Кассационная жалоба на первое решение суда.

Ленинградский областной суд

 

ИСТЦЫ:   Молева София Трофимовна,

адрес: Ленинградская область,

Всеволожский район, д. Агалатово,

Плантация новогодних елок

 

Буданцева Татьяна Юрьевна,

адрес: Санкт-Петербург,

ул. Авиаконструкторов

 

ОТВЕТЧИК:  ЗАО «С»,

                         адрес для корреспонденции:

192012, Санкт-Петербург, а/я 34,

«Юридическое бюро Носова»,

тел./факс (812) 380-85-15

 

ТРЕТЬЕ ЛИЦО: Местная Администрация

муниципального образования

муниципального округ Юнтолово

Отдел опеки и попечительства

Адрес: 197373, Санкт-Петербург,

ул.Шаврова, д.5, корп.1

 

Л.Ф.

 

07.02.2011

 

 

 КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области

от 24.01.2011г. по гражданскому делу № 2-19/11

 

24 января 2011 года Всеволожским городским судом Ленинградской области было вынесено решение по гражданскому делу № 2-19/11 по иску Молевой С. Т. и Молева Ю. В. к ЗАО «С» о возмещении вреда, понесенного в связи со смертью кормильцев Молева В. Ю. и Молевой Н. А.

 

С указанным решением не согласны по следующим основаниям.

 

1. Суд неправильно применил ст.1079 ГК РФ.

Как следует из обстоятельств дела, 5 марта 2004 года на дороге «п.Агалатово в п.Песочное» произошло ДТП. Молев В. Ю. на автомобиле ВАЗ-21074 выехал в нарушение ПДД на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, где совершил столкновение с автомобилем МАЗ, принадлежавшем ЗАО «С». Водитель ВАЗ-21074 Молев В. Ю. и пассажир ВАЗ-21074 Молева Н. А. погибли. Виновным в данном ДТП является Молев В. Ю.

В соответствии со ст.1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причинённый таким источником, независимо от своей вины. Однако, в соответствии с абзацем 2 части 3 ст.1079 ГК РФ, вред, причинённый в результате взаимодействия источников повышенной опасности, возмещается на общих основаниях (ст.1064 ГК РФ).

В соответствии с абзацем 1 части 3 ст.1079 ГК РФ, владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате взаимодействия этих источников третьим лицам. Однако, истцы не являются третьими лицами, которым вред причинён непосредственно данным ДТП. Права истцов опосредованы через права Молева В. Ю. Если бы Молеву В. Ю. данным ДТП был причинён вред здоровью совместимый с жизнью, то требования истцов не подлежали бы удовлетворению. Таким образом, истцы получили те права, которые имел бы Молев В. Ю. в случае, если бы остался жив.

В соответствии со ст.1064 ГК РФ, которая должна применяться в настоящем деле в отношении требований о компенсации по случаю потери кормильца и морального вреда, причинённого смертью Молева В. Ю., ответственность несёт лицо, виновное в причинении ущерба. Лицом причинившем вреда является Молев В. Ю. Так как права истцов производны от прав Молева В. Ю., то и компенсация должна взыскиваться с них. В случае совпадения кредитора и должника в одном лице, в соответствии со ст.413 ГК РФ, обязательства прекращаются.

Таким образом, судом неправомерно удовлетворены требования истцов в части требований, основанных на смерти виновного в причинении вреда лица.

 

2. Суд неправильно определил обязанных по деликтному обязательству лиц.

В соответствии со ст.ст.1112, 1175 ГК РФ, к наследникам переходят обязательства наследодателя. В соответствии со ст.1064 ГК РФ, обязательства по возмещению вреда перед Молевой Н. А. возникли у Молева В. Ю., причинившего ей вред.

Так как права истцов производны от прав Молевой Н. А., то и обязательства по возмещению вреда лежат и на Молеве В. Ю., как на солидарном должнике.

В соответствии со ст.325 ГК РФ, солидарный должник имеет права регресса к другим солидарным должникам.

Истцы являются наследниками Молева В. Ю., а следовательно, являются солидарными должниками.

В связи с тем, что и в отношении Молевой Н. А. произошло совпадение кредитора и должника, то в соответствии всё с той же ст.413 ГК РФ, обязательства прекращаются, так как истцы и ответчики по данному делу совпадают.

Таким образом, отсутствует деликтное обязательство Ответчика, вытекающее из причинения вреда здоровью Молевой Н. А.

 

3. Судом неправомерно не приняты к зачёту суммы, выплаченные истцам страховой компанией ООО «РГС Северо-Запад».

Судом установлено, что Истцы давжды получили страховое возмещение по ОСАГО – со страховой компании, в которой Ответчик застраховал свою ответственность, и со страховой компании, в которой застраховал свою ответственность сам Молев В. Ю.

Страховая компания, в которой Молев В. Ю. застраховал свою автогражданскую ответственность выплатила Истцам 160000 рублей. Однако судом не принята указанная сумма к зачёту в счёт возмещения ущерба по случаю потери кормильца на том основании, что эта ответственность застрахована Молевым В. Ю., а не Ответчиком.

Суд взыскал ущерб по случаю потери кормильца, связанный со смертью пассажира автомашины Молева В. Ю. – Молевой Н. А. Вред, причинённый при взаимодействии источников повышенной опасности третьим лицам, коей является Молева Н. А., возмещается владельцами источников повышенной опасности солидарно владельцами таких источников в соответствии с ч.3 ст.1079 ГК РФ. Таким образом, Молевым В. Ю. подлежал возмещению вред, причинённый в связи со смертью Молевой Н. А., что было сделано страховой компанией, в которой Молев В. Ю. застраховал свою ответственность. Возмещение ущерба одним из солидарных должников погашает обязательство в той части, в которой оно погашено таким должником.

Таким образом, суд неправомерно не принял к зачёту суммы, выплаченные по случаю потери кормильца Молевой Н. А. ООО «РГС Северо-Запад», при определении подлежащих выплате по случаю потери кормильца Молевой Н. А. взыскиваемых с Ответчика.

 

4. Судом неправильно произведён расчёт взыскиваемой за потерю кормильца суммы.

а) Суд определил размер взысканных в пользу Молевой С. Т. суммы за три года, предшествовавшей предъявлению иска, в размере 209035 рублей 71 копейка при условии выплаты по 3000 рублей в месяц. Однако, три года – это 36 месяцев. 36 х 3000 = 108000 рублей. Таким образом, сумма компенсации за три года не может быть более 108 тысяч рублей, а не 209 с лишним тысяч, как взыскал суд.

б) Судом неправильно определена доля дохода, приходящегося на каждого члена семьи Молевых. Как следует из материалов дела семья Молевых состояла из двоих погибших, троих детей и Молевой С. Т. Таким образом семья состояла из 6 человек. Совокупный доход погибших составлял 53000 рублей в месяц. 53000 / 6 = 8833 руб. 33 коп. Суд разделил доход Молева В. Ю. в размере 28000 рублей на 5-х членов семьи и получил 5600 рублей в месяц, и доход Молевой Н. А. в размере 25000 рублей на 5-х членов семьи и получил 5000 рублей в месяц, а всего 10600 рублей в месяц. Таким образом, суд, нарушив правила исчисления доли приходящегося на каждого члена семьи дохода, превысил взысканную сумму как минимум на 1770 рублей в месяц.

Таким образом, судом, в результате неправильного исчисления взыскиваемого ущерба по случаю потери кормильца взыскана сумма значительно большая, чем положено по закону.

 

5. Суд необоснованно взыскал возмещение по случаю потери кормильца за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

В соответствии со ст.1092 ГК РФ, суд может взыскать причитающиеся платежи единовременно за период не более трёх лет. Однако, данное положение относиться к будущим платежам и только при наличии уважительных причин. Ни уважительные причины, ни факт обращения к Ответчику за такими выплатами судом не установлены, и взыскание произведено за предшествующий период.

Статья 208 ГК РФ предоставляет возможность взыскания по требованиям, на которые не распространяется срок исковой давности, за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Однако, данное правило относится к не выплаченной своевременно и не в полном объеме по вине органа, осуществляющего и выплачивающего такую компенсацию (Определение Конституционного Суда РФ от 27.05.2010 N734-О-О). Истцы не обращались к Ответчику за выплатой такой компенсации, в связи с чем отсутствует вина Ответчика в невыплате таких платежей. Обязательство по выплате таких платежей возникает у Ответчика только с момента вступления в законную силу решения суда, которым установлена такая обязанность. Ответчик не мог установить, например, размер платежей, подлежащих взысканию в пользу Молевой С. Т., или определить долю доходов, приходящегося на каждого члена семьи погибших.

Таким образом, судом неправомерно удовлетворены требования Истцов о выплате компенсации по случаю потери кормильца за предшествующий период

 

6. Судом неправомерно отказано в назначении автотехнической экспертизы по делу и привлечении к участию в деле соответчиков и третьих лиц.

Ответчиком неоднократной заявлялось ходатайство о назначении автотехнической экспертизы по делу. Судом данной ходатайство отклонялось. Однако, в соответствии с ч.1 ст.1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Кроме того, данная экспертиза была необходима для определения круга лиц, ответственных за причинённый вред. Суд же не только отказал в назначении по делу экспертизы, но и отказал в привлечении в качестве третьего лица дорожной службы. Суд в соответствии со ст.40 ГПК РФ, вправе даже по своей инициативе привлечь к участию в деле соответчиков. А непривлечение к участию в деле третьих лиц привело к принятию решения в отношении прав и обязанностей лиц, которые впоследствии будут нести солидарную ответственность по возникшим у Ответчика обязательствам.

Таким образом, неправомерным отказом в удовлетворении ходатайства о назначении автотехнической экспертизы, суд лишил ответчика возможности доказать правовое основание для освобождения его от ответственности и возложил всю ответственность по возмещению вреда только на Ответчика, чем нарушил процессуальные права Ответчика.

 

7. Судом не установлена причинно-следственная связь между фактом ДТП и смертью Молевых.

Суд не мотивировал в своём решении вывод о том, что смерть Молевых произошла именно вследствие ДТП с участием автомобиля Ответчика. Смерть Молевых могла произойти вследствие сердечного приступа, отравления газом или от иных причин, а ДТП явилось следствием нарушения здоровья Молевых, которые и совершили в результате такого повреждения здоровью выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, где произошло ДТП.

Таким образом, суд не установил обязательную для возмещения ущерба причинно-следственную связь между ДТП, с участием автомобиля Ответчика, и смертью Молевых.

 

8. Судом приняты недопустимые доказательства в качестве доказательств факта и размера получаемых перед смертью Молевыми доходов.

Как следует из выписки из ЕГРЮЛ, и не отрицалось самой Буданцевой Т. Ю., она работала в ЗАО «Интер-Траст» бухгалтером. Индивидуальные сведения на работников подаются по истечении года, в котором получен доход. На многократные запросы суда ЗАО «Интер-Траст» отказалось представить ведомости о заработной плате Молевых, хотя в соответствии с Постановлением Государственного Комитета РФ по статистике № 1 от 02.01.2004г. они должны храниться на предприятии не менее 75 лет. Буданцевой Т. Ю. представлены в дело договора, якобы подписанные Молевыми, датированные первым рабочим днём нового 2004 года.

Как следует из выписки из лицевого счёта застрахованного лица, находящегося в приобщённом к делу пенсионном деле, Молева Н. А. была застрахована в пенсионном фонде 23 марта 2004 года, то есть через три недели после своей смерти.

Как показала свидетель В., допрошенная по ходатайству Истцов, перед смертью занимались ландшафтными работами.

Как следует из трудовой книжки Молева В. Ю., он ранее работал дворником и лесничим. А ЗАО «Интер-Траст» занималось и занимается международными перевозками. После работы дворником и лесничим поступить на должность заместителя генерального директора в транспортную компанию Молев В. Ю. не мог, поскольку не имел соответствующего опыта и образования.

Как следует из показаний сына погибших – Молева А. В. (протокол опроса от 19.03.2004г. лист уголовного дела 45, протокол допроса от 17.05.2005г. лист уголовного дела 73), он утверждал, что отец был предпринимателем, а не наёмным работником, а в день своей смерти родители днём находились дома, а в ДТП попали после того, как отвезли Молеву С. Т. в Приморский район Санкт-Петербурга, заехали на родник за родниковой водой и собирались ехать в г.Кронштадт. То есть, в день своей гибели 05.03.2004г. они не работали ни в каком ЗАО «Интер-Траст».

Данные обстоятельства свидетельствуют о внесении данных о доходах Молевых в ЗАО «Интер-Траст» задним числом самой Буданцевой Т. Ю., что фактически Молевы в ЗАО «Интер-Траст» никаких доходов не получали.

Таким образом, сведения о доходах Молевых в ЗАО «Интер-Траст» не могут быть признаны допустимым доказательством по делу.

 

9. Судом не мотивирован размер взысканных в пользу Молевой С. Т. платежей по случаю потери кормильца.

Как следует из материалов дела Молева С. Т. за март 2004 года получила пенсию в размере 1737 руб. 94 коп. .д.17). В соответствии с постановлением Правительства РФ № 456 от 03.09.2004г., размер прожиточного минимума для пенсионеров в первом квартале 2004 года составил 1747 рублей, то есть на 0,1 МРОТ (МРОТ=100 рублей) больше, чем была пенсия Молевой С. Т. Тем более, что обязанность по содержанию родителей возлагается на всех детей, а не одного из них, то есть в том числе и Буданцеву Т. Ю.

Таким образом, вывод суда о том, что в пользу Молевой С. Т. необходимо взыскивать компенсацию в размере 30 МРОТ, не только не обоснован, но и является явно завышенным.

 

10. Судом неправомерно признано устойчивым изменение материального положения Молевых.

Суд пришёл к выводу об устойчивом изменении материального положения Молевых на том основании, что к моменту своей смерти они якобы проработали в ЗАО «Интер-Траст» более двух месяцев (хотя с 5 января по 5 марта ровно два месяца), и что по трудовому договору, представленному Буданцевой Т. Ю. им не был определён испытательный срок. Данные выводы не соответствует обстоятельствам дела.

Ни повышения квалификации, ни перевода на более высокооплачиваемую работу не было. Заключение трудового договора накануне своей смерти на работу с более высокой заработной платой само по себе не может служить доказательством устойчивости изменения материального положения. Наоборот, изменение характера работы и отсутствие опыта такой работы свидетельствует о том, что такое изменение не может быть признано устойчивым.

Таким образом, судом необоснованно признано изменение материального положения Молевых устойчивым.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.208, 325, 413, 1064, 1079, 1092, 1112, 1175 ГК РФ, Определением Конституционного суда РФ № 734-О-О от 27.05.2010, Постановлением Государственного Комитета РФ по статистике № 1 от 02.01.2004г.

 

П Р О Ш У:

 

Отменить Решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24.01.2011г. по делу № 2-19/11;

В удовлетворении исковых требований отказать.

 

 

Приложение:

  1. Копии жалобы;
  2. Доказательство уплаты госпошлины;
  3. Копия Решения от 24.01.2011г.;
  4. Копия доверенности от 05.05.2010

 

Представитель ЗАО «С»

по доверенности от 05.05.2010г.                                                 Н.

ДТП, ПДД28.05.2012, 1328 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru