Кассационное определение.

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 17 марта 2011г. N33-3692/2011

 

Судья Емельяненко Е. А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Сопраньковой Т. Г.

судей Селезневой Е. Н., Ничковой С. С.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело N 2-40/11 по кассационным жалобам Т. и Ц на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 01 февраля 2011 года по иску Т. к Ц о защите прав потребителей,

заслушав доклад судьи Сопраньковой Т. Г.,

объяснения истца Т., представителя истца — С., представителя ответчика — Г.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Т. обратился в суд с иском к Ц, уточнив в порядке ст.39 ГПК РФ требования, просил взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков окончания строительства дома в размере 842615 руб. 95 коп., обязать ответчика устранить в квартире недостатки: в жилой комнате — на наружной стене трещину над окном длиной 20 см и неровности поверхности штукатурного слоя, на стене смежной с кухней — вертикальную трещину, начинающуюся от потолка, длиной 200 см, на стене смежной с соседней квартирой — неровности поверхности штукатурного слоя; в кухне устранить неровности поверхности штукатурного слоя; устранить зазор в месте примыкания кирпичного заполнения (кладки ограждения) лоджии к наружной стене дома; обязать ответчика установить на работы по устранению указанных недостатков гарантийный срок в 5 лет с момента сдачи выполненных работ; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда за нарушение сроков окончания строительства дома в размере 500000 руб. и компенсацию морального вреда за некачественное выполнение работ по строительству дома в размере 500000 рублей; а также взыскать убытки в размере 266022 руб.

В обоснование заявленных требований Т. указал, что ответчиком на 260 дней был нарушен срок, установленный в договоре долевого строительства жилого дома от 22.02.2006 года, для исполнения обязательств по настоящему договору (IV квартал 2006 года). Истец полагает, что заключенное между сторонами дополнительное соглашение N1 от 17.09.2007 года, которым был определен новый срок окончания строительства дома — III квартал 2007 года является недействительным, поскольку было подписано сторонами после окончания строительства дома и оформлено задним числом. Вместе с тем, истец указал, что после передачи ему квартиры были выявлены недостатки. В подтверждение выявленных дефектов в квартире истец представил заключение специалиста ООО «П.» от 14.12.2009 года, расходы по проведению которой составили 8100 рублей .д.35).

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 01 февраля 2011 года требования Т. были удовлетворены частично.

Суд обязал ответчика устранить в квартире следующие дефекты:

в жилой комнате: на наружной стене трещину над окном длиной 20 см и неровности поверхности штукатурного слоя; на стене смежной с кухней вертикальную трещину, начинающуюся от потолка, длиной 200 см; на стене смежной с соседней квартирой неровности поверхности штукатурного слоя;

в кухне: неровности поверхности штукатурного слоя;

зазор в месте примыкания кирпичного заполнения (кладки ограждения) лоджии к наружной стене дома.

При этом суд установил гарантийный срок на указанные работы пять лет со дня окончания работ.

Также суд взыскал с ответчика в пользу истца убытки в счет стоимости восстановительного ремонта отделки комнаты и кухни квартиры в размере 229974 руб. компенсацию морального вреда в размере 15000 руб., судебные расходы на производство экспертизы в размере 8100 руб. и расходы по оплате госпошлины в размере 220 руб.

Кроме того, суд взыскал с ответчика в доход федерального бюджета штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 114987 руб. и государственную пошлину в размере 5479 руб. 74 коп.

В остальной части в удовлетворении иска Т. суд отказал.

Не согласившись с решением суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за нарушение сроков окончания строительства дома, истец обратился с кассационной жалобой, в которой просит изменить решение суда в указанной части, удовлетворив его требование.

С кассационной жалобой обратился также ответчик, просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Судебная коллегия, исследовав материалы дела, выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Правоотношения сторон регулируются положениями Гражданского кодекса РФ, Закона РФ «О защите прав потребителей» и Федерального закона N214-ФЗ от 30.12.2004г. «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Суд установил, что 01 сентября 2003 года между ЗАО «Ц» и Ф. (Фонд) был заключен договор инвестирования строительства объекта, расположенного по адресу: Ленинградская область. По условиям договора фонд обязался самостоятельно и за свой счет урегулировать свои имущественные взаимоотношения с третьими лицами (инвесторами, подрядчиками и др.) (пункт 3.2.4).

22 февраля 2006 года между Т. ( «Инвестор») и ЗАО «Ц» ( «Общество») был заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома по адресу: Ленинградская область в объеме одной однокомнатной квартиры общей приведенной площадью 31,31 м², с целью получения указанной квартиры по окончании строительства и после полной оплаты долевого участия по настоящему договору в собственность Инвестора. Стоимость квартиры составила 27000 руб. за 1 м² общей приведенной площади (пункт 1.2). Пунктом 1.5 соглашения установлено, что плановое окончание строительства приходится на IV квартал 2006 года. Обязательства по финансированию строительства истец исполнил в полном объеме, перечислив на счет ответчика денежную сумму в размере 842615 руб. 95 коп., что подтверждается представленными в материалах дела платежными документами .д.12-14).

01 сентября 2007 года сторонами договора инвестирования от 01.09.2003 года был подписан акт приемки-передачи жилых и нежилых помещений, согласно которого Ф. (Фонд) передало, а ЗАО «Ц» приняло объект, расположенный по адресу: Ленинградская область.

17 сентября 2007 года между истцом и ответчиком было подписано дополнительное соглашение N1 к договору о долевом участии в строительстве жилого дома. В соответствии с указанным дополнительным соглашением был определен новый срок окончания строительства дома — III квартал 2007 года.

В тот же день между истцом и ответчиком был подписан акт приемки-передачи, по которому ответчик передал, а истец принял квартиру; стороны материальных и имущественных претензий друг к другу не имеют; квартира ответчиком передана в состоянии, отвечающем условиям договора; качество квартиры соответствует строительным нормам и правилам, а также указанным в проектно-сметной документации показателям; претензий к качеству квартиры не установлено.

Право собственности за истцом на переданную ему квартиру было зарегистрировано УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области 16 апреля 2008 года, о чем выдано свидетельство.

25 декабря 2009 года истец обратился к ответчику с заявлением, в котором указал на наличие недостатков в квартире, а именно в жилой комнате на стыке монолитной части несущего каркаса и кирпичного заполнения трещина, и просил организовать переговоры для урегулирования сложившейся ситуации.

В подтверждение того, что данный дефект является производственным, истец представил заключение ООО «П.» от 14.12.2009 года, которым также было установлено, что стоимость восстановительной отделки в жилой комнате квартиры составляет 195924руб.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции по ходатайству ответчика была назначена судебная строительно-техническая экспертиза в ГУП «Л.».

В соответствии с заключением эксперта ГУП «Л.» от 21.12.2010 года в квартире истца были установлены следующие недостатки: вертикальная трещина от потолка к полу протяженностью 1680 мм.на межкомнатной перегородке в районе стыка с наружной стеной; поверхностная трещина штукатурки в месте правового крепления гардин; разрывы обоев, выпучивание слоя штукатурки; отсутствие заполнения из утеплителя в месте примыкания кирпичного заполнения лоджии к наружной стене дома. Рыночная стоимость восстановительного косметического ремонта отделки квартиры истца на 14.12.2010 г. экспертом определена в размере 89325рублей.

Между тем, не согласившись с выводами судебной строительно-технической экспертизы, истец представил в суд заключение специалиста ООО «Ц.» от 21.12.2010 года, в котором были обозначены следующие недостатки, выявленные в квартире истца: в комнате на наружной стене под окном имеется вертикальная волосяная трещина длиной до 20 см., на стене смежной с кухней у окна имеется сквозная вертикальная трещина раскрытием до 7 мм., глубиною до 200 мм.и длиной до 2 м., из трещины поступает холодный воздух в комнату; на наружной стене слева от окна и межквартирной стене у окна имеется вспучивание штукатурного слоя, в правом углу (со стороны окна) — волны на обоях .д.168-169); в кухне на наружной стене имеется вспучивание поверхности штукатурного слоя. С учетом установленных недостатков специалист ООО «Ц.» определил стоимость восстановительного ремонта чистовой отделки комнаты и кухни в квартире истца в текущих ценах 194476рублей и 35498рублей соответственно.

Разрешая спор, суд, оценив представленные доказательства, пришел к выводу об обоснованности заявленных истцом требований о натуральном устранения указанных производственных дефектов в квартире с учетом недостатков, выявленных в квартире истца заключениями специалистов от 14.12.2009 года и от 21.12.2010 года, а также судебной строительно-технической экспертизой от 21.12.2010 года.

Кроме того, суд посчитал обоснованными требования истца о взыскании с ответчика убытков.

Определяя размер ущерба, суд установив из показаний эксперта ГУП «Л.» Б., что при производстве им судебной строительно-технической экспертизы и определении цены восстановительного ремонта не был использован ряд коэффициентов, с учетом которых стоимость указанного ремонта увеличилась бы до суммы, определенной в заключениях специалистов от 14.12.2009 года и от 21.12.2010 года, пришел к выводу о взыскании с ответчика суммы убытков в размере 229974 руб., установленном заключением специалиста от 21.12.2010 года, которое истец представил после проведения судебной экспертизы.

Судебная коллегия по гражданским делам считает указанный вывод суда несостоятельным по следующим основаниям.

Согласно ст.55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В силу ст.60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Согласно ст.79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Из материалов дела усматривается, что на основании определения суда от 24.11.2010 года экспертами ГУП «Л.» была проведена судебная строительно-техническая экспертиза (заключение от 21.12.2010 года). Допрошенный в судебном заседании 01.02.2011 года эксперт ГУП «Л.» Б., выводы, отраженные в указанной экспертизе не опровергал, пояснив, что расчет стоимости восстановительного ремонта был произведен с учетом выбранного ими способа проведения указанного ремонта, который они посчитали необходимым применить для устранения выявленных недостатков.

Исходя из содержания абз.3 ч.2 ст.79 ГПК РФ стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

Частью 1 статьи 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

С учетом приведенных норм права, поскольку ходатайств о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы стороной истца не заявлялось, выводы суда, направленные на опровержение заключения судебной экспертизы необоснованны.

Судебная коллегия полагает, что оснований не доверять заключению предупрежденных об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ экспертов ГУП «Л.» от 21.12.2010 года у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем суд должен был руководствоваться заключением судебной строительно-технической экспертизы и взыскать с ответчика 89325руб.

Поскольку обстоятельства по делу в указанной части установлены, судебная коллегия полагает возможным принять по делу новое решение, в соответствии с которым взыскать с ответчика в пользу истца убытки по стоимости восстановительного ремонта отделки комнаты и кухни квартиры в размере 89325руб.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что эксперты ГУП «Л.» в своем заключении необоснованно вышли за пределы поставленных перед ними вопросов, определив стоимость восстановительного ремонта с учетом дефектов, выявленных ими в кухне жилого помещения истца, судебная коллегия считает не подлежащими удовлетворению, поскольку по существу представитель ответчика как при рассмотрении дела в суде первой инстанции, так и на заседании коллегии не оспаривал наличие дефектов в кухне и возможность их устранения ЗАО «Ц».

Иные процессуальные нарушения при производстве судебной экспертизы, на которые указывает ответчик в своей жалобе, являются несостоятельными.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает возможным изменить размер взысканных судом с ответчика в пользу истца судебных расходов, понесенных истцом в связи с производством экспертизы.

Суд первой инстанции, определяя размер указанных расходов, исходил из стоимости 8100 рублей, которые были оплачены истцом за заключение специалиста ООО «Ц .д.204-205).

Поскольку судебная коллегия пришла к выводу о том, что у суда не было законных оснований для принятия в качестве доказательства, подтверждающего размер восстановительного ремонта заключения специалиста ООО «Ц.» от 21.12.2010 года, то в порядке главы 7 ГПК РФ взысканию в пользу истца подлежат расходы, понесенные им при получении заключения специалиста ООО «П.» от 14.12.2009 года, в размере 7000 рублей .д.35).

Правовых оснований для взыскания в пользу истца иных судебных издержек, связанных с рассмотрением дела, а именно стоимости заключения специалиста ООО «Ц.» от 21.12.2010 года — 8100 рублей, не имеется.

Вывод суда первой инстанции о взыскании с ответчика в пользу истца расходов по оплате государственной пошлины в размере220 рублей является верным.

При разрешении спора судом установлено нарушение прав потребителей, в связи с чем судом взыскана компенсация морального вреда (ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей»), размер которой отвечает обстоятельствам нарушения прав и требованиям разумности и справедливости (ст.1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Доводы кассационной жалобы ответчика относительно необоснованности взыскания компенсации морального вреда не содержат правовых оснований для отмены решения суда, поскольку сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела, которыми подтверждается вина ответчика в нарушении прав истца вследствие невыполнения обязанности передать квартиру соответствующей обычно предъявляемым требованиям и пригодной для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

Также не может быть принят во внимание довод кассационной жалобы ответчика о том, что ЗАО «Ц» является ненадлежащим ответчиком по делу, поскольку, заключая договор о долевом участии с истцом, действовало на основании договора от 01.09.2003 года, заключенного с Ф. (Фонд), в соответствии с которым ответчик являлся только заказчиком и финансировал проектирование и строительство дома.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Из заключенного между ЗАО «Ц» 01 сентября 2003 года с Ф. (Фонд) договора инвестирования строительства объекта следует, что правоотношения сторон договора могут быть квалифицированы как строительный подряд.

В соответствии со статьей 754 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик несет ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а также за недостижение указанных в технической документации показателей объекта строительства.

В силу пункта 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, заключая договор, содержащий элементы различных договоров, ЗАО «Ц» в отношениях с Ф. (Фонд) выступает не только в качестве инвестора, но и в качестве заказчика строительства квартир, в связи с чем, было вправе требовать исполнения подрядчиком строительных норм и правил.

В силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника.

В связи с изложенным коллегия полагает обоснованным возложение судом ответственности за недостатки строительства дома на ЗАО «Ц» и применение судом к спорным отношениям норм Закона РФ «О защите прав потребителей».

ЗАО «Ц» не лишено возможности обратиться в суд с иском к Ф. (Фонд) с требованиями о возмещении убытков.

Между тем, судебная коллегия считает обоснованным довод кассационной жалобы ответчика относительно незаконности взыскания с ЗАО «Ц» штрафа в доход государства за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя, установленных Законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Однако, из материалов гражданского дела усматривается, что истцом в адрес ответчика было направлено только одно заявление — 25 декабря 2009 года, в котором истец выразил просьбу к ответчику организовать переговоры для урегулирования сложившейся ситуации, иных требований истцом заявлено не было.

Таким образом, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства предъявления истцом к ответчику иных требований, кроме заявленных 25.12.2009 года, и отказа ответчика в их удовлетворении, судебная коллегия приходит к выводу о необоснованности взыскания судом первой инстанции с ЗАО «Ц» штрафа в доход государства по основаниям п.5 ст.13 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Доводы кассационной жалобы истца относительно необоснованности отказа в удовлетворении требований о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за нарушение сроков окончания строительства дома, судебная коллегия считает несостоятельными.

Разрешая спор в указанной части, суд первой инстанции, установив, что истец в период с момента, определенного договором инвестирования от 22.02.2006 года как срок окончания строительства — IV квартал 2006 года и до заключения 17 сентября 2007 года с ответчиком дополнительного соглашения N1, не предпринимал попыток установить причины нарушения срока исполнения договора, а подписав указанное дополнительное соглашение, тем самым в силу действия положений абз.2 п.1 ст.28 Закона РФ «О защите прав потребителей» назначил ответчику новый срок для исполнения договора (III квартал 2007 года), пришел к выводу о том, что сроки по передаче квартиры ответчиком нарушены не были, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных требований о взыскании неустойки.

При отсутствии нарушений прав истца суд правомерно отказал также в удовлетворении требований о компенсации морального вреда (ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей»).

В целом доводы кассационной жалобы истца сводятся к неверному толкованию действующего законодательства, правовых оснований для отмены постановленного судебного акта в обжалуемой части не содержат.

Изменяя размер сумм подлежащих взысканию, коллегия находит также подлежащим изменению и размер, подлежащих взысканию с ответчика в доход государства расходов по оплате государственной пошлины в силу п.1 ст.98 ГПК РФ.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 01 февраля 2011 года изменить, взыскав с Ц в пользу Т. убытки в счет стоимости восстановительного ремонта отделки комнаты и кухни квартиры, в размере 89325рублей, компенсацию морального вреда в размере 15000 рублей, судебные расходы на производство экспертизы в размере 7000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 220 рублей, а всего 111545 рублей.

В части взыскания с Ц штрафа в доход федерального бюджета отменить.

Изменить размер государственной пошлины, взыскав с Ц государственную пошлину в доход государства в размере 3430 рублей 90 копеек.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.

 

ЗАО13.08.2012, 996 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru