Кассационная жалоба.

Ленинградский областной суд 

 

истцы: 1. Л.Т.

 

2. Л.Д.

 

3. Л.М.

 

4. Л.В.

 

5. Т.  

 

ответчики: 1. С.  

 

2. Ш.

 

3. Л.С.

 

4. Администрация МО Тосненский район

Ленинградской области,

адрес: Ленинградская область,

г.Тосно, пр.Ленина, д.32

 

3-и лица: 1. ГУ ФРС по СПб и ЛО,

адрес: Ленинградская область,

г.Тосно, пр.Ленина, д.52

 

2. ИФНС по СПб и ЛО,

адрес: Ленинградская область,

г.Тосно, пр.Ленина, д.52

 

16.11.2009

кассационная жалоба

по делу № 2-216/09 (судья Морозова с.Г.)

 

Решением Тосненского федерального городского суда Ленинградской области от 03.11.09 по делу № 2-216/09 были удовлетворены исковые требования Л-х и Т. о признании недействительной государственной регистрации ничтожной сделки и признании права собственности.

С указанным решением не согласны по следующим основаниям.

 

1. Л.Л. не являлся собственником спорного имущества.

Как следует из представленных документов и пояснений истцов, право собственности за Л.Л. зарегистрировано не было.

В соответствии со ст.131 ГК РФ, «право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.»

В соответствии с ч.1 ст.551 ГК РФ, «переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации». То есть государственной регистрации подлежит переход права собственности, а не сам договор.

Как следует из материалов дела, в единый государственный реестр сведений о переходе и прекращении прав в соответствии с договором от 21.06.02 не вносилось, следовательно, государственная регистрация права собственности за Леонтьевым Л. В. в едином государственном реестре осуществлена не была.

Об этом, в частности, свидетельствует выписка из ЕГРП о переходе прав на спорный объект .2 л.д.64), в которой указано, что право собственности на спорный объект за Л.Л. никогда не регистрировалось.

В материалах дела отсутствуют сведения об обращении Л.Л. в ГУ ФРС с заявлением о регистрации за ним права собственности. Также в материалах дела отсутствуют сведения об обращении Ш. или Л.С. с заявлением о прекращении в отношении них прав собственности на спорный объект до смерти Л.Л. В материалах дела отсутствуют какие либо обращения с заявлениями о регистрации перехода прав собственности от Ш. и Л.С. к Л.Л., хотя такое заявление обязательно в силу ст.16 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Таким образом, право собственности у Л.Л. на спорный объект не возникло.

 

2. Истцы не приняли том числе и фактически) наследство после умершего в 2003 году Л.Л.

Как следует из материалов дела, Л.Л., умерший 21.10.2003г., захоронен только 27.02.2004г. причём за государственный счёт, а не за счёт истцов .2 л.д.26).

Изначально истцы представили справку о том, что они пользовались домом и земельным участком, подписанную уличным управляющим С.Б. .1 л.д.28). Однако, как следует из показаний самого С.Б., эта справка не соответствует действительности .2 л.д.47), что она была подписана С.Б. по просьбе Айрумяна С. Так же в материалах дела имеется справка о том, что обязанности уличного управляющего в период с 1990 по 2008 года исполнял К. .2 л.д.24). С.Б. стал уличным управляющим только после ухода с этой должности К. в 2008 году. Более того, свидетели С.Б. и К. показали .2 л.д.47-48), что на спорном земельном участке истцов никогда не видели, ни за домом ни за участком с 2003 по 2008 года никто не ухаживал, в результате чего дом и сгорел.

Истцами была представлена в дело справка от 17.10.2008г. .1 л.д.29) о том, что истицей Л.Т. была погашена задолженность за электроэнергию по спорному объекту. Однако, как следует из справки от 13.10.2009г. .2 л.д.25) данная задолженность была оплачена только в октябре 2008 года, что свидетельствует об искусственном создании доказательств фактического принятия наследства. Более того, из указанной справки .2 л.д.25) следует, что договор ни на Л.Л. ни на истцов не переоформлялся, то есть никаких действий по принятию наследства истцами не осуществлялось.

Ссылка истцов на справку МИФНС об отсутствии задолженности Л.Л. по налогу на недвижимое имущество не может являться доказательством погашения каких-либо задолженностей за Л.Л. по налогу на недвижимое имущество истцами, поскольку данных задолженностей не могло возникнуть в силу отсутствия у Л.Л. права собственности на недвижимое имущество.

Показания свидетеля Айрумян С. А. не могут служить доказательством фактического принятия наследства истцами, поскольку, во-первых, он был допрошен в судебном заседании до привлечения С. к участию в деле, в связи с чем ответчик был лишён возможности участвовать в его допросе и доказать ложность его показаний. Во-вторых, как следует из показаний С.Б., Айрумян С. А. является заинтересованным по делу лицом, поскольку именно Айрумян С. обращался к нему за подписанием незаконной справки о пользовании истцами участком. Ответчику из разговора с истцами лично известно, что у Айрумян С. А. с истцами заключён предварительный договор купли-продажи спорного объекта.

Показания свидетеля М. так же не могут служить доказательством фактического принятия истцами наследства не только потому, что она является давней подругой истицы Л.Т., а следовательно заинтересована в помощи подруге, но и потому, что её показания противоречат показаниям самой истицы Л.Т., данными в судебном заседании 03.11.09 .2 л.д.94). Так Л. Т. утверждала, что в марте 2004 года она приезжала за вещами Л.Л. с сестрой Мариной, тогда и забрали все личные вещи Л.Л., в том числе и телевизор. Свидетель М. утверждала, что это она приезжала с Л.Т. за вещами Л.Л., и тогда забрали телевизор. Более того, М. хорошо помнит адрес объекта, месяц и год, когда они приезжали по спорному адресу, но не помнит что было в последующие годы, и даже не помнит, какой был фундамент спорного дома – деревянный или железобетонный, хотя разница между ними очень существенная и не запомнить этого не возможно.

Показания свидетеля А. не доказывают фактического принятия наследства истцами. Свидетель показал, что видела Л. летом 2004 года, то есть более, чем через 6 месяцев после открытия наследства. Однако, свидетель не видела, чтобы Л. забирала какие-либо вещи Л.Л. либо совершала иные действия по фактическому принятию наследства. Других наследников свидетель вообще не видела.

Единственным доказательством фактического принятия наследства являются показания самих истцов. Однако, данные показания постоянно менялись, а некоторые опровергаются материалами дела.

Так в первоначальном исковом заявлении .1 л.д.6) истцы ссылались на справку, согласно которой они на спорном земельном участке после смерти Л.Л. осуществляли посадки и собирали урожай. После того, как данные доводы были опровергнуты свидетельскими показаниями соседей, истцы стали утверждать, что только вещи забрали. В частности Л.Д. в своём заявлении .2 л.д.80) указал, что в феврале 2004 года он забирал инструмент из спорного дома. Однако, в соответствии со справкой ИЦ ГУВД СПб и ЛО .2 л.д.88), Л.Д. в указанное время находился в местах лишения свободы, откуда освободился только 26.05.2004г.

Ссылка суда в отношении Л.Д. на ст.1155 ГК РФ не основана на законе, поскольку в соответствии с указанной статьёй «наследство может быть принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, без обращения в суд при условии согласия в письменной форме на это всех остальных наследников, принявших наследство. Если такое согласие в письменной форме дается наследниками не в присутствии нотариуса, их подписи на документах о согласии должны быть засвидетельствованы в порядке, указанном в абзаце втором пункта 1 статьи 1153 настоящего Кодекса». В материалы дела не представлено не только согласия наследников, данные в присутствии нотариуса, но и вообще не представлено никакого письменного согласия других наследников.

Таким образом, истцами, в нарушении ст.56 ГПК РФ, не доказан факт принятия наследства.

Напротив, согласно показаниям соседей после смерти Л. ни домом ни земельным участком никто не пользовался, в связи с чем дом и сгорел.

Так свидетель П. .2 л.д.48) показал, что после смерти Л. ( «пьющего мужчины») в доме никто не появлялся, грядок на участке не появлялось, дом был пуст. Свидетель В. Д. .2 л.д.48) показал, что после смерти Л.Л. дом был пустующий, участок не разрабатывался. О том же показали уличные управляющие С.Б. .2 л.д.47) и К. .2 л.д.47-48).

Таким образом, факт принятия истцами наследства не только не подтверждается материалами дела, но и опровергается показаниями не заинтересованных свидетелей.

 

3. Имущество, которое может быть предметом наследования, отсутствует физически.

Так из технического паспорта на спорный объект от 01.10.2008г. следует, что на земельном участке расположен незавершённый строительством дом, 2008 года постройки, состоящий из железобетонного фундамента, что составляет 7% от нового строения (инвентарное дело БТИ). Никаких остатков от предыдущего строения на участке не обнаружено.

Свидетель В. .2 л.д.99-100) показал, что летом 2008 года он по указанию руководства «ТРУЭМС» снёс останки дома, расположенные по спорному адресу, участок разровнял, никаких остатков фундамента на земельном участке не осталось. 

Данные обстоятельства подтверждаются Заключением Отдела по архитектуре и градостроительству Администрации Тосненского района № 208 от 14.10.2008г., которое суд дважды .2 л.д.45, л.д.102) отказался приобщить к материалам дела, из которого следует, что на спорном земельном участке расположен самовольно построенный фундамент из железобетонных блоков.

Ссылка суда на справку № 900 от 06.02.09 как на доказательство наличия остатков старого дома не обоснованна по следующим основаниям. Указанная справка выдана на основании технического паспорта от 06.02.09 (инвентарное дело БТИ), в котором указан год постройки – 2008-й.

Указанная справка опровергается ранее выданной справкой. Указанная справка опровергается показаниями директора БТИ Михалевой Т. П. .2 л.д.100-101), которая пояснила, что возраст фундамента был определён по документам, находящимся в инвентарном деле. Указанный свидетель не смог пояснить, что такое бутовый камень, из которого состоят столбы якобы сохранившиеся от старого дома, как выглядит бут, в связи с чем ответчиком неоднократно заявлялось ходатайство о проведении строительно-технической экспертизе. Однако суд необоснованно отказал в проведении указанной экспертизы. Между тем бутовый камень – это куски камня неправильной формы с длиной ребра 150-500 мм. Из приложенных к настоящей жалобе фотографий видно, что бутовый столб и то основание фундамента, которое имеется на спорном земельном участке, являются абсолютно разными.

Кроме того, справка № 900 от 06.02.09 противоречит иным документам. Так в техническом паспорте на спорный объект от 01.10.2008г. и в справке № 764 от 06.10.08 (инвентарное дело БТИ) содержатся сведения о том, что на спорном земельном участке имеется железобетонный фундамент, который составляет 7% от целого дома. Согласно справке № 900 от 06.02.09 и № 834 от 24.03.09 .1 л.д.180) получается, что после сноса фундамента, основание фундамента – столбы, стали составлять 8% от целого дома.

Все указанные противоречия можно было устранить только путём проведения экспертизы, в проведении которой, как указано выше, суд дважды отказал.

 

4. Суд применил последствия недействительности ничтожной сделки, признав договор ничтожным. Однако вывод о ничтожности договора не основан на законе.

В соответствии со ст.551 ГК РФ, право собственности на недвижимое имущество возникает с момента регистрации такого права. В соответствии со ст.209 ГК РФ, собственник вправе по своему усмотрению отчуждать имущество. В соответствии со ст.14 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности удостоверяется свидетельством о государственной регистрации. В соответствии с п.2 ч.1 ст.2 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» — «государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права». В соответствии с ч.2 ст.2 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав проводится на всей территории РФ по установленной законом системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Как установлено судом и следует из материалов дела .2 л.д.27, 28, 64), на момент заключения договора между Ш., Л.С. и С. 23.11.2007г. право собственности на спорный объект было зарегистрировано за Ш. и Л. Таким образом, единственными собственниками на момент заключения договора от 23.11.2007г. были Ш. с Л., а, следовательно, они имели все права по отчуждении спорного объекта. Ссылка на то, что при конвертации данных в электронном виде могли быть утеряны какие-либо данные о зарегистрированных сделках по спорному объекту не состоятельна, поскольку реестр ведётся на бумажном и электронном носителях, и предпочтение отдаётся информации, содержащейся на бумажном носителе, что свидетельствует о невозможности утери информации при конвертации электронного носителя.

Более того, в материалах дела отсутствуют заявления от Ш. и Л.С. в ГУ ФРС о прекращении в отношении них права собственности на спорный объект до 23.11.2007г., что подтверждает тот факт, что их права собственности на спорный объект не были прекращены.

Таким образом, Ш. и Л.С. правомерно совершили отчуждение спорного объекта в пользу Самулевич, а, следовательно, сделка не противоречит закону и не может быть признана ничтожной.

 

5. С. является добросовестным приобретателем, а, следовательно, имущество у неё не может быть истребовано.

В соответствии с п.2 ч.2 ст.223 ГК РФ, недвижимое имущество признаётся принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента такой регистрации. Право собственности на спорный объект за С. зарегистрировано.

В соответствии с ч.1 ст.302 ГК РФ, «если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли».

С. перед заключением договора были получены все необходимые документы из Единого реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которые подтверждали право собственности Ш. и Л.С. на спорный объект. Никаких притязаний на спорный объект не существовало на момент заключения договора купли-продажи. Никаких оснований у С. сомневаться в зарегистрированных правах на спорный объект за Ш и Л.С. не было. В спорном доме на момент заключения спорного договора никто зарегистрирован не был. Выяснить о каких-либо притязаниях со стороны третьих лиц другими способами С не имел возможности. Таким образом, со стороны С. были предприняты все необходимые действия для того, чтобы убедиться в законности прав Ш. и Л.С. на спорный объект. Следовательно, С. является добросовестным приобретателем.

Имущество приобретено С. возмездно. Спорное имущество не выбывало из владения Л.Л. помимо его воли, хотя бы потому, что Л.Л. умер за несколько лет до заключения спорного договора. Истцы не владели спорным объектом, что ими не отрицается, в связи с чем из их владения объект вообще не мог выбыть, тем более помимо их воли.

Таким образом, истребовать спорное имущество из владения С. невозможно в силу прямого запрета, установленного ст.302 ГК РФ.

 

6. Судом не были применены положения ст.303 ГК РФ, регулирующую расчёты при возврате имущества.

В соответствии с п.2 ст.303 ГК РФ, «владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, в свою очередь вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества», то есть, в соответствии с ч.4 ст.1154 ГК РФ, со дня открытия наследства.

За период законного владения спорным объектом С. произвела значительные затраты на разбор сгоревшего дома, возвела фундамент, произвела кадастровую съёмку спорного земельного участка, произвела межевание, произвела другие необходимые затраты.

Судом не только не были определены произведённые затраты, но и отказано в назначении по делу строительно-технической экспертизы, на разрешение которой С. просила поставить вопрос об определении стоимости произведённых улучшений спорного объекта.

Таким образом, суд применил одностороннюю санкцию о возврате имущества от матери-одиночки в пользу алкоголиков.

 

7. Суд вынес решение в нарушении ст.221 ГПК РФ.

Как следует из показаний представителя истцов С.А. .2 л.д.96), ранее ими были заявлено два таких же иска в Тосненский городской суд. Одно исковое заявление попало к судье Павлову И. В., другое к судье Пучковой Л. В.

В материалах дела имеется копия определения судьи Павлова И. В. об оставлении заявления без рассмотрения. Как пояснила представитель истцов, производство по заявлению у судьи Пучковой Л. В. было прекращено.

В соответствии со ст.221 ГПК РФ, повторное обращение в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

 

8. Суд удовлетворил требования истцов о признании права собственности на земельный участок в порядке наследования, хотя наследодатель никогда не являлся собственником спорного земельного участка.

Как следует из материалов дела Л.Л, никогда не приобретал право собственности спорным земельным участком, и никогда не подавал документы на приобретение спорного земельного участка в собственность. Более того, данный земельный участок не мог быть приобретён Л.Л., поскольку при жизни Л.Л. не проводилось ни работ по межеванию, ни кадастровая съёмка, без которых невозможна идентификация участка. Межевание и изготовление Кадастрового паспорта было осуществлено только С.

В соответствии с ч.1 ст.1110 ГК РФ, «при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде». Истцы не могли унаследовать имущество на праве собственности, поскольку такого права у Л.Л, не существовало.

 

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.131, 209, 223, 302, 303, 551, 1110, 1155 ГК РФ, ст.ст.2, 14, 16 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ст.ст.56, 79, 221, 336, 361 ГПК РФ

 

ПРОШУ:

 

Решение Тосненского федерального городского суда Ленинградской области от 03.11.09 по делу № 2-216/09 отменить;

В удовлетворении исковых требований Л-х., Т. отказать.

 

Приложения:

  1. Квитанция об оплате госпошлины;
  2. Копии жалобы по числу лиц;
  3. Копия Заключения № 208 от 14.10.08;
  4. Фотографии бутового столба и участка;
  5. Текст Постановления Президиума МО суда от 21.09.05;
  6. Копия доверенности

регистрация16.01.2012, 914 просмотров.

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Дизайн сайта
top.dp.ru