Второе кассационное определение.

Дело №  33-4069/2011

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Санкт-Петербург                                               7 августа 2011 г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного

суда в составе:

председательствующего Киреевой И. А.

судей Алексеевой Е. Д., Нестеровой М. В.

с участием прокурора Астапенко С. А.

при секретаре Первышиной Ю. С.

 

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам Закрытого акционерного общества «С», Буданцевой Татьяны Юрьевны, Молевой Софии Трофимовны на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 июня 2011 г., которым частично удовлетворены: исковые требования Молевой С. Т. к ЗАО «С» о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда, а также исковые требования Буданцевой Т. Ю., являющейся опекуном несовершеннолетнего Молева Ю. В., заявленные в защиту его интересов, о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Киреевой И. А., объяснения представителя Молевой СТ. — К., представителя ЗАО «С» — Н., Буданцевой Т. Ю. и ее представителя — У., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Молева С. Т. обратилась в суд, указывая, что 5 марта 2004 года в результате дорожно-транспортного происшествия погибли ее сын Молев В. Ю. и его супруга Молева Н. А.

Указала, что находилась на иждивении сына и его супруги.

В обоснование иска сослалась на то, что к моменту гибели кормильцев являлась нетрудоспособной, имела право на получение содержания в силу низкого размера пенсии, заработок Молевых В. Ю. и Н.А. являлся ее постоянным источником дохода, она проживала совместно с потерпевшими, вела с ними общее хозяйство, осуществляла уход за находившимся на иждивении Молевых В. Ю. и Н.А. малолетним, не достигшим 14-летнего возраста, Молевым Ю. В.

В результате гибели Молевых Ю. В. и Н.А. от осознания утраты двух близких людей, понимания того, что трое их детей, ее внуков, остались сиротами, ей причинены нравственные страдания, ухудшилось состояние ее здоровья, она перенесла сильнейший нервный стресс.

Дорожно-транспортное происшествие произошло при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем «МАЗ -543240», собственником которого является Закрытое акционерное общество «С».

Просила: установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молева В. Ю. из расчета среднего заработка потерпевшего — 28000 рублей, в размере 5600 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно; взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 392000 руб.; взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю., в размере 1000000 руб.; установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевой Н. А. из расчета среднего заработка потерпевшей — 25000 рублей, в размере 5000 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно; взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 350000 руб.; взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., в размере 1000000 руб.

При определении размера возмещения вреда, ссылалась на те обстоятельства, что до причинения вреда в заработке потерпевших произошли устойчивые изменения, улучшающие их имущественное положение, они были приняты на более высокооплачиваемую работу, в связи с чем, полагает, что учитываться должен лишь заработок, который они получили после соответствующего изменения. Указала, что при определении причитающейся ей доли заработка потерпевших должны учитываться как сами потерпевшие, так и другие, находившиеся на их иждивении лица: Молев Юрий Владимирович, 1998 года рождения, Молев Александр Владимирович, 1987 года рождения, Молев Артур Владимирович, 1985 года рождения — дети потерпевших (28 000/5 (Молев В. Ю., Молева СТ., дети); 25000/5 (Молева Н. А., Молева СТ., дети)).

Буданцева Т. Ю., являющаяся опекуном Молева Ю. В., 1998 года рождения, и действующая в его интересах, обратилась в суд, ссылаясь на те же обстоятельства, а именно: причинение несовершеннолетнему ребенку нравственных страданий, причинение вреда по случаю потери кормильца.

Просила установить Молеву Ю. В. ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю., Н.А. из расчета среднего заработка потерпевших, указанного выше, в размере 5600 рублей и 5000 рублей, соответственно; взыскивать указанную сумму с ответчика до достижения ребенком восемнадцати лет; с учетом выплаты ОАО «Страховая компания „Русский мир“, являющегося страховщиком ответчика, в пользу Молева Ю. В. страхового возмещения в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю., Н.А., в размере 240000 рублей, просила взыскать разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба за период по 5 июня 2010 года в сумме 508334 руб.; взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю., в размере 1000000 руб. и Молевой Н. А. — в размере 1000000 руб.

Дела по искам Молевой С. Т. и Буданцевой Т. Ю., действующей в интересах Молева Ю. В., к ЗАО „С“ объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Решением суда от 24 января 2011 года исковые требования были удовлетворены частично.

Определением судебной коллеги по гражданским делам Ленинградского областного суда от 20 апреля 2011 года состоявшееся решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение, при этом суду первой инстанции было указано на необходимость решения вопроса об установлении степени вины каждого из участников ДТП либо путем назначения автотехнической экспертизы, либо, исходя из фактических обстоятельств дела.

При повторном рассмотрении дела в заседании суда первой инстанции представители истцов исковые требования поддержали, подтвердили изложенные доводы.

Представители ответчика с иском не согласились. Ссылаются на подлог представленных истцами документов о доходе потерпевших, а также трудовых контрактов. Возражения обосновывают также отсутствием вины водителя Л.Ф. в дорожно-транспортном происшествии и причинении вреда потерпевшим, а также солидарной ответственностью владельцев источников повышенной опасности.

Представитель 3 лица — органа опеки и попечительства местной администрации Муниципального округа „Юнтолово“ — в суд не явился.

Судом постановлено решение, которым с Закрытого акционерного общества „С“ в пользу Молева Ю. В. в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца Молевой Н. А., за период с 17 июня 2007 года по 30 июня 2011 года взыскана денежная сумма в размере 96249 руб. Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молева Ю. В. в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца Молевой Н. А., ежемесячно, начиная с 01.07.2011 года, денежная сумма в размере 6250 руб. до достижения им восемнадцати лет.

Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молева Ю. В. в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., денежная сумма в размере 150000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований Буданцевой Т. Ю., действующей в интересах Молева Ю. В., к ЗАО „С“ о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда отказано.

Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молевой С. Т. в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., денежная сумма в размере 30000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований Молевой С. Т. к ЗАО „С“ о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда отказано.

В кассационной жалобе представитель ЗАО „С“ не согласен с решением суда, считает его постановленным с нарушением норм материального права. Просит решение отменить и в удовлетворении исковых требований отказать.

Указывает, что суд неправомерно удовлетворил исковые требования Молевой С. Т. о компенсации морального вреда в связи со смертью невестки Молевой Н. А., поскольку Молева С. Т. не является близкой родственницей Молевой Н. А., судом не выяснялось, какие отношения между ними существовали.

Суд необоснованно взыскал возмещение по случаю потери кормильца за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Данный вывод судом никак не мотивирован.

Ссылается на положения ч.2 ст.1092 ГК РФ, согласно которым суд может взыскать причитающиеся платежи единовременно за период не более трех лет, считает, что данное положение относится к будущим платежам, которые могут быть взысканы только при наличии уважительных причин. Однако ни наличие уважительных причин, ни факт обращения к ответчику за такими выплатами судом не установлены, а взыскание произведено за предшествующий период.

Считает, что судом неправильно применены положения ст.208 ГК РФ, поскольку правила, предусмотренные данной нормой, относятся к невыплаченной своевременно и не в полном объеме денежной сумме в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, по вине органа, занимающегося такими выплатами, однако истцы за такой компенсацией к ответчику не обращались, поэтому вина ответчика в ее не выплате отсутствует. Считает, что с учетом расчетов, приведенных в решении суда, и страховых выплат суд мог назначить взыскание компенсации по потере кормильца в размере 5000 руб., начиная только с 29 ноября 2013 года.

Считает, что судом неправомерно удовлетворены требования о выплате компенсации по случаю потери кормильца за предшествующий период.

Полагает, что суд неправомерно вышел за пределы заявленных исковых требований, чем нарушил положения ч.3 ст.196 ГПК РФ, взыскав компенсацию по случаю потери кормильца Молевой Н. А. в большем размере, чем было заявлено в иске.

Считает, что с учетом совокупности ст.ст.325 и 413 ГК РФ, а также вины в данном ДТП Молева В. Ю., наследником которого является истица Молева С. Т., суд обязан был отказать в удовлетворении иска.

Ссылается на то, что судом приняты недопустимые доказательства в подтверждение факта и размера доходов, которые получали перед смертью Молевы В. Ю. и Н.А., поскольку в материалы дела представлены не соответствующие действительности сведения об их доходах, в связи с чем судом неправомерно признано устойчивым изменение материального положения Молевых В. Ю. и Н.А.

В кассационной жалобе Буданцева Т. Ю. не согласна с решением суда в части определения денежной суммы, взысканной в счет возмещения вреда, причиненного несовершеннолетнему Молеву Ю. В. в результате смерти кормильца Молевой Н. А. за период с 17.06.2007 по 30.06.2011 года и компенсации морального вреда в связи со смертью Молевой Н. А., а также отказа в удовлетворении иска о возмещении несовершеннолетнему Молеву Ю. В. вреда, понесенного в связи со смертью кормильца Молева В..Ю. и компенсации морального вреда в связи со смертью отца.

Считает, что судом допущено нарушение или неправильное применение норм материального права.

В обоснование доводов жалобы указывает, что судом неправильно произведен расчет сумм в возмещение вреда по случаю потери кормильца Молевой Н. А., чем нарушена ст.208 ГК РФ.

Полагает, что за период с 17.06.2007 по 30.06.2011 года в пользу Молева Ю. В. в связи со смертью Молевой Н. А. подлежало взысканию 225000 руб., приводит свой расчет исковых требований.

Считает существенно заниженным размер морального вреда, взысканного в пользу Молева Ю. В. в связи со смертью Молевой Н. А.

Полагает необоснованным отказ в удовлетворении иска в части взыскания денежных средств в возмещение вреда по случаю потери кормильца Молева В. Ю., компенсации морального вреда в связи со смертью Молева В. Ю. считает его постановленным с нарушением норм материального права, при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, не согласна с расчетом исковых требований в части определения периода, за который были получены несовершеннолетним Молевым Ю. В. платежи от страховых компаний, положенного судом в основу судебного решения, с периодом, за который взысканы денежные средства, полагает размер морального вреда необоснованно заниженным.

В кассационной жалобе Молева С. Т. также считает решение суда незаконным и необоснованным. Считает, что суд сделал вывод об отсутствии у нее права на возмещение вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю., а также об отсутствии ее иждивенчества по отношению к Молеву В. Ю. и его супруги Молевой Н. А. с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Полагает неправомерным, противоречащим п.4 ст.1088 ГК РФ, вывод суда об отсутствии права на возмещение вреда по случаю потери кормильца, как лица, занятого уходом за находившимся на иждивении умерших их малолетним сыном Молевым Ю. В., не достигшим четырнадцати лет.

Считает необоснованными выводы суда об отсутствии у нее права на получение компенсации морального вреда по случаю смерти сына.

Считает, что судом неправильно применены нормы действующего законодательства относительно вреда, причиненного столкновением источников повышенной опасности.

Проверив дело, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда считает решение суда подлежащим частично отмене, частично изменению, исходя из следующего.

В соответствии со ст.1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

При причинении вреда жизни или здоровью владельцев источников повышенной опасности в результате их взаимодействия вред возмещается на общих основаниях (статья 1064 ГК РФ), то есть, по принципу ответственности за вину. При этом необходимо иметь ввиду следующее: при отсутствии вины владельцев во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение вреда друг от друга.

При причинении вреда третьим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, в соответствии с п.3 ст.1079 ГК РФ несут перед потерпевшим солидарную ответственность по основаниям, предусмотренным п.1 ст.1079 ГК РФ. Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения. Поскольку должник, исполнивший солидарные обязательства, становится кредитором по регрессному обязательству к остальным должникам, распределение ответственности солидарных должников друг перед другом (определение долей) по регрессному обязательству производится с учетом требований абзаца второго пункта 3 ст.1079 ГК РФ по правилам пункта 2 ст.1081 ГК РФ, то есть, в размере, соответствующем степени вины каждого из должников. Если определить степень вины не представляется возможным, доли признаются равными.

В соответствии со ст.1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют, в частности:

-нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего;

-лица, имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания;

-один из родителей, супруг, либо другой член семьи, независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимся на иждивении умершего детьми, не достигшими четырнадцати лет.

Согласно п.1 ст.1089 ГК РФ размер возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, исчисляется из той доли заработка (дохода) умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

В силу п.5 ст.1086 ГК РФ если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему вреда устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможность изменения оплаты труда потерпевшего), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получал или должен был получать после соответствующего изменения.

В соответствии с абз.2 п.3 ст.1086 ГК РФ не полностью проработанные потерпевшим месяцы заменяются полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены.

В соответствии со ст.1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, — застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст.931, п.1 ст.935 ГК РФ), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Помимо указанных норм права суд также правильно руководствовался разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВС РФ №  1 от 26.01.2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», согласно которым при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности, членам его семьи, иждивенцам, суд учитывает обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда.

При этом наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ стороны обязаны предоставить суду доказательства в обоснование своих исковых требований либо возражений на иск.

В соответствии со ст.369 ГПК РФ указания, касающиеся необходимости совершения процессуальных действий и изложенные в определении суда кассационной инстанции в случае отмены решения суда первой инстанции и передачи дела на новое рассмотрение, обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело.

Как следует из материалов дела, дорожно-транспортное происшествие произошло при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем «МАЗ — 543240», собственником которого является ЗАО «С», а также водителя Молева В. Ю., управлявшего автомобилем «ВАЗ-21074», в котором находилась пассажирка Молева Н. А.

В результате проверки обстоятельств ДТП вина кого-либо из водителей установлена не была.

Суд не нашел оснований для проведения по делу по ходатайству представителя ответчика судебной трасолого-автотехнической экспертизы, поскольку с момента ДТП прошло значительное время, новых данных о причинах выезда водителя Молева В. Ю. на полосу встречного движения добыто не было.

Однако в нарушение п.3 ст.1079 ГК РФ, а также ст.369 ГПК РФ суд не выполнил указание кассационной инстанции относительно разрешения вопроса об установлении вины водителей в ДТП.

При таких обстоятельствах решение суда в части отказа в удовлетворении иска о взыскании денежных средств в пользу Молева Ю. В. в связи со смертью Молева В. Ю. является преждевременным, постановленным при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, а также при несоответствии выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, поэтому в данной части подлежит отмене. Поскольку устранить указанные недочеты в заседании судебной коллегии не представляется возможным, дело в данной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, определить степень виновности каждого из водителей в ДТП, установить круг лиц, на которых должна быть возложена ответственность по возмещению вреда в пользу Молева Ю. В. в связи со смертью Молева В. Ю., и вынести законное и обоснованное решение в установленные законом сроки.

Судом установлено, что Молева С. Т. является матерью потерпевшего Молева В. Ю. и Буданцевой Т. К. На момент смерти Молева С. Т. достигла возраста 71 года, и являлась нетрудоспособной.

Потерпевшая Молева Н. А. являлась супругой Молева В.Ю,

Размер пенсии Молевой С. Т. на дату гибели Молевых В. Ю. и Н.А. составлял 1622 руб. 74 коп.

Из справки о регистрации усматривается, что Молева С. Т. проживала совместно с потерпевшими Молевыми В. Ю. и Н.А., а также внуками Молевыми А. В., А.В., Ю.В. по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, дер. Агалатово, Плантация новогодних елок.

Оценивая доводы Молевой С. Т. относительно нахождения ее на иждивении у сына и его супруги, суд правильно указал, что по смыслу действующего законодательства при установлении обстоятельства иждивенства для возмещения вреда в случае потери кормильца право на возмещение такого вреда не связано ни с наличием родственных отношений между иждивенцем и кормильцем, ни сроком нахождения на его иждивении, значение для установления такого факта имеет то обстоятельство, что часть заработка погибшего, приходившаяся на долю нетрудоспособного лица, являлась постоянным и основным источником его существования.

Как следует из материалов дела, с 05 января 2004 года Молева Н. А. была принята на работу в ЗАО «Интертраст» на должность заместителя главного бухгалтера с окладом 25000 руб. Молева Н. А. работала в ЗАО «Интертраст» до своей смерти, наступившей 05 марта 2004 года, то есть, два месяца и пять дней.

До указанного периода местом ее работы являлось ЗАО «Окстрой-парк» с оплатой, установленной Молевой Н. А. в размере 550 руб. Данные о таком размере заработка представлены до декабря 2003 года. Сведения об иных доходах потерпевшей за указанный период отсутствуют.

Кроме того, судом установлено, что размер пенсии Молевой С. Т. по состоянию на январь 2004 года был выше заработка потерпевшей и незначительно ниже величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации.

При таких обстоятельствах суд, дав надлежащую оценку представленным доказательствам, сделал правильный вывод о том, что доходы Молевой Н. А. не могли являться основным источником существования Молевой С. Т.

При этом, как правильно указал суд, сам факт совместного проживания не является обстоятельством, безусловно свидетельствующим об иждивенстве кого-либо из членов семьи.

Соглашается судебная коллегия и с выводом суда о том, что у Молевой С. Т. отсутствует право на возмещение вреда по случаю потери кормильца, как лица, занятого уходом за находившимся на иждивении умершей ее несовершеннолетним сыном Молевым Ю. В., 1998 года рождения.

Так, право на возмещение вреда по указанному основанию по смыслу ч.4 ст.1088 ГК РФ имеют лишь те члены семьи погибшего, которые не работают и заняты уходом за их малолетними детьми.

Предполагается, что такие лица, осуществляя ход за детьми погибшего, не получали доход от трудовой деятельности, источником их существования, в том числе, являлся заработок потерпевшего, в связи с чем, они имеют право на возмещение вреда, причиненного в результате смерти кормильца.

Между тем Молева С. Т. осуществляла уход за Молевым Ю. В., находясь на пенсии. Следовательно, суд правильно указал, что отсутствие у нее дохода от трудовой деятельности, как и отсутствие самой работы, не было связано с уходом за малолетним ребенком погибших, а обусловлено окончанием трудовой деятельности в связи с уходом на пенсию.

Кроме того, суд правильно отметил, что с 15 марта 2004 года, то есть, через десять дней после гибели родителей, ребенок стал посещать детское учреждение, а с 2006 года находится под опекой Буданцевой Т. Ю. и проживает совместно с ней.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал Молевой С. Т. в возмещении вреда в связи с потерей кормильца Молевой Н. А. и правильно указал, что сама Молева С. Т. не является лицом, которому причинен вред при взаимодействии источников повышенной опасности.

Однако судебная коллегия не может согласиться с выводом суда об удовлетворении исковых требований Молевой С. Т. о взыскании в ее пользу денежной компенсации морального вреда в связи со смертью Молевой Н. А., поскольку в соответствии с вышеуказанными нормами права (ст.1100 ГК РФ) а также разъяснениями Пленума Верховного суда РФ №  1 от 26.01.2010 года факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда, каких-либо доказательств причинения морального вреда в связи со смертью Молевой Н. А. суду не представлено. Поэтому судебная коллегия считает, что в данной части решение суда подлежит отмене как постановленное в нарушение ст.56 ГПК РФ при недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции относительно отказа Молевой С. Т. в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в связи со смертью сына. Данные исковые требования основаны на положениях ст.1100 ГК РФ, согласно которой в данном случае моральный вред подлежит возмещению при отсутствии вины причинителя. Поскольку Молев В. Ю. являлся сыном Молевой С. Т., следовательно, близким родственником, в связи с его гибелью она перенесла тяжелые нравственные страдания, судебная коллегия считает, что имеются все основания для взыскания в ее пользу компенсации морального вреда в размере 300000 руб.

По тем же основаниям является необоснованным и отказ в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в связи со смертью Молева В. Ю. в пользу Молева Ю. В., поскольку погибший являлся его отцом, следовательно, близким человеком, утрату которого ребенок в силу своего возраста уже мог осознавать Судебная коллегия считает возможным удовлетворить данные исковые требования, не направляя дело на новое рассмотрение, поскольку исследования каких-либо дополнительных доказательств в данном случае не требуется, и взыскать с ответчика в пользу Молева Ю. В. в счет компенсации морального вреда в связи со смертью отца 300000 руб.

Разрешая исковые требования Буданцевой Т. Ю., предъявленные в интересах несовершеннолетнего Молева Ю. В., суд дал надлежащую оценку доказательствам, представленным в подтверждение доходов и материального положения Молевой Н. А., сделал правильный расчет суммы в возмещение вреда и правомерно отклонил возражения ответчика относительно подложности представленных истцами сведений о месте работы и доходах потерпевшей, поскольку факт подлога с достоверностью не подтвержден.

Судебная коллегия считает, что суд пришел к правильному выводу о том, что Молеву Ю. В. причинен моральный вред в связи со смертью Молевой Н. А., которая являлась его матерью, однако не может согласиться с размером морального вреда, определенным судом первой инстанции, и считает необходимым изменить решение в данной части и увеличить указанную сумму до 300000 руб., поскольку ребенок в силу своего возраста мог осознавать утрату матери, в связи с чем он перенес тяжелые нравственные страдания.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что в остальной части кассационные жалобы истцов и представителя ответчика основаны на неправильном толковании положении норм гражданского законодательства, на которые имеются ссылки в решении суда первой инстанции, и правовых оснований к отмене решения суда в оставшейся части не содержат.

Руководствуясь статьями 360, 361, 362, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 июня 2011 года:

в части взыскания в пользу Молева Юрия Владимировича компенсации морального вреда в связи со смертью Молевой Надежды Александровны изменить,

взыскать с ЗАО «С» в пользу Буданцевой Татьяны Юрьевны в интересах Молева Юрия Владимировича в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Надежды Александровны, 300000 (триста тысяч) руб.;

в части отказа в удовлетворении исковых требований в пользу Молева Юрия Владимировича компенсации морального вреда в связи со смертью Молева Владимира Юрьевича решение отменить,

взыскать с ЗАО «С» в пользу Буданцевой Татьяны Юрьевны в интересах Молева Юрия Владимировича в счет компенсации морально вреда, причиненного в результате смерти Молева Владимира Юрьевича, 300000 (триста тысяч) руб.;

в части отказа Молевой Софии Трофимовне в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в связи со смертью Молева Владимира Юрьевича решение отменить,

взыскать с ЗАО «С» в пользу Молевой Софии Трофимовны в счет компенсации морального вреда, причиненного в связи со смертью Молева Владимира Юрьевича, 300000 (триста тысяч) руб.;

в части отказа Буданцевой Татьяне Юрьевне в интересах Молева Юрия Владимировича в удовлетворении исковых требований о взыскании вреда, причиненного смертью кормильца Молева Владимира Юрьевича, решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части решение суда оставить без изменений, кассационные жалобы представителя ЗАО «С», Буданцевой Татьяны Юрьевны в интересах Молева Юрия Владимировича, Молевой Софии Трофимовны — без удовлетворения.

 

ДТП28.05.2012, 1448 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru