Второе решение суда.

2-3257/11                                                                                                    23 июня 2011 года

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

Всеволожский городской суд Ленинградской области в составе судьи

Водопьяновой О. А.

с участием прокурора Зайцева И. Н.

при секретаре Дорониной Е. А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Молевой Софии Трофимовны к ЗАО «С» о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда,

по иску Буданцевой Татьяны Юрьевны, действующей в интересах Молева Юрия Владимировича к ЗАО «С» о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда,

 

установил:

 

Молева С. Т. обратилась в суд, указывая, что 5 марта 2004 года в результате дорожно-транспортного происшествия погиб ее сын Молев Владимир Юрьевич и его супруга Молева Надежда Александровна.

Указала, что находилась на иждивении сына и его супруги.

В обоснование ссылается на те обстоятельства, что к моменту гибели кормильцев являлась нетрудоспособной, имела право на получение содержания, в силу низкого размера пенсии, заработок Молевых В. Ю. и Н.А. являлся ее постоянным источником дохода, она проживала совместно с потерпевшими, имела с ними единый быт и общее хозяйство, осуществляла уход за находившимся на иждивении Молевых В. Ю. и Н.А. малолетним, не достигшим 14 летнего возраста, Молевым Юрием Владимировичем.

В результате гибели Молевых Ю. В. и Н.А. от осознания утраты двух близких людей, понимания того, что трое их детей, ее внуков, остались сиротами, ей причинены нравственные страдания, ухудшилось состояние ее здоровья, она перенесла сильнейший нервный стресс.

Дорожно-транспортное происшествие произошло при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем «МАЗ-543240», собственником которого является Закрытое акционерное общество «С».

Просит установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молева В. Ю. из расчета среднего заработка потерпевшего — 28000 рублей, в размере 5600 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно.

Взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю. за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 392000 руб.

Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю. в размере 1000000 руб.

Также просит установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевой Н. А. из расчета среднего заработка потерпевшей — 25000 рублей, в размере 5000 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно.

Взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молевой Н. А. за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 350000 руб.

Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., в размере 1000000 руб.

При определении размера возмещения вреда, ссылается на те обстоятельства, что до причинения вреда потерпевшим в их заработке произошли устойчивые изменения, улучшающие их имущественное положение, они приняты на более высокооплачиваемую работу, в связи с чем, полагает, что учитываться должен лишь заработок, который они получили после соответствующего изменения.

Указала, что при определении причитающейся ей доли заработка потерпевших должны учитываться как сами потерпевшие, так и другие, находившиеся на их иждивении лица, Молев- дети потерпевших (28 000/5 (Юрий Владимирович, 1998 года рождения, Молев Александр Владимирович, 1987 года рождения, Молев Артур Владимирович, 1985 года рождения Молев В. Ю., Молева С. Т., дети); 25000/5 (Молева НА., Молева С. Т., дети)).

Буданцева Т. Ю., являющаяся опекуном Молева Юрия Владимировича, 1998 года рождения, и действующая в его интересах, обратилась в суд, ссылаясь на те же обстоятельства, иждивенство несовершеннолетнего ребенка, причинение ему нравственных страданий, просит установить Молеву Ю. В. ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю., Н.А. из расчета среднего заработка потерпевших, указанного выше, в размере 5600 рублей и 5000 рублей соответственно; взыскивать указанную сумму с ответчика до достижения ребенком восемнадцати лет.

С учетом выплаты ОАО СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ «Русский мир», являющейся страховщиком ответчика, в пользу Молева Ю. В. страхового возмещения в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю. и Н.А., в размере 240000 рублей просит взыскать разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба за период по 5 июня 2010 года в сумме 508334 руб.

Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю. в размере 1000000 руб. и смерти Молевой Н. А. в размере 1000000 руб.

Дела по искам Молевой СТ. и Буданцевой Т. Ю., действующей в интересах Молева Ю. В., к ЗАО «С» объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

В судебном заседании представители истцов требования поддержали, подтвердили изложенные доводы.

Представители ответчика с иском не согласны.

Ссылаются на подлог представленных истцами документов о доходе потерпевших, а также трудовых контрактов.

Возражения обосновывают также отсутствием вины водителя Л.Ф. в дорожно-транспортном происшествии и причинении вреда

потерпевшим, а также солидарной ответственностью владельцев источников повышенной опасности.

Третье лицо Л.Ф. в судебное заседание не явился, о слушании дела извещался надлежащим образом.

Представитель 3 лица — органа опеки и попечительства местной администрации Муниципального округа «Юнтолово» в суд не явился, о слушании дела извещен надлежащим образом.

Суд, выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению частично, оценив доказательства, приходит к следующему:

Из материалов дела следует, что 05 марта 2004 года произошло дорожно-транспортное происшествие при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем МАЗ -543240, собственником которого является ЗАО «С», а также водителя Молева В. Ю., управлявшего автомобилем ВАЗ-21074, в котором находилась пассажирка Молева Н. А.

Молев В. Ю. и Молева Н. А. погибли в результате дорожно-транспортного происшествия.

В результате проверки обстоятельств ДТП вина кого-либо из водителей установлена не была.

Постановлением ст. следователя 2-го отдела УРППБДиП ГСУ при ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 28.08.2005 года о прекращении уголовного дела в отношении водителей Молева В. Ю. и Л.Ф. установлено, что ДТП произошло в результате выезда автомобиля под управлением Молева В. Ю. на полосу встречного движения, однако не установлена причина такого выезда. Из заключения трасолого-автотехнической экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, следует, что выезд на полосу встречного движения мог произойти в результате действий самого водителя, в результате воздействия неблагоприятных дорожных условий или сочетания обоих факторов. Экспертным путем установить данные обстоятельства невозможно, а иные способы установления этих данных исчерпаны. Экспертом не установлено имели ли водители Молев и Л.Ф. техническую возможность предотвратить столкновение.

Суд не нашел оснований для проведения по делу по ходатайству представителя ответчика судебной трасолого-автотехнической экспертизы, поскольку с момента ДТП прошло значительное время, новых данных о причинах выезда водителя Молева В. Ю. на полосу встречного движения не добыто.

В силу статьи 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

При причинении вреда жизни или здоровью владельцев источников повышенной опасности в результате их взаимодействия вред возмещается на общих основаниях (статья 1064 ПК РФ), то есть по принципу ответственности за вину. При этом необходимо иметь в виду следующее:

при отсутствии вины владельцев во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение вреда друг от друга.

С учетом изложенного, по мнению суда на ответчика не может быть возложена обязанность по возмещению вреда в связи со смертью Молева В. Ю.

При причинении вреда третьим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ несут перед потерпевшими солидарную ответственность по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ. Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения. Поскольку должник, исполнивший солидарное обязательство, становится кредитором по регрессному обязательству к остальным должникам, распределение ответственности солидарных должников друг перед другом (определение долей) по регрессному обязательству производится с учетом требований абзаца второго пункта 3 статьи 1079 ГК РФ по правилам пункта 2 статьи 1081 ГК РФ, то есть в размере, соответствующем степени вины каждого из должников. Если определить степень вины не представляется возможным, доли признаются равными.

В силу ст.1088 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют, в частности:

нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего,

лица, имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания,

один из родителей, супруг, либо другой член семьи, независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего детьми, не достигшими четырнадцати лет.

Установлено, что Молева С. Т. приходится матерью потерпевшего Молева В. Ю. и Буданцевой Т. Ю.

На момент смерти сына, достигнув возраста 71г., являлась нетрудоспособной.

Потерпевшая Молева Н. А. являлась супругой Молева В. Ю.

Размер пенсии Молевой С. Т. на дату гибели Молевых В. Ю. и Н.А. составлял 1622 руб. 74 коп. .д.17).

Из справки о регистрации усматривается, что Молева С. Т. проживала совместно с потерпевшими Молевыми В. Ю., Н.А., а также внуками Молевым А. В., Молевым А. В. и Молевым Ю. В. по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, дер.Агалатово, Плантация новогодних елок .д.110).

Оценивая представленные доказательства в совокупности, суд не находит оснований для установления обстоятельства иждивенства Молевой СТ. у сына Молева В. Ю. и его супруги Молевой Н. А.

По смыслу действующего законодательства, при установлении обстоятельства иждивенства для возмещения вреда в случае потери кормильца право на возмещение такого вреда не связано ни с наличием родственных отношений между иждивенцем и кормильцем, ни сроком нахождения на его иждивении.

Значение для установления такого факта имеет то обстоятельство, что часть заработка погибшего, приходившаяся на долю нетрудоспособного лица, являлась постоянным и основным источником его существования.

Из дела следует, что с 5 января 2004 года потерпевшая Молева Н. А. принята на работу в ЗАО «Интертраст» — на должность заместителя главного бухгалтера с окладом 25000 руб.

Потерпевшая работала в ЗАО «Интертраст» до своей смерти, наступившей 5 марта 2004 года, то есть 2 месяца 5 дней.

До указанного периода местом работы потерпевшей являлось ЗАО «Окстрой-парк» с оплатой, установленной Молевой Н. А. — 550 руб. .д.229-301).

Данные о таком заработке представлены вплоть до декабря 2003 года.

Сведений об иных доходах потерпевшей за указанный период не имеется.

Размер пенсии Молевой СТ. на январь 2004 года был выше заработка потерпевшей и незначительно ниже величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации .д.286-289).

Таким образом, с учетом размера заработка потерпевшей, нахождения на иждивении троих детей, необходимостью оказания детям материальной поддержки, заботы о себе, наличием у них общегражданских обязательств по уплате налогов и содержанию принадлежащего им имущества, незначительным периодом улучшения их материального положения (2 месяца), наличием у Молевой СТ. собственного источника дохода в виде пенсионных выплат, суд приходит к выводу о том, что доходы потерпевшей Молевой Н. А. не могли являться основным источником существования Молевой СТ.

Сам факт совместного проживания не является обстоятельством, однозначно свидетельствующем об иждивенстве кого либо из членов семьи. Значение, как указано выше, имеет существование иждивенца за счет доходов кормильца и нахождение на его полном содержании.

Также, по мнению суда, у Молевой СТ. отсутствует право на возмещение вреда по случаю потери кормильца, как лица, занятого уходом за находившимся на иждивении умершей ее малолетним сыном Молевым Ю. В., 1998 года рождения.

По смыслу абз.4 ст.1088 Гражданского кодекса Российской Федерации право на возмещение вреда по указанному основанию имеют лишь те члены семьи погибшего, которые не работают и заняты уходом за их малолетними детьми.

Предполагается, что такие лица, осуществляя уход за детьми погибшего, не получали доход от трудовой деятельности, источником их существования, в том числе, являлся заработок потерпевшего, в связи с чем, они имеют право на возмещение вреда, причиненного в результате смерти кормильца.

Молева С. Т. осуществляла уход за Молевым Ю. В., находясь на пенсии.

Таким образом, отсутствие у нее дохода от трудовой деятельности, как и отсутствие самой работы не было связано с уходом за малолетним ребенком погибших, а обусловлено нахождением истца на пенсии.

С учетом изложенного, Молева С. Т. не может быть признана лицом, не работающим и занятым уходом за находившимся на иждивении умерших их ребенком.

Кроме того, суд отмечает, что с 15 марта 2004 года, то есть спустя 10 дней после гибели родителей, ребенок стал посещать детское учреждение .д.87), с 2006 года находится под опекой Буданцевой Т. Ю., проживает с ней.

При таких обстоятельствах суд не находит оснований для возложения на ответчика обязанности возмещения вреда Молевой СТ. в связи с потерей кормильца Молевой Н. А.

Сама Молева С. Т. не является лицом, которому причинен вред при взаимодействии источников повышенной опасности.

Разрешая требования Буданцевой Т. Ю., предъявленные в интересах несовершеннолетнего Молева Ю. В., суд приходит к следующему.

При рассмотрении дела установлено, что потерпевшая Молева Н. А. приходились матерью Молеву Ю. В., 1998 года рождения.

К моменту смерти матери ребенок являлся малолетним.

Иждивение детей умерших родителей предполагается и не требует доказательств (ст.9 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

Согласно п.1 ст.1089 Гражданского кодекса Российской Федерации размер возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, исчисляется из той доли заработка (дохода) умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

При этом, в силу п.5 ст.1086 Кодекса, если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему вреда устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможность изменения оплаты труда потерпевшего), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

В силу абз.2 п.3 ст.1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, не полностью проработанные потерпевшим месяцы заменяются полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены.

В процессе рассмотрения дела нашли свое подтверждение доводы об устойчивых изменениях, улучшающих имущественное положение потерпевшего Молевой Н. А., что следует из сведений о размере ее заработка в ЗАО «Интертраст», превышающем ее прежний доход, отсутствие в трудовом контракте погибшей условий о временном характере ее работы либо нахождении на испытательном сроке.

Таким образом, суд, при определении материального положения Молевой Н. А.. для определения размера возмещения вреда, понесенного Молеву Ю. В. в результате ее смерти, учитывает заработок потерпевшего, который он получал после соответствующего изменения в размере 25000 рублей в месяц.

Требования истца об определении в пользу Молева Ю. В. ежемесячных выплат в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца Молевой Н. А. в размере 5000 руб. обусловлены делением среднего заработка потерпевшего на пятерых, с учетом самого потерпевшего, а также иждивенцев — Молевой С. Т. и троих детей.

Учитывая, что иждивенство Молевой СТ. у Молевой Н. А. не нашло своего подтверждения при рассмотрении дела, доля истца при требуемом им варианте расчета увеличивается. 25000 рублей: 4 =6250 рублей.

Принимая во внимание, что размер доли, исходя из дохода потерпевшего, определяется с учетом конкретных обстоятельств дела, суд, установив доход и материальное положение погибшего, состав его семьи, количество иждивенцев, а также лиц, имеющих право на получение от них содержания, полагает возможным установить Молеву Ю. В. ежемесячно, начиная с 1 января 2011 года, в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца Молевой Н. А., денежную сумму в размере 6250 рублей.

Взыскивать указанные суммы с ответчика, как владельца источника повышенной опасности, действием которого причинен вред, до достижения Молевым Ю. В. 18 лет (ст.1079, п.2 ст.1088 ГК РФ).

В силу ст.1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст.931, п.1 ст.935 ГК РФ), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из дела следует, что ОАО СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ «Русский мир», страховщик ответчика, выплатила в пользу Молева Ю. В. в счет возмещения вреда, причиненного смертью обоих кормильцев, сумму в размере 240000 руб. .д.136-138; 290-291). Однако, суд полагает, что в зачет возмещения вреда после смерти Молевой Н. А. подлежит сумма страхового возмещения 160000 рублей, которая подлежит выплате при одном потерпевшем.

Кроме того, судом установлено, что Страховой компанией «РГС Северо-Запад», в которой была застрахована гражданская ответственность Молева В. Ю., было выплачено страховое возмещение в связи со смертью Молевой Н. А., троим ее детям: Молеву Юрию Владимировичу, 1998 года рождения, Молеву Александру Владимировичу, 1987 года рождения, Молеву Артуру Владимировичу, 1985 года рождения, в равных долях. За вычетом суммы 20000 рублей (на погребение) каждому сыну выплачено 140 000 руб.: 3 =46667 рублей.

Фактический размер ущерба, исчисленный за трехгодичный срок, предшествующий подаче иска (17 июня 2010 года), а также за период до установления выплат в счет возмещения вреда по случаю смерти Молевой Н. А. .е. до 30.06.2011 года включительно) составил 302616 руб. 66 коп., исходя из следующего расчета:

С 17 июня 2007 года по 30 июня 2007 года — 2916 руб. 66 коп. (6250р./30дн.*14дн.);

С 1 июля 2007 года по 30 июня 2011 года — 300000 руб. (6250р.*48 мес).

Разница между фактическим размером ущерба и выплаченным страховым возмещением равна 302916 руб.66 коп.- 160 000 рублей — 46667 рублей = 96249руб. 66 коп.

Указанная сумма подлежит взысканию с ответчика в пользу Молева Ю. В. в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца Молевой Н. А., за период с 17 июня 2007 года по 30 июня 2011 года.

Суд отклоняет возражения ответчика относительно подложности представленных истцами сведений о месте работы и доходе потерпевших, поскольку факт подлога достоверно не подтвержден (ст.60 ГПК РФ).

Сведения о работе потерпевшей Молевой подтверждается трудовой книжкой, трудовым контрактом, приказом о приеме на работу. Сведения о заработке подкреплены справками налоговых и пенсионных органов.

Наличие противоречий о месте работы потерпевшей, имеющиеся в материалах уголовного дела, представление сведений в налоговые и пенсионные органы, после ее смерти, уклонение работодателя ЗАО «Интертраст» от представления лицевых счетов о начислении потерпевшей заработной платы и платежных ведомостей о получении Молевой Н. А. соответствующего дохода обосновывают доводы ответчика косвенно и не являются достаточным доказательством подлога.

Доводы ответчика о солидарной ответственности владельцев источников повышенной опасности перед третьим лицом Молевой Н. А., в данном случае наследников погибшего Молева и совпадении, таким образом, должника и кредитора в одном лице, также не могут быть приняты в обоснование возражений по иску, поскольку в силу ст.323 Гражданского кодекса Российской Федерации, при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

В силу ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст.1100 Кодекса компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суд учитывает обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда.

При этом, наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда (Постановление Пленума ВС РФ № 1 от 26.01.2010г.)

При определении размера компенсации морального вреда, суд устанавливает, чем, подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Суд не находит оснований для компенсации морального вреда Молевой С. Т., Молеву Ю. В. в связи со смертью Молева В. Ю. сына и отца соответственно, по указанным ранее основаниям отказа в возмещении вреда в связи со смертью кормильца, в связи с тем, что при отсутствии вины владельцы источников повышенной опасности не имеют права на возмещение вреда друг перед другом.

Учитывая, что моральный вред Молевой С. Т. заключается также в нравственных переживаниях, в связи с утратой Молевой Н. А., матери троих детей, ее внуков, с учетом индивидуальных особенностей истца, ее возраста, суд полагает возможным присудить в возмещение морального вреда денежную сумму в размере 30000 руб.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего выплате Молеву Ю. В., суд также, учитывая возраст ребенка на момент трагедии (6 лет), полагает, что к указанному времени Молев Ю. В. осознавал утрату матери, что безусловно причинило ему нравственные переживания, лишило его родительской заботы, материнской ласки, моральной поддержки.

С учетом изложенного, суд полагает возможным присудить в возмещение морального вреда, причиненного смертью Молевой Н. А. 150000 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Взыскать с ЗАО «С» в пользу Молева Юрия Владимировича в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца Молевой Надежды Александровны за период с 17 июня 2007 года по 30 июня 2011 года денежную сумму в размере 96249 рублей (девяносто шесть тысяч двести сорок девять) рублей.

Взыскивать с ЗАО «С» в пользу Молева Юрия Владимировича в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца Молевой Надежды Александровны, ежемесячно, начиная с 1 июля 2011 года, денежную сумму в размере 6250 (шесть тысяч двести пятьдесят) рублей, до достижения им восемнадцати лет.

Взыскать с ЗАО «С» в пользу Молева Юрия Владимировича в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Надежды Александровны, денежную сумму в размере 150000 (сто пятьдесят тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Буданцевой Татьяны Юрьевны, действующей в интересах Молева Юрия Владимировича к ЗАО «С» о возмещении вреда, причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда — отказать.

Взыскать с ЗАО «С» в пользу Молевой Софии Трофимовны в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Надежды Александровны, денежную сумму в размере 30000 (тридцать тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Молевой Софии Трофимовны к ЗАО «С» о возмещении вреда причиненного смертью кормильцев, компенсации морального вреда -отказать.

Решение может быть обжаловано в Ленинградский областной суд в течение 10 дней путем подачи кассационной жалобы через Всеволожский городской суд.

 

Судья:

 

Мотивированное решение изготовлено 28.06.2011 года

 

ДТП28.05.2012, 2462 просмотра.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru