Кассационное определение.

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 7 апреля 2011г. N4942

 

Судья: Жукова А. Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В. И.

судей Корнильевой С. А., Савельевой М. Г.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 7 апреля 2011 года дело N2-188/11 по кассационным жалобам Ш., ООО на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 февраля 2011 года по иску Ш. к ЗАО и ООО о признании права собственности на квартиру, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Савельевой М. Г., объяснения Ш. и его представителя — адвоката М. (ордер от 07 апреля 2011 года), объяснения представителя ООО — Ш. (доверенность от 01.04.2011 года), объяснения представителя М. — адвоката Х. (ордер от 07 апреля 2011 года, доверенность от 08 декабря 2010 года), представителей ЗАО — Т., В. (доверенности от 24.03.2011 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 февраля 2011 года Ш. отказано в удовлетворении исковых требований к ЗАО и ООО о признании права собственности на квартиру, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

Вышеназванным решением суда удовлетворены исковые требования, заявленные третьим лицом по делу, признано право собственности М. на квартиру общей площадью 72м² жилой площадью 35,8м², расположенную на 4 этаже учетом определения от 05.03.2011г. об исправлении описки).

В кассационной жалобе Ш. просит отменить решение суда, удовлетворить заявленные Ш. исковые требования, в удовлетворении требований третьего лица отказать, считает постановленное судом решение неправильным.

В кассационной жалобе ООО просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Ш. о признании права собственности на квартиру и взыскании с ЗАО неустойки и компенсации морального вреда, принять новое решение которым удовлетворить требования Ш. в указанной части, отказать в удовлетворении требований М., считает решение неверным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что 11.11.2003г. Администрацией Санкт-Петербурга издано распоряжение «О проектировании и строительстве жилого дома со встроенными помещениями и пристроенным детским дошкольным учреждением по адресу Калининский административный район», которым утверждено решение инвестиционно-тендерной комиссии (протокол от 20.05.2003 N399) о проектировании и строительстве указанного объекта недвижимости ЗАО за счет собственных и привлеченных средств.

07.06.2006г. Правительством Санкт-Петербурга издано постановление, которым были внесены изменения в инвестиционные условия, установленные распоряжением Администрации Санкт-Петербурга от 11.11.2003 «О проектировании и строительстве жилого дома со встроенными помещениями и пристроенным детским дошкольным учреждением по адресу Калининский административный район», предусмотрено обязательство ЗАО об окончании строительства указанного дома в мае 2007 года.

06.02.2007г. между ЗАО и ООО заключен договор подряда, в соответствии с которым ООО обязалось выполнить работы на указанном выше объекте строительства. Пунктом 4.5 договора предусмотрено, что оплата по данному договору производится путем зачета встречных обязательств по оплате договоров долевого участия.

Дополнительным соглашением от 01.06.2007г. к договору подряда, были увеличены объем работ, их стоимость и установлен срок окончания работ — 07.10.2007 года.

13.07.2007г. между ЗАО и ООО заключен договор о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома в Калининском районе, предметом которого являлось долевое участие ООО в инвестировании строительства жилого дома, расположенного по строительному адресу: Санкт-Петербург, Калининский район, в объеме квартиры, расположенной в осях, общей приведенной площадью 73,66м² том числе жилая36,06м²), на 4 этаже, стоимостью 3579876 руб.

Оплата стоимости квартиры по п.1.2 договора производится путем зачета стоимости выполняемых работ по договору подряда от 06.02.2007г. и дополнительному соглашению от 01.06.2007г. между обществом и дольщиком и перечисления денежных средств на расчетный счет общества (п.2.1.1 договора).

Согласно п.2.1.2 договора, обязательство дольщика по оплате стоимости квартиры считается исполненным с момента зачета стоимости выполненных работ по договору подряда от 06.02.2007г., в сумме соответствующей стоимости квартиры согласно п.2.1 настоящего договора и с момента поступления денежных средств на р/сч общества в случае необходимости доплаты (суммы превышения стоимости квартиры над стоимостью выполненных работ по договору подряда от 06.02.2007г.).

Срок сдачи объекта в эксплуатацию определен в договоре ориентировочно — I квартал 2008 года.

В п.5.5 договора стороны предусмотрели, что права и обязанности по настоящему договору могут быть переданы дольщиком третьим лицам только с обязательным уведомлением общества.

23.11.2007г. между Ш.и ООО заключен договор о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома в отношении двухкомнатной квартиры, по условиям которого Ш. финансирует строительство квартиры, расположенной в осях Х-Х1, Х2-Х3, общей приведенной площадью 73,66м², жилой площадью 36,06 м², на 4 этаже. Срок сдачи объекта в эксплуатацию определен в договоре I кварталом 2008 года.

Договором предусмотрена обязанность произвести взаиморасчеты встречных требований до 15.01.2008г. (п.2.1.3), а также ответственность ООО в случае невыполнения п.2.1.3 в виде выплаты дольщику пени.

24.01.2008г. ЗАО уведомило ООО об одностороннем расторжении договора от 13.07.2007 года о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома в Калининском районе, в связи с неисполнением ООО условий договора в части его оплаты.

04.02.2008г. между ЗАО и М. был заключен договор о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома в Калининском районе, по условиям которого М. финансирует строительство квартиры, расположенной в осях <Х-Х1, Х2-Х3, общей приведенной площадью 73,66 м², жилой площадью 36,06м², на 4 этаже.

Разрешением службы Государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга при Правительстве Санкт-Петербурга от 20.05.2009 года, дом, расположенный по спорному адресу, введен в эксплуатацию.

Истец Ш. обратился в суд с иском к ответчикам о признании за ним права собственности на объект инвестирования — квартиру, взыскании с виновного ответчика ЗАО компенсации морального вреда в размере 100000 руб., и неустойки в соответствии с Законом «О защите прав потребителей» в размере 1000000 руб., указывая на то, что свои обязательства по договору были выполнены им в полном объеме ивсрок, ООО также представило документы о перечислении денежных средств за квартиру на счет ЗАО, 20.05.2009 года получено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, дому присвоен милицейский адрес и началось заселение квартир, однако до настоящего времени оплаченная квартира истцу не передана.

Уточнив заявленные требования, ссылаясь на положения ст.398 ГК РФ, истец просил признать за ним право собственности на объект инвестирования — квартиру, взыскать с виновного ответчика ЗАО компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., и неустойку в соответствии со ст.28 Закона «О защите прав потребителей» в размере 2000000 руб., а также взыскать с ООО компенсацию морального вреда в размере 100000 руб. и неустойку в соответствии со ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» в размере 2000000 руб.

Определением суда от 16.02.2011г. к участию в деле в качестве третьего лица заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора привлечена М., которой заявлены требования о признании права собственности на спорную квартиру по основаниям, предусмотренным ч.1 ст.218 ГК РФ.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст.431, 398, п.1 ст.218 ГК РФ, п.1 ст.8 ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», дал оценку представленным доказательствам, пришел к выводу о том, что у ЗАО не возникло обязательств перед истцом Ш. по передаче ему спорной квартиры.

При этом, суд правильно исходил из того, что основным документом, определяющим права и обязанности участников инвестиционной деятельности, является заключенный между ними договор, соответственно, право Ш. требовать от ЗАО передачи ему в собственность спорной квартиры не может быть основано только на факте уплаты им денежной суммы ООО по договору долевого участия в строительстве от 23.11.2007г., а зависит от содержания соглашений, заключенных предприятиями по поводу их участия в строительстве.

Кроме того, суд обоснованно учел что, в данном случае имеет значение, были ли фактически использованы эти средства для строительства жилого дома и возникло ли у ООО право на долю площадей дома, включающую спорную квартиру.

При разрешении спора суд признал, что добытые по делу доказательства не подтверждают того, что денежные средства истца фактически были использованы для строительства жилого дома, и что у ООО возникло право на спорную квартиру.

В силу п.1 ст.218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

В соответствии с п.1 ст.8 ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», отношения между субъектами инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора и (или) государственного контракта, заключаемых между ними в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что договоры о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома, заключенные между ЗАО и ООО в отношении конкретных жилых помещений, являлись способом обеспечения обязательств ЗАО по оплате результатов работ ООО по окончании строительства указанного жилого дома со сдачей его в эксплуатацию в установленном законом порядке, обоснованно признал, что спорная квартира моглабыть передана ООО либо после окончания строительства жилого дома по вышеуказанному адресу, либо до окончания такого строительства по акту приемки результата выполненных работ по договору подряда, а ООО вправе было привлекать третьих лиц для участия в инвестировании спорного объекта недвижимости, либо путем переуступки своих прав и обязанностей по договору от 13.07.2007г. третьим лицам только с обязательным уведомлением ЗАО, либо после перехода к ответчику ООО прав на такой объект по акту приема-передачи.

Принимая во внимание, что переуступка прав и обязанностей по договору от 13.07.2007г. третьим лицам могла быть совершена ООО только в объеме тех прав и обязанностей, которые были у ООО, суд в соответствии с установленными по делу обстоятельствами обоснованно указал, что при заключении 23.11.2007г. договора с Ш.ООО распорядилось объектом недвижимости по собственному усмотрению, на самостоятельно установленных условиях, несмотря на то, что объект еще не был передан ООО от ЗАО.

В этой связи суд учел, что при строительстве жилого дома ООО действовало на основании договора подряда, заключенного с ЗАО, по условиям которого ООО приняло на себя обязательства выполнить определенные работы, после чего приобретало право на получение от ЗАО оплаты за результат выполненных работ в виде конкретных жилых помещений.

Доказательств того, что денежные средства, полученные от Ш. пошли именно на строительство вышеуказанного дома, ООО не представлено.

Следует также учесть, что решением Арбитражного суда по делу от 04.05.2010г. с ЗАО в пользу ООО взысканосновной долг по договору подряда и неустойка, что свидетельствует о том, что взаиморасчет по фактически выполненным работам между сторонами произведен, избрав указанный способ защиты нарушенного права, ООО не вправе требовать перехода прав на спорную квартиру в порядке исполнения обязательств по договору от 13.07.2007г. о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома. То обстоятельство, что вышеназванное решение исполнено ЗАО, подтверждается представленным платежным поручением от 25.02.2011г.

Добытые по делу доказательства не подтверждают того, что исполнение обязательств по договору подряда произведено в полном объеме, а фактически исполненные работы были зачтены в счет исполнения договора ООО. Перечисление денежных средств, произведенное в июне, июле 2008 г. также не может рассматриваться как надлежащее исполнение по способу, согласованному сторонами в договоре, имело место за пределами срока, установленного в договоре подряда.

Принимая во внимание, что на момент заключения договора с истцом ООО не обладало правом требования без встречного исполнения своих обязательств, то оно не могло и передать такое право без перевода долга, согласие на который оно не получало, что не может быть признано соответствующим ст.391 ГК РФ.

Судом установлено, что уведомление о заключении договора с Ш. направлено ООО в адрес ЗАО только 07.02.2008г., денежные средства по договору от 13.07.2007г. были перечислены в пользу ЗАО двумя платежами лишь 11 июня и 18 июля 2008 года, тогда как уже 24.01.2008г. ЗАО уведомило ООО об одностороннем расторжении договора от 13.07.2007г. в связи с неисполнением обязательств в части оплаты, и 04.02.2008г. заключило договор с М., которой по состоянию на 11.06.2008 года уже была исполнена часть принятых по данному договору обязательств.

То обстоятельство, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.04.2010 года признан действующим заключенный между ЗАО и ООО договор от 13.07.2007г., с учетом изложенных выше обстоятельств, не могло повлиять на правоотношения спорящих сторон.

Ссылки ответчика ООО на то, что договором от 13.07.2007 года не установлены сроки уведомления ЗАО о передаче прав или обязанностей по договору в пользу третьих лиц, правомерно отклонены судом, поскольку пунктом 5.5 договора возможность передачи прав и обязанностей по договору поставлена в зависимость от уведомления общества дольщиком.

При таком положении, судебная коллегия находит правильным вывод суда о том, что на момент заключения договора с Ш. у ООО отсутствовало право распоряжения спорным объектом, в связи с чем к Ш. не перешло право требования спорной квартиры, при этом заключение ЗАО с М. договора следует признать правомерным.

В соответствии с положениями ст.309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Согласно ст.398 ГК РФ, в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, — тот, кто раньше предъявил иск.

Вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков.

Установив в ходе судебного разбирательства, что право собственности на спорный объект недвижимости ни за кем в установленном законом порядке не зарегистрировано, право требования в отношении спорной квартиры у Ш. не возникло, истица М. выполнила в полном объеме свои обязательства по договору от 04.02.2008г. о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома в Калининском районе, спорная квартира ей передана по акту приема-передачи, суд обоснованно признал, что М. приобрела право требования спорной квартиры, соответственно, после ввода построенного объекта капитального строительства в эксплуатацию приобрела право собственности на спорную квартиру, в связи с чем удовлетворение ее исковых требований не противоречит положениям ч.1 ст.218, ст.398 ГК РФ.

Правовые основания к удовлетворению требований Ш. отсутствуют, отказ в иске правомерен.

Оценка добытым по делу доказательствам дана с соблюдением требований ст.67 ГПК РФ.

Вместе с тем, как правильно отмечено судом первой инстанции истец Ш. не лишен возможности обратиться с самостоятельными требованиями к ООО о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства по передаче объекта инвестирования, с применением ст.395 ГК РФ.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана в соответствии с требованиями норм процессуального права, в связи с чем доводы кассационных жалоб Ш., ООО, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст.ст.362-364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 февраля 2011 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

закон, ЗАО16.08.2012, 813 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru