Кассационное определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010г.                        N13090

Судья: Стахова Т. М.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Антоневич Н. Я.
судей Диденко Е. М. и Корсаковой Н. П.
при секретаре К.К.
рассмотрела в судебном заседании от 22 сентября 2010 года дело N2-2221/10 по кассационной жалобе на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 16 августа 2010 года по иску Д. к Управлению Федеральной почтовой связи Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиалу федерального государственного унитарного предприятия «Почта России», П., Б., Ч., Р., Л., К. о взыскании компенсации морального вреда и обязании произвести определенные действия.
Заслушав доклад судьи Антоневич Н. Я., объяснения представителя филиала ФГУП «Почта России» Н. (дов. от 10.02.10г.), судебная коллегия городского суда

установила:

Д. обратился в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда с Управления Федеральной почтовой связи Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» в размере 100000 руб., с работников Управления Федеральной почтовой связи города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала федерального государственного унитарного предприятия «Почта России»: П. — 10000 руб., с Б. — 30000 руб., с Ч. — 10000 руб., с Р. — 20000 руб., с Л. — 25000 руб., с К. — 5000 руб.; об обязании выдать Д. копии почтовой телеграммы, направленной истцу судьей Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга, и расписки, составленной от имени Д., о получении телеграммы и почтового уведомления; об обязании директора Управления Федеральной почтовой связи Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» произвести замену заместителя начальника Красногвардейского межрайонного почтамта П., инженера Ч., заместителя начальника службы рассмотрения претензий Р. на иных работников.
В обоснование заявленных требований Д. указал, что 14 сентября 2009 года он обратился с иском в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга. В судебное заседание, назначенное на 12 января 2010 года, истец не явился, так как не был о нем уведомлен, а при ознакомлении с материалами гражданского дела в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга представитель Д. обнаружил почтовое уведомление, согласно которому телеграмма о вызове истца в суд на 12 января 2010 года Д. вручена лично. Поскольку Д. не получал телеграмму о вызове в суд, 30 января 2010 года истец обратился в отделение почтовой связи 193149 с письменным заявлением, содержащим просьбу о выдаче копий телеграммы Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга о вызове в суд на 12 января 2010 года, расписки о получении телеграммы и почтового уведомления. Работник отделения почтовой связи 193149 К. отказалась принять у Д. указанное заявление для передачи начальнику отделения почтовой связи Л., а второй работник данного отделения, чья фамилия истцу не известна, ударив Д. по лицу, убежала. В этот же день 30 января 2010 года Д. вручил начальнику отделения почтовой связи Л. свое заявление о выдаче документов, однако Л., показав ему расписку, в которой о получении телеграммы расписался не Д., а иное лицо, отказалась выдать истцу истребуемые им документы. На жалобу, адресованную заместителю начальника Красногвардейского межрайонного почтамта (далее — МПР) П., Д. направлен ответ, составленный исполнителем Ч., в котором ему также отказали в выдаче копий телеграммы, расписки и почтового уведомления. Начальник службы рассмотрения претензий Управления Федеральной почтовой связи города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» Р. посредством телефонной связи отказался разъяснить истцу причины невыдачи указанных выше документов. Таким образом, невручение истцу телеграммы работниками Управления Федеральной почтовой связи города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» явилось препятствием для участия Д. в заседании Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга, представлении им доказательств суду в обоснование своих требований и реализации иных процессуальных прав, предоставленных истцу нормами действующего законодательства для защиты своих интересов в судебном порядке.
Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 16 августа 2010 года в удовлетворении заявленных Д. требований отказано.
Д. в кассационной жалобе просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, ссылаясь на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, решение вынесено с нарушением норм материального и процессуального права.
Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, не находит оснований для отмены решения суда.
Как установлено судом первой инстанции, 12 января 2010 года в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга было назначено судебное заседание по иску Д. к Управлению Судебного департамента при Верховном Суде по Санкт-Петербургу, в которое истец не явился, поскольку не получил судебное извещение и не знал о времени судебного разбирательства.
Согласно тексту телеграммы, направленной 25 декабря 2009 года Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга в адрес Д., суд вызвал истца в судебное заседание к 14 часам 30 минутам 12 января 2010 года.
Из почтового уведомления, переданного в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга 25 декабря 2009 года оператором почтовой связи К., следует, что вышеуказанная телеграмма вручена Д. лично 25 декабря 2009 года.
Согласно расписке о вручении телеграммы, представленной в суд ответчиком УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиалом ФГУП «Почта России», телеграмма Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга вручена лично Д. в 15 часов 00 минут 25 декабря 2009 года, о чем свидетельствует подпись, исполненная от имени истца.
Вместе с тем, представитель истца указал, что Д. телеграмму Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга не получал, а в расписке от 25 декабря 2009 года подпись о получении телеграммы выполнена не самим истцом, а другим лицом.
Достоверность утверждения представителя Д. о неполучении истцом телеграммы Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга подтверждается объяснениями Б., работающей в УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиале ФГУП «Почта России» почтальоном и лично доставлявшей телеграмму истцу. В судебном заседании Б. пояснила, что телеграмму о вызове Д. в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга на 12 января 2010 года она по просьбе жены истца опустила в почтовый ящик, не передав лично адресату, и сама расписалась от имени Д. в расписке о получении телеграммы. Данная расписка послужила основанием для сообщения в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга о вручении лично Д. судебного извещения.
С учетом указанных доказательств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что ответчиком Б. были нарушены п.2.2 производственной инструкции почтальона, утвержденной начальником Красногвардейского межрайонного почтамта 18 августа 2008 года, возлагающей на почтальона обязанность доставки телеграфных отправлений (телеграмм, телеграфных переводов и т.д.) в соответствии с действующими правилами и инструкциями, а также п.60 Правил оказания услуг телеграфной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2005 года N222, устанавливающих порядок доставки телеграмм.
Такой вывод суда согласуется с приказом директора филиала N48 от 25 февраля 2010 года о применении к Б. дисциплинарного наказания в виде выговора.
Согласно статье 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»). При этом одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.
С учетом изложенного судебная коллегия считает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что указанными выше противоправными действиями работника ФГУП «Почта России» Б. истцу был причинен моральный вред, так как истец имел право лично получить и ознакомиться с адресованной ему корреспонденцией, однако по вине работника УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала ФГУП «Почта России» не смог реализовать свое законное право, что повлекло для истца невозможность явиться по вызову Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга в суд на 12 января 2010 года и реализовать свое право на участие в судебном разбирательстве.
Вместе с тем, судебная коллегия находит обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что иск Д. о взыскании компенсации морального вреда с Б. и УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала ФГУП «Почта России» за ее действия не подлежит удовлетворению, так как в соответствии с положениями части 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
Как установлено судом первой инстанции, УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиал ФГУП «Почта России» не является работодателем Б. Трудовой договор N227 от 7 июля 2003 года и дополнительное соглашение к нему от 1 июля 2005 года N227/1 с Б. заключило ФГУП «Почта России». Приказ о приеме Б. на работу в Красногвардейское УПС (отделение почтовой связи 149) от 7 июля 2007 года издан директором УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала ФГУП «Почта России», действующим на основании доверенности от имени и в интересах ФГУП «Почта России».
Согласно п.2.2 и п.2.3 Положения УФПС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — филиала ФГУП «Почта России», утвержденного генеральным директором ФГУП «Почта России» 11 декабря 2009 года, филиал не является юридическим лицом. Филиал осуществляет свою деятельность от имени ФГУП «Почта России». Ответственность за деятельность филиала несет предприятие, то есть ФГУП «Почта России».
При изложенных обстоятельствах, суд пришел к верному выводу о том, что работодателем Б. и надлежащим ответчиком по настоящему делу является ФГУП «Почта России», а не филиал или отдельно взятый работник.
В соответствии с частью 1 статьи 41 ГПК РФ суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.
В случае, если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску .2 ст.41 ГПК РФ).
Как следует из материалов дела, представитель истца отказался от замены ненадлежащих ответчиков — филиала и работников ФГУП «Почта России» Б., а также П., Ч., Р., Л., К.Л. на надлежащего ответчика ФГУП «Почта России», в связи с этим суд рассмотрел дело по предъявленному иску.
Принимая во внимание, что моральный вред истцу причинен работником ФГУП «Почта России» Б. при исполнении должностных обязанностей, а также учитывая, что в силу части 1 статьи 1068 ГК РФ именно ФГУП «Почта России» является надлежащим ответчиком, однако иск к ФГУП «Почта России» не предъявлен, суд обоснованно оставил без удовлетворения исковые требования Д. о компенсации ему морального вреда в связи с невручением ему в установленном порядке телеграммы о вызове его в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга.
Судебная коллегия также считает возможным согласиться с решением суда в части отказа в удовлетворении исковых требований истца Д. о взыскании ему компенсации морального вреда, причиненного действиями работников ФГУП «Почта России» П., Ч., Р., Л., К.
Как следует из материалов дела, ответчики П., Ч., Р. лично с истцом не встречались и не общались. Л., действуя в пределах своих должностных полномочий, приняла от истца 30 января 2010 года жалобу на невручение ему телеграммы Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга и передала ее для рассмотрения заместителю начальника Красногвардейского МРП П.
В соответствии со своими должностными обязанностями П. и Ч. провели проверку доводов жалобы и дали истцу подробный ответ в письме от 11 февраля 2010 года, которое вручено Д. лично 12 февраля 2010 года.
Как правильно указал суд первой инстанции, то обстоятельство, что П., Ч., Л. не вручили истцу копии расписки о получении телеграммы Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга и почтового уведомления, не является нарушением Федерального закона «О связи» от 7 июля 2003 года N126-ФЗ и Правил оказания услуг телеграфной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации, и не могло причинить истцу моральный вред.
В соответствии с подпунктами «б» и «в» пункта 35 Правил оказания услуг телеграфной связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2005 года N222 оператор связи по желанию адресата в срок не позднее 1 месяца со дня получения телеграммы может предоставлять следующие услуги, технологически связанные с услугами телеграфной связи:
выдача справки об адресе отправителя;
выдача копии ранее полученной телеграммы, за исключением телеграмм видов «с уведомлением о вручении телеграфом», «с уведомлением о вручении телеграфом „срочное“, „заверенная оператором связи“.
На основании письменного заявления адресата-гражданина, поданного до получения телеграммы или если это определено договором об оказании услуг телеграфной связи письменной форме) оператор связи может предоставлять следующие услуги:
сохранение телеграммы до востребования в течение 2 месяцев сверх установленного срока;
досылка и доставка телеграммы по другому указанному адресатом адресу;
доставка телеграммы до востребования по указанному адресатом полному адресу;
регистрация и перерегистрация условного или сокращенного адреса.
Оператор связи по своему усмотрению и по предложению пользователя вправе расширять перечень услуг, технологически связанных с услугами телеграфной связи.
Таким образом, у оператора связи отсутствует обязанность по выдаче истцу копий расписки о получении телеграммы и почтового уведомления.
Таким образом, отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда с работников ФГУП „Почта России“ П., Ч., Р., Л., К. и обязании вручить истцу копии истребуемых документов, суд обоснованно исходил из того, что истцом не представлено доказательств причинения нравственных или физических страданий действиями указанных ответчиков, а также из того, что работодателем указанных ответчиков, как и работодателем ответчицы Б. и, соответственно, надлежащим ответчиком по делу является ФГУП „Почта России“, к которому истцом требований не заявлено.
Кроме того, суд обоснованно принял во внимание, что копии истребуемых документов представителем ответчика вручены представителю истца в период судебного разбирательства.
Суд также правильно отказал в удовлетворении требований истца в части обязания директора УФПС Санкт-Петербурга и Ленинградской области, филиала ФГУП „Почта России“, произвести замену заместителя начальника Красногвардейского межрайонного почтамта П., инженера Ч., заместителя начальника службы рассмотрения претензий Р. на иных работников, поскольку решение кадровых вопросов, в том числе назначение работников на должности и освобождение их от исполнения должностных обязанностей трудовым законодательством Российской Федерации, а также Уставом ФГУП „Почта России“ отнесено к исключительной компетенции работодателя.
Доводы истца о нанесении ему телесных повреждений неизвестным работником отделения почтовой связи 193149 не нашли своего подтверждения при рассмотрении настоящего дела.
Так, из ответа заместителя директора филиала следует, что каких-либо обращений как со стороны клиентов отделения так и со стороны работников отделения о чрезвычайных происшествиях 30 января 2010 года в отделении почтовой связи 193149, которые повлекли за собой вызов правоохранительных органов (милиции) или скорой помощи не зафиксировано.
Доказательства обращения истца с заявлением в милицию о причинении ему 30 января 2010 года телесных повреждений в отделении почтовой связи 193149, равно как и постановление о возбуждении уголовного дела по данному факту или приговор суда не представлены.
При изложенных обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, поскольку доводы кассационной жалобы не опровергают указанные выше выводы суда первой инстанции, повторяют доводы искового заявления, надлежаще исследованные и оцененные судом первой инстанции
При рассмотрении дела судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела. Выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела, основаны на исследованных доказательствах, надлежаще оцененных судом в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ. Нарушения или неправильного применения норм материального права судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела допущено не было.
На основании изложенного, руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 16 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

регистрация19.08.2011, 1004 просмотра.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru