Траст» никаких доходов не получали.

Таким образом, сведения о доходах Молевых в ЗАО «Интер-Траст» не могут быть признаны допустимым доказательством по делу.

 

7. Судом неправомерно признано устойчивым изменение материального положения Молевых.

Суд пришёл к выводу об устойчивом изменении материального положения Молевых на том основании, что к моменту своей смерти они якобы проработали в ЗАО «Интер-Траст» более двух месяцев (хотя с 5 января по 5 марта ровно два месяца), и что по трудовому договору, представленному Буданцевой Т. Ю. им не был определён испытательный срок. Данные выводы не соответствует обстоятельствам дела.

Ни повышения квалификации, ни перевода на более высокооплачиваемую работу не было. Заключение трудового договора накануне своей смерти на работу с более высокой заработной платой само по себе не может служить доказательством устойчивости изменения материального положения. Наоборот, изменение характера работы и отсутствие опыта такой работы свидетельствует о том, что такое изменение не может быть признано устойчивым.

Таким образом, судом необоснованно признано изменение материального положения Молевых устойчивым.

 

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.208, 325, 413, 1064, 1079, 1092, 1112, 1175 ГК РФ, Определением Конституционного суда РФ № 734-О-О от 27.05.2010, Постановлением Государственного Комитета РФ по статистике № 1 от 02.01.2004г.

 

П Р О Ш У:

 

Отменить Решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 28.09.2011г. по делу № 2-3257/11;

В удовлетворении исковых требований отказать.

 

Приложение:

  1. Копии жалобы;
  2. Доказательство уплаты госпошлины;
  3. Копия Решения от 28.09.2011г.;
  4. Копия доверенности от 05.05.2010

 

Представитель ЗАО «С»

по доверенности от 05.05.2010г.                                        Н.

закон, ДТП, ПДД28.05.2012, 912 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru