Кассационное определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010г.                                N12652

Судья: Бакуменко Т. Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Корсаковой Н. П.
судей Антоневич Н. Я. и Савельева Д. В.
при секретаре К.
рассмотрела в судебном заседании 27 сентября 2010 года дело N2-2879/10 по кассационной жалобе на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 29 июля 2010 года по иску Х. к ЗАО «П» о возмещении убытков.
Заслушав доклад судьи Корсаковой Н. П., объяснения представителя истца Х. — Ф., представителя ответчика ЗАО «П» — адвоката Т., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Х. обратился в суд с иском к ЗАО «П» о возмещении ущерба, вследствие неисполнения обязательства, ссылаясь на то, что определением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07 апреля 2004 года по делу NА56-21953/03 было утверждено мировое соглашение, заключенное между ЗАО «П» и Я.
В соответствии с данным мировым соглашением Я. обязался передать в собственность ЗАО «П» принадлежащий ему пакет обыкновенных именных акций ЗАО «П», регистрационный номер 1-04-04968-1, в количестве 83 акции.
Взамен указанного пакета акций ЗАО «П» обязалось передать в собственность Я. земельный участок сельскохозяйственного назначения, общей площадью 430000 м² (43 гектара) в деревне А. Всеволожского района Ленинградской области, ЗАО «П» обязалось перевести право собственности на данный земельный участок на Я. либо на лицо, указанное им в качестве правопреемника по договору уступки права требования (цессии).
Я. в соответствии с договором об уступке права требования по мировому соглашению 07 апреля 2004 года передал принадлежащее ему право на получение в собственность земельного участка в размере 430000 м² в пользу Х.
Обязательство по передаче в собственность ЗАО «П» всего пакета акций в количестве 83 штуки было выполнено непосредственно при заключении мирового соглашения от 07.04.2004 путем передачи ЗАО «П» соответствующего передаточного распоряжения.
Предусмотренные мировым соглашением обязательства Х. были выполнены, однако действия ответчика препятствовали выполнению мирового соглашения в полном объеме.
02 декабря 2004 года между ЗАО «П» и Х. было заключено соглашение (договор) об оформлении и передаче прав на земельные участки во исполнение условий мирового соглашения от 07.04.2004 года, согласно которому предметом данного соглашения явилась передача в собственность Х. двух индивидуализированных земельных участков, расположенных вблизи деревни А. Всеволожского района Ленинградской области.
Расположение данных земельных участков было согласовано сторонами на плане-схеме, являющемся приложением N1 к договору. Сторонами была повторно подтверждена общая площадь земельных участков, подлежащих передаче Х. по мировому соглашению в размере 430000 м² и предусмотрена передача истцу дополнительного земельного участка площадью 3 гектара (30000 м²) в порядке возмещения расходов за оформление землеустроительной документации и подготовке кадастровых планов земельных участков.
Право собственности ЗАО «П» на указанные земельные участки было подтверждено решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.12.2004 года по делу NА56-47466/04, а также определением о разъяснении судебного решения от 12.09.2005 года.
В указанных судебных актах данные земельные участки являлись предметом спора о признании права собственности ЗАО «П» на землю и идентифицировались как: земельный участок N38 общей площадью 284498 м²; земельный участок N57 общей площадью 585684 м²
В марте 2006 года, ЗАО «П» частично исполнило возложенные на него обязательства по передаче земли и, на основании договора от 02.03.2006 года, предоставило в собственность Х. один из вышеуказанных земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения общей площадью 284498 м² Переход права собственности на данный земельный участок к истцу был произведен в установленном порядке.
Истец ссылался на то, что относительно исполнения мирового соглашения в оставшейся части между сторонами была достигнута договоренность о разделе принадлежащего ЗАО «П» земельного участка N57 общей площадью 585684 м², путем выделения из его состава земельного участка площадью 145502 м² для последующей передачи его в собственность Х.
Для этих целей им была заказана и оплачена соответствующая работа в землеустроительной организации — ООО «Г», однако после окончания формирования земельного участка площадью 145502 м² в виде обособленного земельного участка, ЗАО «П» отказалось произвести постановку его на кадастровый учет в качестве самостоятельного объекта недвижимости под предлогом наличия обеспечительных мер, наложенных в рамках арбитражного дела NА56-48602/04.
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2009 года, вступившим в законную силу, обеспечительные меры, принятые в рамках арбитражного дела NА56-48602/2004 были отменены, однако впоследствии Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.12.2007 года решение о признании права собственности ЗАО «П» от 06.12.2004 года по делу NА56-47466/04 было отменено.
При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области решением от 03.12.2008 года отказал ЗАО «П» в удовлетворении исковых требований о признании права собственности на землю, установив право собственности на спорные земельные участки за третьими лицами.
Данное обстоятельство, по мнению истца, лишает ЗАО «П» возможности исполнения мирового соглашения в оставшейся части, поскольку земельный участок площадью 145502 м² не принадлежит ЗАО «П».
При таком положении и, указывая, что ЗАО «П» утратило право на имущество, подлежащее передаче в собственность Х. на основании окончательного исполнения мирового соглашения от 07.04.2004 года и соглашения (договора) от 02.12.2004 года, истец сослался на то обстоятельство, что он лишился возможности оформления прав собственности на объект недвижимого имущества.
Поскольку отмена судебного акта, на основании которого было зарегистрировано право собственности на землю ЗАО «П», не влечет прекращение имущественных обязательств должника, вытекающих из условий мирового соглашения и заключенного во исполнение его Соглашения (Договора) от 02.12.2004 года, 04.05.2009 года, истец направил в ЗАО «П» претензию относительно окончательного исполнения обязательств по мировому соглашению с требованием предоставить в собственность Х. аналогичный по своей площади и характеристикам земельный участок или иное ликвидное имущество, свободное от прав третьих лиц и иных имущественных притязаний, или обеспечить выполнение обязательств по мировому соглашению в оставшейся части в денежном эквиваленте.
Данная претензия не была удовлетворена.
Поскольку, по мнению истца, действиями ответчика ему были причинены убытки, истец просил суд взыскать с ЗАО «П» 61912000 руб. в качестве возмещения убытков, в связи с невозможностью исполнения в натуре обязательств по мировому соглашению от 07.04.2004 года, расходы за проведение экспертизы в размере 72750 руб., а также взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 20000 (двадцать тысяч) руб.
Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе истцом поставлен вопрос об отмене решения суда.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, не находит оснований для признания решения суда незаконным и необоснованным.
Как усматривается из материалов дела, ответчик, возражая против заявленных требований, ссылался на то, что утвержденное арбитражным судом мировое соглашение не было исполнено по вине истца, который длительное время не предпринимал никаких действий по его исполнению, не обращался в ЗАО «П» по вопросу исполнения мирового соглашения, в службу судебных приставов-исполнителей, в связи с чем убытки, на которых он настаивает, возникнуть не могли. Ответчик просил применить срок исковой давности и отказать в удовлетворении иска.
Как установлено судом, определением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07 апреля 2004 года по делу NА56-21953/03 было утверждено мировое соглашение, заключенное между ЗАО «П» и Я., согласно которому Я. обязался передать в собственность ЗАО «П» принадлежащий ему пакет обыкновенных именных акций ЗАО «П», регистрационный номер 1-04-04968-1, в количестве 83 акции.
Взамен указанного пакета акций ЗАО «П» обязалось передать в собственность Я. земельный участок сельскохозяйственного назначения, общей площадью 430000 м² (43 гектара) во Всеволожском районе Ленинградской области. ЗАО «П» обязалось перевести право собственности на данный земельный участок на Я. либо на лицо, указанное им в качестве правопреемника по договору уступки права требования (цессии).
Я. в соответствии с договором об уступке права требования по мировому соглашению 07 апреля 2004 года передал принадлежащее ему право на получение в собственность земельного участка в размере 430000 м² в пользу Х.
Обязательство по передаче в собственность ЗАО «П» всего пакета акций в количестве 83 штуки было выполнено непосредственно при заключении мирового соглашения от 07.04.2004 путем передачи ЗАО «П» соответствующего передаточного распоряжения.
В соответствии с ч.1, 2 ст.393 ГК РФ, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 ГК РФ, предусматривающей, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Как следует из ч.3 ст.393 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.
Статьей 398 ГК РФ установлено, что в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить — тот, кто раньше предъявил иск. Вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков.
При разрешении спора, судом было установлено, что 02 декабря 2004 года между ЗАО «П» и Х. было заключено соглашение (договор) об оформлении и передаче прав на земельные участки во исполнение условий мирового соглашения от 07.04.2004 года.
Предметом данного соглашения явилась передача в собственность Х. двух индивидуализированных земельных участков, расположенных вблизи деревни А Всеволожского района Ленинградской области.
Расположение данных земельных участков было согласовано сторонами на плане-схеме, являющемся приложением N1 к договору. Сторонами была повторно подтверждена общая площадь земельных участков, подлежащих передаче Х. по мировому соглашению в размере 430000 м²
Также была предусмотрена передача истцу дополнительного земельного участка площадью 3 гектара (30000 м²) в порядке возмещения расходов за оформление землеустроительной документации и подготовке кадастровых планов земельных участков.
В соответствии с п.2.3.1 соглашения от 02.12.2004 года, Х. взял на себя обязательство собственными силами и (или) силами с привлечением лицензированных специалистов и уполномоченных органов и учреждений оформить необходимую землеустроительную документацию на земельные участки, провести кадастровый учет, совершить иные необходимые действия для регистрации перехода права собственности на земельные участки в соответствии с вышеуказанным мировым соглашением и договором цессии.
При этом Х. п.2.4.1 данного соглашения было предоставлено исключительное право осуществлять от имени ЗАО «П» с привлечением третьих лиц, либо самостоятельно, подготовку необходимой землеустроительной документации на земельные участки, проведение кадастрового учета в том числе: проведение необходимых землеустроительных работ; подготовку необходимой землеустроительной документации, в т.ч. изготовление кадастрового плана участка, топографической съемки; межевание объектов; присвоение кадастрового номера (кадастровых номеров) и проведение кадастрового учета; изменение целевого назначения и (или) использования земельных участков. Целесообразность и необходимость проведения мероприятий по подготовке земельных участков определялись Х. самостоятельно.
После обращения Х., при наличии правовых возможностей, ответчиком признавалось право подать совместно все документы, необходимые для оформления перехода права собственности на земельные участки на имя Х. в учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество, с выдачей доверенности на указанных истцом лиц на представление интересов ЗАО «П» по поводу оформления прав на земельные участки, проведение кадастрового учета.
Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что условия достигнутого между сторонами соглашения предоставляли истцу обширный круг полномочий и возлагали на него обязанность по подготовке землеустроительной документации, тогда как у ответчика по данному соглашению имелись лишь обязательства по совместной с истцом передаче документов для оформления прав собственности последнего.
Разрешая спор, суд обоснованно пришел к выводу о том, что истец не представил доказательств выполнения им условий соглашения от 02.12.2004 года в полном объеме.
Представленная истцом незаверенная копия договора на производство работ по топографической съемке объекта землепользования от 27.11.2006 года с ООО «Г», письмо ООО «Г» от 12.01.2007 года N2/07 на имя Х. о выполнении полевых работ и практическом завершении работ по созданию топографической основы по земельному участку не могли свидетельствовать об исполнении истцом условий договора.
Ссылка истца на то, что он был поставлен в известность о том, что земельный участок N57, другие земли совхоза «П», арестованы и существует запрет на осуществление каких-либо действий, в том числе по разделу участков из земельного массива и постановкой на кадастровый учет, правомерно была признана судом несостоятельной, поскольку доказательств принятия им каких-либо мер по выяснению ситуации, ее разрешению, суду не представлено.
Суд обоснованно не принял указанные истцом доказательства в подтверждение доводов о невыполнении ответчиком принятых на себя обязательств, поскольку истцовой стороной не были представлены документы, подтверждающие проведение ООО «Г» полевых работ и практического завершения работ по созданию топографической основы по земельному участку, равно как и доказательства по обращению данного общества в Земельный комитет Всеволожского района, в том числе с целью получения сведений о наличии ограничений по разделу земельного массива.
При таких обстоятельствах, решение ООО «Г» о невозможности продолжения соответствующих работ на основании договора, на которое истец ссылался, не могло служить основанием для удовлетворения исковых требований.
Согласно п.4.1, исполнение сторонами обязанностей, обусловленных настоящим соглашением, приостанавливалось, в случае, если по обстоятельствам, не зависящим от воли и действий сторон, обеспечительные меры судебных органов, аресты, запреты совершать определенные действия, а также действия других органов государственной власти, препятствовали исполнению сторонами, принятых по соглашению обязательств.
Ссылка истцовой стороны о том, что по заявлению ответчика был наложен арест на земельный участок, обоснованно признана судом безосновательной, поскольку соответствующее определение суда об обеспечительных мерах в отношении спорного земельного участка отсутствует.
Как правомерно было признано судом, на основании имеющихся в деле решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2008 года по иску ЗАО «П» (дело NА56-747466/2004), а также постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2009 года по делу NА56-48602/2004 суду не представилось возможным установить, на какой объект накладывался арест и в отношении какого объекта отменялись меры обеспечительного характера.
Суд первой инстанции, разрешая спор по настоящему делу, также обоснованно признал, что истец не ставил в известность ответчика о невозможности исполнения соглашения от 02.12.2004 года по причине наличия обеспечительных мер, не извещал его о приостановлении исполнения соглашения, не обращался в соответствии с положениями ст.93, 97 АПК РФ по вопросу об отмене обеспечения иска в арбитражный суд.
Согласно мировому соглашению, утвержденному определением Арбитражного суда, ответчик признавал наличие у него обязанности по передаче истцовой стороне в собственность земельных участков в оговоренном размере.
Частично обязательства действительно были исполнены.
Из части 2 статьи 142 АПК РФ усматривается, что мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение.
Учитывая, что ответчиком условия мирового соглашения были исполнены частично, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истец не был лишен права на обращение с ходатайством о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение условий мирового соглашения.
Судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению.
В соответствии с ч.1 ст.21 Федерального закона от 02.10.2007 года N229-ФЗ «Об исполнительном производстве», исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, за исключением исполнительных листов, указанных в частях 2, 4 и 7 настоящей статьи, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении отсрочки или рассрочки его исполнения.
В силу ч.2 статьи 21 Закона, исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов арбитражных судов, по которым арбитражным судом восстановлен пропущенный срок для предъявления исполнительного листа к исполнению, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех месяцев со дня вынесения судом определения о восстановлении пропущенного срока.
Аналогичное положение содержала ст.14 Федерального закона от 21.07.1997 года N119-ФЗ «Об исполнительном производстве».
Нарушение срока предъявления исполнительного листа к исполнению является основанием для отказа в возбуждении исполнительного производства (п.3 ч.1 ст.31 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).
В порядке ч.1 ст.322 АПК РФ, взыскатель, пропустивший срок для предъявления исполнительного листа к исполнению, вправе обратиться в арбитражный суд первой инстанции, рассматривавший дело, с заявлением о восстановлении пропущенного срока, если восстановление указанного срока предусмотрено федеральным законом.
Возражая против заявленных требований и ссылаясь на нарушение сроков для принудительного изменения порядка и способа исполнения условий мирового соглашения, которые по существу были заявлены по настоящему делу путем замены требований по предоставлению земельного участка в связи с невозможностью их исполнения должником по условиям мирового соглашения, ответчик указывал, что каких-либо убедительных доводов о пропуске срока по исполнению условий мирового соглашения по уважительным причинам истцом заявлено не было, соответственно им не было приведено и бесспорных доказательств, препятствующих на протяжении пяти лет предъявить исполнительный лист к исполнению.
Данный довод обоснованно признан судом, заслуживающим внимания, поскольку по смыслу действующего законодательства восстановление пропущенных сроков возможно, если они были пропущены по уважительным причинам.
Согласно доводам, приведенным ответной стороной, суд обоснованно не установил доказательств, в силу которых истцом по уважительным причинам был пропущен трехгодичный срок предъявления исполнительного документа к исполнению, уважительные причины пропуска срока не приведены.
Напротив, суд первой инстанции, признавая причину пропуска срока для предъявления требований о принудительном исполнении условий мирового соглашения путем изменения порядка и способа исполнения соглашения неуважительной, обоснованно установил, что длительное неисполнение условий мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, со стороны истца, отказ своевременно воспользоваться предоставленным ему правом на изменение порядка и способа исполнения в порядке ст. 324 АПК РФ, привели к неисполнению мирового соглашения в течение более трех лет, установленных ст.21 ФЗ «Об исполнительном производстве».
В соответствии со ст.9 ГК РФ, граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит, что суд, сделав обоснованный вывод о том, что основания для возложения на ответчика ответственности по неисполнению мирового соглашения отсутствуют, необоснованно признал, что истцом не был пропущен срок для предъявления настоящего иска, несмотря правильное установление срока, с которого истцу стало известно о нарушении его прав, а именно момента частичного исполнения должником условий мирового соглашения в марте 2006 года.
Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты нарушенных гражданских прав приводило бы к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков, в связи с чем доводы ответчика о пропуске истцом права на судебную защиту о возмещении убытков, представляются убедительными.
Ссылки представителя истца на то, что между сторонами были добрые отношения, часть мирового соглашения была исполнена, что давало надежду на его исполнение в полном объеме, правомерно признаны не имеющими правового значения для правильного рассмотрения спора.
Довод об отмене 26.12.2007 года решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга от 06.12.2004 года по делу NА56-47466/2004 и вынесении нового решения 03.12.2008 года об отказе ЗАО «П» в иске о правах на земельный участок, не свидетельствует о наличии в действиях ответчика виновных действий, которые можно было бы расценивать, как неисполнение или ненадлежащее исполнение ответчиком условий достигнутого соглашения.
Доказательств тому, что регистрация права собственности за ответчиком на второй земельный участок, на который истец претендовал, оспорена, не приведено, как и доказательств тому, что мировое соглашение не было исполнено по вине ответчика в связи с отменой решения суда о признании права собственности на земельный участок.
Ссылка истца на письмо ГУЮ «Государственное бюро регистрации прав на недвижимость» от 15.06.2004 года на имя Я. о том, что мировое соглашение заключено на земельный участок, который не принадлежал ЗАО «П», обоснованно была признана несостоятельной, поскольку данное обстоятельство могло послужить поводом к обжалованию определения суда об утверждении мирового соглашения начиная со времени, когда истцу стало об этом известно в связи с его неисполнимостью.
Более того, как правомерно было признано судом, данное обстоятельство не препятствовало истцу заключить с ответчиком 02.12.2004 года соглашение об оформлении и передаче прав на земельные участки, указанные им в исковом заявлении.
Принимая во внимание, что к юридически важным обстоятельствам, подлежащим установлению при разрешении спора, связанного с возмещением убытков, относилась оценка действий истца по исполнению условий мирового соглашения, а также оценка наличия препятствий по принудительному исполнению соглашения со стороны ответчика, суд первой инстанции обоснованно оценивал обстоятельства связанные с возникновением убытков возникших у истца и причинную связь с противоправными действиями или бездействием одной из сторон соглашения, а также оценивал какие реально имели место препятствия по исполнению условий утвержденного мирового соглашения со стороны ответчика, что позволило ему сделать правомерный вывод о том, что право на возмещение убытков не возникло.
Доводы кассационной жалобы содержат переоценку выводов суда, в связи с чем не усматривается оснований для признания решения суда незаконным и необоснованным.
Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Красногвардейского районного суда от 29 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

регистрация01.09.2011, 1031 просмотр.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru