Первое кассационное определение.

Дело № 33-1683/2011

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Санкт-Петербург                         20 апреля 2011 г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

Председательствующего Кошелевой И. Л.

судей Киреевой И. А., Эдварде А. А.

с участием прокурора Астапенко С. А.

при секретаре Швецовой Ю. Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам Буданцевой Татьяны Юрьевны, Молевой Софии Трофимовны и Закрытого акционерного общества «С» на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 января 2011г., которым частично удовлетворены исковые требования Молевой С. Т. о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, и компенсации морального вреда в связи со смертью Молева В. Ю., а также частично удовлетворены исковые требования Буданцевой Т. Ю., являющейся опекуном несовершеннолетнего Молева Ю. В., заявленные в защиту его интересов, о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца и компенсации морального вреда в связи со смертью Молева В. Ю. и Молевой Н. А.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Киреевой И. А., объяснения представителя Молевой С. Т. — К., представителя ЗАО «С» — Н., представителя Буданцевой Т. Ю. — У., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Молева СТ. обратилась в суд, указывая, что 5 марта 2004 года в результате дорожно-транспортного происшествия погибли ее сын Молев В. Ю. и его супруга Молева Н. А.

Указала, что находилась на иждивении сына и его супруги.

В обоснование иска сослалась на то, что к моменту гибели кормильцев являлась нетрудоспособной, имела право на получение содержания в силу низкого размера пенсии, заработок Молевых В. Ю. и Н.А. являлся ее постоянным источником дохода, она проживала совместоно с потерпевшими, вела с ними общее хозяйство, осуществляла уход за находившимся на иждивении Молевых В. Ю. и Н.А. малолетним, не достигшим 14-летнего возраста, Молевым Ю. В.

В результате гибели Молевых Ю. В. и Н.А. от осознания утраты двух близких людей, понимания того, что трое их детей, ее внуков, остались сиротами, ей причинены нравственные страдания, ухудшилось состояние ее здоровья, она перенесла сильнейший нервный стресс.

Дорожно-транспортное происшествие произошло при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем «МАЗ -543240», собственником которого является Закрытое акционерное общество «С».

Просила установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молева В. Ю. из расчета среднего заработка потерпевшего — 28000 рублей, в размере 5600 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно. Взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 392000 руб. Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю., в размере 1000000 руб.

Также просила установить ей ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевой Н. А. из расчета среднего заработка потерпевшей — 25000 рублей, в размере 5000 рублей; взыскивать указанную сумму с ответчика пожизненно. Взыскать с ответчика денежную сумму в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молевой Н. А., за период с 5 марта 2004 года по 5 января 2010 года в размере 350000 руб. Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молевой Н. А., в размере 1000000 руб. При определении размера возмещения вреда, ссылалась на те обстоятельства, что до причинения вреда потерпевшим в их заработке произошли устойчивые изменения, улучшающие их имущественное положение, они приняты на более высокооплачиваемую работу, в связи с чем, полагает, что учитываться должен лишь заработок, который они получили после соответствующего изменения. Указала, что при определении причитающейся ей доли заработка потерпевших должны учитываться как сами потерпевшие, так и другие, находившиеся на их иждивении лица: Молев Юрий Владимирович, 1998 года рождения, Молев Александр Владимирович, 1987 года рождения, Молев Артур Владимирович, 1985 года рождения — дети потерпевших (28000/5 (Молев В. Ю., Молева С. Т., дети); 25000/5 (Молева Н. А., Молева С. Т., дети)).

Буданцева Т. Ю., являющаяся опекуном Молева Ю. В., 1998 года рождения, и действующая в его интересах, обратилась в суд, ссылаясь на те же обстоятельства, а именно: причинение несовершеннолетнему ребенку нравственных страданий, причинение вреда по случаю потери кормильца, просила установить Молеву Ю. В. ежемесячные выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю., Н.А. из расчета среднего заработка потерпевших, указанного выше, в размере 5600 рублей и 5000 рублей, соответственно; взыскивать указанную сумму с ответчика до достижения ребенком восемнадцати лет. С учетом выплаты ОАО «Страховая компания „Русский мир“, являющегося страховщиком ответчика, в пользу Молева Ю. В. страхового возмещения в счет возмещения вреда, причиненного смертью Молевых В. Ю., Н.А., в размере 240000 рублей, просила взыскать разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба за период по 5 июня 2010 года в сумме 508334 руб.. Взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти Молева В. Ю. в размере 1000000 руб. и Молевой Н. А. — в размере 1000000 руб.

Дела по искам Молевой С. Т. и Буданцевой Т. Ю., действующей в интересах Молева Ю. В., к ЗАО „С“ объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

В заседании суда первой инстанции представители истцов исковые требования поддержали, подтвердили изложенные доводы.

Представители ответчика с иском не согласились. Ссылаются на подлог представленных истцами документов о доходе потерпевших, а также трудовых контрактов. Возражения обосновывают также отсутствием вины водителя Л.Ф. в дорожно-транспортном происшествии и причинении вреда потерпевшим, а также солидарной ответственностью владельцев, источников повышенной опасности.

Представитель 3 лица — органа опеки и попечительства местной администрации Муниципального округа „Юнтолово“ — в суд не явился, представил отзыв, просил о рассмотрении дела в его отсутствие.

Судом постановлено решение, которым с Закрытого акционерного общества „С“ в пользу Молевой С. Т., начиная с 1 января 2011 года, взыскана ежемесячно в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., денежная сумма в размере 3000 рублей пожизненно с индексацией в установленном законом порядке. Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молевой С. Т. в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., за период с 8 февраля 2007 года по 31 декабря 2010 года денежная сумма в размере 241285 руб. 70 коп. Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молевой СТ. в счет компенсации морального вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю. денежная сумма в размере 70000 руб. В остальной части иска отказано.

Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молева Ю. В., начиная с 1 января 2011 года, ежемесячно, в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., денежная сумма в размере 5600 рублей до достижения восемнадцати лет с индексацией в установленном законом порядке.

Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молева Ю. В., начиная с 1 января 2011 года, ежемесячно, в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молевой Н. А., денежная сумма в размере 5000 рублей до достижения восемнадцати лет с индексацией в установленном законом порядке. Взыскана с ЗАО „С“ в пользу Молева Ю. В. в счет возмещения вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю. и Молевой Н. А. за период с 17 июня 2007 года по 31 декабря 2010 года денежная сумма в размере 210146 руб. 45 коп.

Взыскана с ЗОА „С“ в пользу Молева Ю. В. в счет компенсации морального вреда, понесенного в результате смерти Молева В. Ю., денежная сумма в размере 100000 руб.

Взыскана с ЗАО «С» в пользу Молева Ю.В; в счет компенсации морального вреда, понесенного в результате смерти Молевой Н. А., денежная сумма в размере 100000 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе Буданцева Т. Ю. не согласна с решением суда, считает его постановленным с нарушением норм материального права, при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, не согласна с расчетом исковых требований в части определения периода, за который были получены несовершеннолетним Молевым Ю. В. платежи от страховых компаний, положенном судом в основу судебного решения, с периодом, за который взысканы денежные средства, полагает размер морального вреда необоснованно заниженным.

В кассационной жалобе Молева С. Т. также считает решение суда незаконным и необоснованным. Считает, что суд сделал вывод об отсутствии иждивенчества истицы по отношению к Молеву В. Ю. и его супруги Молевой Н. А. с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Полагает неправомерным вывод суда об отсутствии права на возмещение вреда по случаю потери кормильца, как лица, занятого уходом за находившимся на иждивении умерших их малолетним сыном Молевым Ю. В., не достигшим четырнадцати дет, противоречащим п.4 ст.1088 ГК РФ. Считает, что судом было принято во внимание заключение прокурора, полученное с нарушением норм процессуального закона, поскольку привлеченный к участию в деле прокурор не имел достаточного представления об обстоятельствах дела, вывод суда о размере возмещения в связи со смертью кормильца сделан судом с нарушением норм материального права и вопреки сложившейся судебной практике. Также считает, что размер компенсации морального вреда существенно занижен и определен судом без соблюдения принципа разумности и справедливости.

В кассационной жалобе представитель ЗАО «С» также не согласен с решением суда, считает его постановленным с нарушение норм материального права.

Указывает, что судом неправильно применены положения ст.1079 ГК РФ, поскольку имело место взаимодействие источников повышенной опасности, однако солидарная ответственность в данном случае не возникает, поскольку истцы не являются третьими лицами, пострадавшими от ДТП, Суду следовало руководствоваться положениями ст.1064 ГК РФ. Считает, что суд неправильно определил круг лиц, на которых должна была быть возложена ответственность по возмещению вреда. Не принял во внимание положения ст.ст.1112, 1175 ГК РФ, согласно которым к наследникам переходят обязательства наследодателя. Полагает, что в данном случае отсутствует деликтное обязательство ответчика, вытекающее из причинения вреда здоровью Молевой Н. А.. Считает, что судом неправомерно не приняты к зачету суммы, выплаченные истцам страховой компанией ООО «РГС Северо-Запад», неправильно произведен расчет взыскиваемой за потерю кормильца суммы. Неправомерно отказано в назначении автотехнической экспертизы по делу, в привлечении к участию в деле соответчиков и третьих лиц. Не установлена причинно-следственная связь между фактом ДТП и смертью Молевых. Судом приняты недопустимые доказательства в качестве доказательств факта и размера полученных Молевыми перед смертью доходов, не мотивирован размер взысканных в пользу Молевой С. Т. платежей по случаю потери кормильца, неправомерно признано устойчивым изменение материального положения Молевых.

Проверив дело, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда считает решение суда подлежащим отмене, исходя из следующего.

Удовлетворяя частично исковые требования, суд руководствовался положениями ст.1088 ГК РФ, в силу которой в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют, в частности:

нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего,

лица, имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания,

один из родителей, супруг, либо другой член семьи, независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего детьми, не достигшими четырнадцати лет.

Как следует из материалов дела, дорожно-транспортное происшествие произошло при участии водителя Л.Ф., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях, управлявшего в момент происшествия по путевому листу автомобилем «МАЗ -543240», собственником которого является ЗАО «С», а также водителя Молева В. Ю., управлявшего автомобилем ВАЗ-21074, в котором находилась пассажирка Молева Н. А.

В результате проверки обстоятельств ДТП вина кого-либо из водителей установлена не была.

При таких обстоятельствах суду надлежало руководствоваться (положениями п.3 ст.1079 ГК РФ, согласно которым владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, а также разъяснениями, изложенными в п.25 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина, согласно которым судам для правильного разрешения дел по спорам, связанным с причинением вреда жизни или здоровью в результате взаимодействия источников повышенной опасности, следует различать случаи, когда вред причинен третьим лицам (например, пассажирам, пешеходам), и случаи причинения вреда владельцам этих источников.

При причинении вреда третьим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, в соответствии с п.3 ст.1079 ГК РФ несут перед потерпевшим солидарную ответственность по основаниям, предусмотренным пунктом 1 ст.1079 ГК РФ. Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения. Поскольку должник, исполнивший солидарное обязательство, становиться кредитором по регрессному обязательству к остальным должникам, распределение ответственности солидарных должников друг перед другом (определение долей) по регрессному обязательству производится с учетом требований абзаца второго пункта 3 статьи 1079 ГК РФ по правилам пункта 2 статьи 1081 ГК РФ, то есть, в размере, соответствующем степени вины каждого из должников. Если определить степень вины не представляется возможным, доли признаются равными.

При причинении вреда жизни или здоровью владельцев источников повышенной опасности в результате их взаимодействия вред возмещается на общих основаниях (статья 1064 ГК РФ), то есть, по принципу ответственности за вину. При этом необходимо иметь в виду следующее:

а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

г) при отсутствии вин владельцев во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение вреда друг от друга.

Таким образом, в данном случае принцип вины является основополагающим при определении ответственности владельцев источников повышенной опасности, когда вред причинен кому-то из них, и, соответственно, от правильного разрешения вопроса о вине зависит правильное определение размера возмещения вреда и компенсации морального вреда.

Поскольку материалами дела установлено, что ДТП имело место в результате взаимодействия источников повышенной опасности, доказательства наличия непреодолимой силы или умысла потерпевшего в данном случае отсутствуют, то суду надлежало установить степень вины каждого из участников ДТП либо путем назначения автотехнической экспертизы, либо исходя из фактических обстоятельств дела; с учетом смерти Молева В. Ю. и норм гражданского законодательства, регулирующих наследственные правоотношения, определить круг ответчиков по делу, которые несут солидарную ответственность перед Молевым Ю. В.

При этом заслуживают внимание доводы представителя ответчика о том, что Молева С. Т. не является третьим лицом, пострадавшим от данного ДТП, поскольку ее права на получение возмещения по случаю потери кормильца зависят от наличия либо отсутствия вины Молева В. Ю. в ДТП, так как имело место взаимодействие источников повышенной опасности.

При таких обстоятельствах решение суда постановлено при неправильном применении норм материального права и подлежит отмене.

Поскольку устранить допущенные нарушения норм материального права в заседании судебной коллегии не представляется возможным, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, определить степень виновности каждого из водителей в ДТП, установить круг лиц, на которых должна быть возложена ответственность по возмещению вреда, а также проверить правильность произведенных расчетов подлежащих взысканию денежных средств, учесть допущенные в расчетах арифметические ошибки, и вынести законное и обоснованное решение в установленные законом сроки.

Руководствуясь статьями 360, 361, 362, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 января 2011 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда

 

ДТП28.05.2012, 818 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru