Апелляционное определение

Дело №33-4078/2016

                                                                                 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

                                                                     Санкт-Петербург                     14 июля 2016 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:
председательствующего   Пономаревой Т. А.,
судей Кабировой Е. В. и Косарева И. Э.,
при секретаре   Дремовой Ю. Ю.
рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя истца Л.В. – Б. на решение Тосненского городского суда Ленинградской области от 25 апреля 2016 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований Л.В. к Л.А. о разделе имущества, признании права общей долевой собственности, взыскании судебных расходов.
Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Кабировой Е. В., объяснения представителей истца Л.В. – Б., и Н., возражения представителей ответчика Л.А. — Е. и адвоката С., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

                                                                                                    установила:

Л.В. обратилась в Тосненский городской суд Ленинградской области с иском к Л.А. о разделе нажитого в период брака с Л.Н. имущества, в котором фактически просила определить ее долю в праве общей собственности на это имущество, признав за нею право на ½ доли в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью 186899 м² с кадастровым номером 47:26:0523001:9, жилой дом (объект незавершенного строительства) площадью застройки 69,4 м², баню с пристройкой общей площадью 24,4 м², хозблок общей площадью 30,9 м² и погреб общей площадью 33,3 м², расположенные по адресу: Ленинградская область, Тосненский район, ур.Кантуль.
В обоснование исковых требований истец указывала, что состояла в браке с Л.Н. с 7 марта 2008 года по 21 сентября 2013 года. Спорное имущество приобретено в период брака. 8 января 2015 года Л.Н. умер. Нотариус отказал в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку на момент смерти Л.Н. истец не состояла с ним в зарегистрированном браке (л.д.7-9).
От исковых требований о признании права на ½ долю в праве общей долевой собственности на погреб и баню истец через своих представителей, обладающих необходимыми полномочиями, Б. и Н. отказалась, отказ от иска принят судом, производство по делу в указанной части прекращено определением суда от 25 апреля 2016 года (л.д.167-168).
В судебном заседании суда первой инстанции представители истца Л.В. — Б. и Н. поддерживали оставшиеся исковые требования, представители ответчика Л.А. — Е. и адвокат С. исковые требования не признавали (л.д.169-177).
25 апреля 2016 года Тосненским городским судом Ленинградской области постановлено решение, которым в удовлетворении исковых требований Л.В. отказано (л.д.178-184).
Истец Л. В. не согласилась с законностью и обоснованностью постановленного решения, ее представителем Б. подана апелляционная жалоба, в которой она просит решение отменить полностью и принять по делу новое решение.
Податель жалобы не соглашается с выводом суда о том, что истец и Л.Н. фактически прекратили брачные отношения в 2009 году. В этой связи находит неверной оценку судом доказательств, в том числе решения мирового судьи о расторжении брака, показаний свидетелей К. и К.А.Н.. Кроме того, по ее мнению, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства истца о допросе свидетелей К.Н.А. и М., а также не учел представленные истцом письменные доказательства, подтверждающие факт совместного проживания истца с Л.Н. до 2014 года.
Также представитель истца считает ошибочным вывод суда о том, что земельный участок не может быть отнесен к общему имуществу супругов, поскольку получен Л.Н. до вступления в брак с истцом. Тогда как судом не учтено, что земельный участок предоставлялся в пожизненное наследуемого владения, право собственности на него у Л.Н. возникло в период брака на основании договора купли-продажи.
Вывод суда о том, что дом возведен Л.Н. до регистрации брака с истцом, находит неправомерным. Указывает, что дом полностью был достроен в период брака, что частично подтверждается показаниями свидетеля и техническим паспортом на дом. Тогда как в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы на предмет степени готовности дома судом необоснованно истцу отказано.
Обращает внимание на то, что в период брака были произведены неотделимые улучшения хозблока, в связи с чем его площадь увеличилась с 30,9 м² до 240 м² При этом судом не исследовался вопрос о строительстве хозблока в период брака и необоснованно было отказано в назначении экспертизы для определения фактической площади хозблока.
Ссылку суда на неверно избранный способ защиты права находит несостоятельной (л.д.204-209).
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители истца Л.В. — Б. и Н. поддержали доводы жалобы, представители ответчика Л.А. — Е. и адвокат С. возражали против доводов жалобы.
Проверив законность и обоснованность решения суда по правилам части 1 статьи 327.1 ГПК Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
По общему правилу, закрепленному в пункте 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае смерти гражданина, право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.
Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
В силу статьи 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными данным Кодексом.
Статьей 256 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.
В соответствии со статьей 36 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются движимые и недвижимые вещи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено.
При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация (пункт3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации).
При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи (статья 39 Семейного кодекса Российской Федерации).
Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (пункт 1 статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 37 СК Российской Федерации имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).
Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 15, 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года N15 в состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц; если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п.4 ст.38 СК Российской Федерации может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.
Исходя из анализа приведенных правовых норм, бывший супруг наследодателя вправе требовать определения своей доли в имуществе, нажитом в период брака (до фактического прекращения семейных отношений), в том числе в связи с произведёнными улучшениями имущества, принадлежавшего другому супругу до регистрации брака.
Тогда как в силу положений части 1 статьи 56 ГПК Российской Федерации бремя доказывания таких имеющих значение для дела обстоятельств как приобретение имущества в период брака и вложение средств в принадлежавшее другому супругу до брака имущество, увеличивших его стоимость, возлагается на истца.
Из материалов дела следует и судом первой инстанции установлено, что Л.В. и Л.Н. состояли в зарегистрированном браке с 7 марта 2008 года по 21 сентября 2013 года (л.д.12, 13). Брак расторгнут решением мирового судьи судебного участка №74 Тосненского района Ленинградской области от 20 августа 2013 года, которым установлено, что брачные отношения между сторонами прекращены с мая 2009 года. 8 января 2015 года Л.Н. умер (л.д.14).
На момент смерти Л.Н. принадлежало следующее имущество: земельный участок с кадастровым номером 47626:0523001:9 площадью 186899 м², категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства по адресу: Ленинградская область, Тосненский район, ур. «Кантуль» (л.д.17); незавершенный строительством одноэтажный жилой дом площадью застройки 69,4 м² готовностью 54%, инв. №1445, лит.А (л.д.25), баня с пристройкой площадью 24, 4 м², инв. №1445-ГЗ, лит. ГЗ, Г4 (л.д.28), хозблок общей площадью 30,9 м², инв.№1445-Г, лит. Г (л.д.31), погреб общей площадью 33,3 м², инв. №1445-Г6, лит. Г6 по тому же адресу (л.д.34).
Наследником Л. Н. по завещанию от 21 июля 2014 года является Л.А. (л.д. 93).
Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании права на ½ доли в праве общей долевой собственности на указанные земельный участок, жилой дом и хозблок, суд первой инстанции исходил из того, что спорное имущество не подлежит включению в состав общего имущества, нажитого в период брака Л.Н. и Л.В..
При этом суд установил, что постановлением главы администрации Тосненского района Ленинградской области от 17 марта 1992 года №261 Л.Н. для организации крестьянского фермерского хозяйства предоставлен в пожизненное наследуемое владение земельный участок общей площадью 22,32 га и произведен натурный отвод участка, в подтверждение чего 11 января 1993 года выдано свидетельство о праве пожизненного наследуемого владения (л.д.48-49, 91).
Постановлением главы администрации муниципального образования Тосненский район Ленинградской области №95 от 24 января 1994 года зарегистрировано крестьянское (фермерское) хозяйство «Л» (л.д.90), главой которого утвержден Л.Н., членами хозяйства –Л.Н.Н. (жена), Л. Н.В. (сын) (л.д.90).
Согласно выписке из ЕГРЮЛ от 15 июля 2009 года (л.д.29-30 гражданского дела №2-1123/09) с 19 сентября 1995 года Л.Н. как глава крестьянского (фермерского) хозяйства зарегистрирован в качестве страхователя в территориальном фонде обязательного медицинско¬го страхования, с 21 апреля 2004 года — в территориальном органе пен¬сионного фонда Российской Федерации, с этой же даты поставлен на учет в налоговом органе.
Решением Тосненского городского суда Ленинградской области по делу №2-1123/09 от 20 июля 2009 года за Л.Н. признано право собственности на жилой дом с надворными постройками по адресу: Ленинградская область, Тосненский район, урочище Кантуль (л.д.37-38 гражданского дела №2-1123/09).
На основании данного решения произведена регистрация права собственности Л.Н.: на незавершенный строительством одноэтажный жилой дом по указанному адресу площадью застройки 69,4 м² готовностью 54%, инв. №1445, лит.А (л.д.24), баню с пристройкой площадью 24, 4 м², инв. №1445-ГЗ, лит. ГЗ, Г4 (л.д.27), хозблок общей площадью 30,9 м², инв.№1445-Г, лит. Г (л.д.30), погреб общей площадью 33,3 м², инв. №1445-Г6, лит. Г6 (л.д.33).
При этом согласно техническим паспортам на указанные объекты недвижимости, составленным по данным инвентаризации от 15 ноября 2008 года, их строительство начато в 2006 году (л.д.57-75).
28 декабря 2011 года администрацией муниципального образования Тоснеснкий район Ленинградской области издано постановление (с учетом внесенных в него изменений постановлением от 19 января 2012 года №74-па) о прекращении права пожизненного наследуемого владения Л.Н. на земельный участок с кадастровым номером 47626:0523001:9 площадью 186899 м², категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства по адресу: Ленинградская область, Тосненский район, ур. «Кантуль» и о предоставлении указанного земельного участка в собственность Л.Н. за плату в размере 27025 рублей 60 копеек связи с нахождением на нем строений (л.д. 83-85).
23 января 2012 года между администраций Нурминского сельского поселения Тосненского района Ленинградской области и Л.Н. заключен договор купли-продажи названного земельного участка (л.д. 80-82), 24 февраля 2012 года произведена государственная регистрации права собственности Л.Н. на земельный участок (л.д. 16).
Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что спорное имущество не относится к общей собственности Л.Н. и Л.В., поскольку земельный участок предоставлен Л.Н. до вступления в брак с Л.В., постройки в том виде, в каком они являются объектами наследования и предметом спора, возведены также до регистрации брака. Тогда как доказательств, подтверждающих, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества истца либо ее труда были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость спорного имущества, истцом не представлено.
То обстоятельство, что право собственности на земельный участок возникло у Л.Н. в период зарегистрированного брака его с истцом, вопреки доводам жалобы, не влияет на указанный вывод, поскольку земельный участок не приобретался вновь, а выкупался по льготной цене в связи с нахождением на нем строений.
Кроме того, как правильно указал суд первой инстанции, указанные события происходили в период, когда брачные отношения между Л-и уже прекратились.
Факт прекращения брачных отношений установлен вступившим в законную силу судебным постановлением, а потому в силу части 2 статьи 61 ГПК Российской Федерации не подлежит оспариванию и доказыванию вновь.
Судебная коллегия отмечает, что судом дана надлежащая оценка доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, при установлении таких имеющих для дела обстоятельств как период строительства жилого дома и надворных построек и время фактического прекращения брачных отношений.
Тогда как доводы жалобы в данной части направлены на переоценку представленных доказательств и установленных обстоятельств в отсутствие к тому оснований у суда апелляционной инстанции.
Учитывая положения части 2 статьи 61 ГПК Российской Федерации, доводы жалобы относительно незаконного отказа в удовлетворении ходатайства истца о допросе свидетелей К.А. и М. и неверной оценки письменных доказательств, подтверждающих факт совместного проживания истца с Л.Н. до 2014 года, несостоятельны.
Доводы жалобы о том, что судом незаконно отказано в удовлетворении ходатайств о проведении экспертиз на предмет степени готовности-дома и определения фактической площади хозблока являются необоснованными, поскольку в контексте заявленных требований обстоятельства, с необходимостью установления которых истец связывала проведение экспертизу, не относятся к числу имеющих значение для дела.
В то же время судебная коллегия находит заслуживающим внимание довод жалобы относительно необоснованности указания в решении на неверно избранный способ защиты права, поскольку согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», статьей 12 ГК Российской Федерации предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом.
Если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 148 ГПК Российской Федерации или статьей 133 АПК Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.
По смыслу части 1 статьи 196 ГПК Российской Федерации или части 1 статьи 168 АПК Российской Федерации суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
Учитывая приведенные разъяснения, судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1179 ГК Российской Федерации после смерти любого члена крестьянского (фермерского) хозяйства наследство открывается и наследование осуществляется на общих основаниях с соблюдением при этом правил статей 253 — 255 и 257 – 259 настоящего Кодекса.
В силу пункта 2 статьи 33 СК Российской Федерации права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются статьями 257 и 258 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 11 июня 2003 года № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» в состав имущества фермерского хозяйства могут входить земельный участок, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и иное необходимое для осуществления деятельности фермерского хозяйства имущество.
На основании пунктов 1, 2 статьи 257 ГК Российской Федерации имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное.
В совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.
В соответствии со статьей 258 ГК Российской Федерации при прекращении крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов или по иным основаниям общее имущество подлежит разделу по правилам, предусмотренным статьями 252 и 254 настоящего Кодекса.
Земельный участок в таких случаях делится по правилам, установленным настоящим Кодексом и земельным законодательством (пункт 1).
Земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право денежной компенсацией, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество (пункт 2). предусмотренных настоящей статьей, доли членов крестьянского (фермерского) хозяйства в праве совместной собственности хозяйства признаются равными, если соглашением между ними не установлено иное (пункт 3).
Анализ приведенных законоположений позволяет сделать вывод о что земельный участок, предоставленный для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, а также возведенные на нем строения в случае функционирования такого хозяйства становятся совместной собственностью членов хозяйства, при этом до момента прекращения деятельности хозяйства выдел долей из его имущества невозможен, в том числе в связи со смертью главы фермерского хозяйства, обладающего титульным правом собственности на это имущество.
Учитывая, что крестьянское (фермерское) хозяйство, образованное на спорном земельном участке, продолжает функционировать, 8 октября 2015 года в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесены сведения о новом главе крестьянского (фермерского) хозяйства, которым является Л.А. (л.д. 140), он же наследник Л.Н. по завещанию, признание за истцом права собственности на доли в праве общей долевой собственности на спорное имущество источено.
Таким образом, учитывая, что вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска в целом является правильным, оснований для отмены постановленного решения по доводам жалобы не имеется.
Руководствуясь частью 1 статьи 327.1, статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

                                                                                                  определила:

решение Тосненского городского суда Ленинградской области от 25 апреля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца Л.В. – Б. — без удовлетворения.

Председательствующий:

наследство, Регистрация предпринимателей Санкт-Петербург, регистрация, регистрация предпринимателей07.08.2017, 157 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru